Брать ли детей в свой бизнес?

Брать ли детей в свой бизнес?
Аналитика

5 мая 2015, 14:18
Хорошая идея — передать бизнес своим детям. Так и труд всей жизни не пропадет, и ребенок будет при деле и при деньгах. И вообще, это красиво. Правда, так рассуждают только очень романтичные родители, потому что не все дети согласны посвятить рабочее и свободное время вашему делу. Мы спросили у ответственных предпринимателей, как они вовлекали детей в свой бизнес.

Хорошая идея — передать бизнес своим детям. Так и труд всей жизни не пропадет, и ребенок будет при деле и при деньгах. И вообще, это красиво. Правда, так рассуждают только очень романтичные родители, потому что не все дети согласны посвятить рабочее и свободное время вашему делу. Мы спросили у ответственных предпринимателей, как они вовлекали детей в свой бизнес.

Никита с детства у нас трудяжка

Никита закончил университет по специальности «Прикладная математика», работал ведущим инженером МТС. Он хотел развиваться, но там расти было некуда. А тут у меня в пекарне освободилось место управляющего — дочь как раз ушла в декрет. И я предложила его Никите. Он согласился с готовностью! И стал начальником коллектива кондитеров и пекарей. Он должен был управлять полностью производственным процессом: закупки, заказы, отгрузки, доставка, финансовые потоки, продвижение и т.д. Сразу очень много задач, да еще и женский коллектив, учтите. А мне как маме было важно, чтобы сын адаптировался в реальном мире. Знаете, мальчишки с инженерным, математическим складом ума не всегда вписываются в социум, они привыкли общаться в своей среде. А мне не хотелось, чтобы Никита был в чистом виде технарем. Конечно, сначала были сложности. Ему, например, надо было научиться говорить «нет», проявлять жесткость. Честно признаюсь, не все его решения мне нравились. Ведь у сына совершенно другой взгляд на вещи, нет опыта неудач... Зато у него больше свободы, он раскован. Например, к его идее запустить группу компании «ВКонтакте» я сначала отнеслась скептически. Для меня соцсети — это что-то несерьезное и непонятное. Но он сделал группу и оказался прав. Никита и советовался со мной не всегда, зная мой консерватизм И, главное, никогда не ныл. Он вообще трудяжка, с детства такой. Может сам запросто сесть за большегрузный автомобиль, загрузить, отвезти, разгрузить... За тот год, что сын работает со мной, он, по-моему, стал чуть жестче, но и мудрее. Я бы всем посоветовала вовлекать детей в свой бизнес, если это не противоречит интересам ребенка.

Главное — получать удовольствие от общения

У меня три дочери, но на младшую Джулию я не рассчитывала. Думала, старшие будут помогать, учила их, но им мой бизнес показался неинтересным. А вот Джулия закончила институт и сама решила выйти на работу в салон. Я ничему ее не стала учить, сначала просто наблюдала, как она держится. И меньше всего ожидала от нее такого интереса к делу и таких способностей! Я увидела, что она умеет общаться, и ей это нравится — вот что меня подкупило. С нашими покупателями-мужчинами непросто, они могут быть капризными, консервативными, к ним нужен подход. А Джулия не устает, наоборот, как будто заряжается от общения. А когда человеку в радость сам процесс — все сложится. Ведь в магазин идут не только за одеждой, но и за теплом. И еще: она уже лучше меня чувствует моду, поэтому мне важно ее мнение. Сейчас Джулия работает старшим продавцом, зарплата у нее такая же, как у остальных. Она ни разу не опоздала, приходит раньше меня, хотя приезжает на маршрутке. Для нас с мужем это просто шок. Думаю, что со временем она сможет меня заменить, стать управляющей. Я сказала: «Если тебе понравится — я тебя всему научу». А ей нравится!

Всех детей прогоняли через цех

Никите было 22 года, он закончил радиотехникум, поработал тут и там менеджером. И попал под сокращение. Мне тогда нужен был руководитель производства в цех. Мы производим так называемые неответственные металлоконструкции и малые архитектурные формы: лестничные марши, входные группы… Так вот, Никита стал начальником производственного участка. На самом деле через этот цех (а точнее, через линию порошково-полимерного покрытия) мы прогоняли детей всех моих друзей. Зачем? Чтобы знали, как и откуда деньги берутся. Это грубый физический труд, мальчишкам полезно.

С Никитой моя ошибка состояла в том, что его зарплата фактически не зависела от результатов труда — сын знал, что ему все равно дадут столько денег, сколько надо. А это был непростой для бизнеса год, заказы шли с перебоями, и я почему-то решил, что у Никиты хватит опыта, предоставил ему свободу в принятии решений. И после очередного его самостоятельного решения я рубанул шашкой сгоряча. Никита уволился. Но я считаю, что и ему, и мне этот опыт был нужен.

Сыновья смотрели операции в записи

У меня трое сыновей, и все — пластические хирурги. Когда младшим Игорю и Вячеславу было лет по 6, старшему Юрию — 12, я приносил с работы видеозаписи операций и пересматривал их за ужином. Дети вместе со мной смотрели все эти ужасы, им было очень интересно. И как-то само собой стало ясно, что они будут пластическими хирургами. Я не помню даже, чтобы мы обсуждали выбор профессии. Просто они видели, как я живу и работаю. Когда сыновья выросли, клиника «Пластэс» уже работала. Они начинали там медбратьями, проходили практику в студенчестве. Потом выучились, получили специализацию по общей хирургии и онкологии, поработали хирургами.

Легко ли управлять детьми? Смотря какие дети. Наверное, чужими людьми управлять проще, потому что с родными административно-командный стиль не проходит. Главное, мне кажется, наладить понимание. У нас в клинике с этим проблем нет. Ребята пашут не разгибаясь, оперируют, если надо, по выходным. Прошлым летом всего один или два раза мы смогли собраться на даче всей семьей: у детей работа.

Медицина — такая сфера, где очень хочется передать детям свой опыт. Я, кстати, недавно узнал, что Гиппократ был врачом в 17-м поколении! Но нельзя сказать, что я ребятам отдаю удобренную поляну и они пришли на готовое. Медицина развивается непрерывно, так что сейчас мои сыновья уже умеют то, чего не умею я, теперь я у них учусь. Один из сыновей, Игорь, — мой заместитель, он больше способен к административной работе. Когда я принял такое решение, никто из братьев не ревновал — все понимают, что у нас общее дело, и мы на него работаем.

Я приглядывал за сыном, но незаметно

Когда старший сын Антон закончил институт, я сказал ему: «У нас есть 400 тысяч рублей. Можем купить машину, а можем — станок для резьбы по дереву». Мне было интересно, что он выберет. Я тогда занимался отделочными работами, а резьба по дереву была мечтой. Антон мне ответил: «Давай станок. На нем заработаем деньги, и я куплю себе машину». Я сам удивился такому взрослому решению. Так и начался наш бизнес — производство деревянной мебели. Сначала нам даже поставить этот станок было некуда. Начали строить цех с нуля сами с бригадой каменщиков. Антону, я видел, было интересно — это же работа на себя. Да и младший Алексей тоже с нами крутился, кисточкой махал. Позже купили копировально-фрезерный станок с ЧПУ. Сначала на нем научился работать я. А Антону сказал: «Либо ты научишься на нем работать и будешь зарабатывать деньги, либо научится кто-то другой, и будем ему платить». Сын прошел обучение, сначала работал на станке, но постепенно стал управлять производством. У меня был такой принцип: хочешь научить управлять — оставь с производством один на один и смотри. Я, конечно, незаметно приглядывал и контролировал все процессы, но так, чтобы он не знал. Сейчас вижу, что сына все это серьезно увлекло, и теперь на нем держится две трети всех вопросов. Я же иногда специально устраняюсь от принятия решений. Младший сын Алексей пришел к нам, уже поработав в Сбербанке и «Арианте». Я поручил ему блок вопросов, связанных с логистикой, рекламой, продвижением (у него есть опыт). Сейчас я, конечно же, горжусь своими ребятами. Жаль только, не так часто говорю им об этом.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter