Резонансное чтиво

Резонансное чтиво
Аналитика

16 июля 2010, 11:49
Кредо «Курса дела» — готовить любой, даже самый миниатюрный редакционный материал с претензией на информационную бомбу. Однако есть публикации, которые являются предметом особой гордости...

Город без глаз (№ 16, 2002 г.) 

Редакция журнала провела независимое исследование уровня оформления витрин в Челябинске. В качестве экспертов были привлечены Vitrina xxx_opt.jpegизвестные тогда и сейчас эстетствующие персоны города — Дмитрий Давидович, Светлана Лихачева, Владимир Богдановский, Василий Жуков. Все они дали экспертную оценку состояния этой ниши рекламного дизайна, назвав достойные, на их взгляд, образчики витринного творчества и те витрины, которые не лезут ни в какие ворота. Общее мнение всех опрошенных срезюмировал один из указанных выше спикеров: «Витрины Челябинска — позор нашего города, и если в плане фасадов зданий, в вопросах рекламного стиля того или иного салона мы как-то справляемся, то витрины Челябинска переживают период фиаско и полный провал. В наших витринах нет и намека на образцово-показательные витрины Вены, цивилизованные — Москвы и даже просто приличные — Екатеринбурга». Тем не менее на этом пепелище все же нашлись обнадеживающие витрины «Табачного капитана», «Пятого океана», «Гостиного двора» и «Детского мира». Воплощением чудовищности были признаны «глаза» Дома быта на Васенко, магазина «Спорт» возле Центрального рынка и музея декоративно-прикладного искусства на пл. Революции, 1. По прошествии восьми лет можно смело утверждать, что тот номер журнала стопроцентно прошел мимо руководителей и владельцев трех последних объектов.

Челябинск в свете звезд (№ 5, 2001 г.)

Растиражированный впоследствии многими печатными СМИ гороскоп Челябинска и его астрологическая карта были составлены магистром астрологии Александром Солодухиным по заказу нашего журнала. Астролог уверял, что «по астрологической карте города можно согласовывать время регистрации фирмы и район для ее головного офиса. Если здесь будет дисгармония, фирма долго не протянет». Главное звездное наблюдение — это принадлежность Челябинска знаку Девы, если исходить из даты рождения города по старому стилю. Отсюда такое бурное развитие и ошеломляющие перспективы «девичьего» региона внутри Челябинска — Северо-Запада. А ведь в то время еще даже не пахло Тополиной аллеей и Краснопольской поляной! А еще г-н Солодухин в том памятном гороскопе указал на блестящее будущее Первого хлебокомбината, «расположенного весьма к месту, ведь символика знака Девы — женщина, держащая в руках колосья пшеницы». Новый стиль отсылает Челябинск к Меркурию с его страстью к коммуникациям и торговле. Получается, что и «Родник», и разросшаяся империя «Макфы», и вскормленный ею градоначальник-губернатор, «помешанный» на дорожном строительстве, предопределены нам звездами и 9 лет назад предсказаны автором «Курса дела»?

Челябинская область глазами ЦРУ (№ 52, 2006 г.)

На основе данных ЦРУ об экономиках стран мира за 2004 г. и соответствующих цифр по Челябинской области наш журнал сравнил макроэкономические параметры региона по международной шкале. И выяснил, что смотримся мы весьма неплохо: зачастую по своим показателям область находилась в первой сотне из более чем двухсот государств мира. Для тех, кто не в курсе. По населению Южный Урал такой же, как Литва, Албания и Уругвай, по территории — как Азербайджан, Австрия или Иордания. По размеру экономики на тот момент мы были равновелики Латвии и Иордании. Что изменилось за 5 лет? Вроде бы ничего, но одновременно многое. Так, наш увеличившийся с $25,6 млрд в 2004 г. до $31,1 млрд в 2009 г. ВРП (по ППС) все почти такой же, как и у Латвии ($32,4 млрд). А вот с подушевым доходом мы подкачали. Если тогда со своими $7100 мы были в одном ряду с Турцией и Македонией, обгоняя Беларусь, то по итогам 2009 г. с $8640 мы сильно пропустили эту троицу вперед и можем сравнивать себя доллар в доллар с Перу. Кстати, в статье мы предложили региону пуститься вдогонку за сравнимой по территории и населению, но более успешной Литвой. За 5 лет мы не продвинулись ни на йоту. Экономика Южного Урала по-прежнему составляет порядка 57% хозяйства бывшего балтийского тигра. Единственное, в чем мы поравнялись с Литвой в кризисный год, так это в глубине падения своих экономик — на почти рекордные для всего мира 15%.

Купить награбленное (№ 61, 2006 г.)

Размышляя о восточно-европейской практике реституции, а также в преддверии снятия ограничений на приватизацию памятников архитектуры «Курс дела» попробовал представить «фантастический аукцион, на который выставлены некоторые самые знаковые памятники архитектуры родного Челябинска», сосредоточенные на ул. Кирова, Елькина и Труда. Оказалось, что у бывшей табачной фабрики, а также зданий, где располагаются Гортранс, ГУВД Челябинской области, ГНПЦ по охране исторического и культурного наследия области и множество магазинов, сохранилось огромное количество наследников. Впрочем, их нынешнее финансовое положение вряд ли позволило бы одолеть южноуральских нуворишей, в случае если бы потомкам владельцев захотелось вернуть родовое имущество, участвуя на общих основаниях в аукционных торгах.

Наши в Сочи (№ 66, 2007 г.)

В преддверии решения МОК о судьбе зимней Олимпиады-2014 «Курс дела» провел расследование о том, в какие коммерческие объекты в Сочи вкладывают деньги наши небедные земляки. На тот момент удалось рассекретить троих крупных инвесторов. Первым был «Строймашцентр», владелец мини-отеля «Ольга». Вторым — компания «Аксель», вложившая деньги в строительство жилого комплекса «Лазурный». Третьими в статье были поименованы Елена Шестакова и Булат Альжанов, проинвестировавшие в гостиницы «Морская» и «Горная». Тогда, поверив на слово экспертам, мы полагали, что в случае победы Сочи цены на курортную недвижимость взлетят до 50% и ее обладатели почти гарантированно сорвут солидный куш. Однако рынок сначала застыл, видимо, опешив от олимпийского фарта, а затем сорвался в кризисный штопор. Поэтому вопрос об инвесторском счастье вновь оказался философским.

Игры для Урала (№ 69, 2007 г.)

Сразу после победы заявки Сочи в Гватемале и озвученных претензий Петербурга на летние Игры-2020 «Курс дела» высказал парадоксальное на первый взгляд предложение — подать заявку на проведение игр парой городов Челябинск–Екатеринбург. Среди очевидных плюсов такой затеи мы обнаружили медийную интригу — подача заявки каждые 4 года то от Европы (Россия ведь относится к ней), то от Азии, поскольку наши города географически находятся именно здесь; абсолютные симпатии к такой заявке всего населения России, геополитические и логистические козыри. Кроме того, выяснилось, что и минусы легко превратить в плюсы, если оседлать тему олимпийского наследия. Чего только стоит сам факт возможности планетарного прецедента «превращения техногенной клоаки в экологическую нирвану». На олимпийские миллиарды, естественно. Попутно мы выяснили, что спортивная инфраструктура Челябинска для событий таких масштабов непригодна в принципе. А вот гостиничное хозяйство обнадеживало. Мы даже предположили, что Челябинск и Екатеринбург к 2015 г. и без посторонней помощи дотянут до зимнего олимпийского минимума — в 28 тыс. номеров. И, судя по всему, наши прогнозы сбываются.

Знаки и смыслы (№ 70, 2007 г.)

При написании статьи о рынке челябинских частных охранных агентств, на котором в то время промышляло 429 игроков, редакция обнаружила не тему, а песню. Оказалось, что ЧОПы не по-детски увлечены собственным возвеличиванием посредством державных символов. Ведь «охранный бизнес напоминает феодальную вольницу, когда вождь вместе с преданной дружиной направляет все усилия на то, чтобы захватить как можно большую территорию и пометить свои владения фамильным гербом, мол, не тронь, мое». Засилье на логотипах охранников орлов, ветвей, щитов и мечей натолкнуло на затею проверить фирменные знаки ЧОПов на соответствие геральдическим нормам. Для вынесения вердикта был привлечен специалист по гербоведению Владимир Боже. Выяснилось, что не без переборов, но канону более-менее соответствовали эмблемы «Витязя», «Максимума» и «Стека». Из курьезов — название ЧОПа «Кедр», обрамленное дубовыми ветвями с желудями, а также символ темных сил — летучая мышь в логотипе «Кэндо».

Самая известная бытовая техника, выпускавшаяся на Южном Урале (№ 85, 2009 г.)

Этот удивительный рейтинг камня на камне не оставил от заблуждения, будто бы в советское и перестроечное время промышленность Южного Урала работала исключительно на оборонку. Более того, если бы не лихие 90-е, регион вполне мог бы стать чем-то вроде Южной Кореи или, на худой конец, нынешней Калининградской области. В сухом остатке — все еще функционирующее производство электроплит «Мечта» на ЗМЗ. Производство холодильников «Юрюзань» остановлено в 1996 г., а между тем в год с конвейера ЮМЗ сходило по 220 тыс. шт. востребованных изделий. Чуть скромнее был выпуск холодильников «Полюс» на АО «Булат» — 200 тыс. в год. Производство встало в 1995 г. В течение 1992–1994 гг. на ЧМК было собрано 19,5 тыс. шт. телевизоров и видеомагнитофонов Toshiba-Mechel. Копейский завод Пластмасс в 90-е выпускал ежегодно по 300 тыс. шт. стиральных машин «Чайка». А ведь были еще пылесосы «Аэро», магнитофоны «Россия» и «Рифей», радиолы «Родина», «Эфир», «Аккорд»…

Таможенный союз: возможности открыты (№ 95, 2009 г.)

«Прямым следствием полноценного функционирования Таможенного союза для Южного Урала может стать экономический аншлюс Костанайской области Казахстана» — так неполиткорректно и в лоб заявили мы в самом начале статьи о перспективе региона в свете возникновения нового интеграционного объединения. В то время, когда мы делали столь смелые выводы, чиновники областного минэкономразвития бежали от этой темы как от чумы, давая понять, что никаких экономических расчетов на этот счет не производили. 90% бизнесменов, чей бизнес прямо затронет создание ТС, задумывались о последствиях и возможностях лишь после наших вопросов и наших же разъяснений. И лишь спустя 3 месяца после этой нашей публикации началось хоть какое-то осмысленное информационное движение в указанном направлении, а именно в сторону предсказанного нами аншлюса: «В случае снятия погранично-таможенной удавки Костанайская область Казахстана совершенно естественным образом будет едва ли не всецело интегрирована в экономическое пространство Южного Урала. Хотя бы в силу элементарных законов динамики. Регион с населением 0,9 млн человек с размером ВРП чуть больше $3 млрд, тесно примыкающий к сопоставимой территории с населением 3,6 млн человек и ВРП более $20 млрд (по обменному курсу), обречен на экономическое сближение со столь крупным объектом».

Итоги 2005, 2006, 2007, 2008, 2009… (№ 51, 62, 73, 84, 95…)

Пять лет назад «Курс дела» обзавелся новой традицией: декабрьский номер журнала всегда сопровождается объемным спецвыпуском с экономическими итогами уходящего года. К примеру, в итогах-2009 было опубликовано 110 (!) статей о знаковых бизнес-событиях кризисного года, рассортированных по 11 тематическим разделам. Каждый итоговый номер — это безусловный бестселлер (хоть пока и не продается). Охота за ним начинается в день выхода, и уже через неделю заветный экземпляр не найти днем с огнем. И не только в городе. В редакции пытались оставлять про запас для маркетинговых нужд сначала 300, потом 500, потом и 1000 журналов. Все тщетно — в течение месяца стратегический запас исчезает бесследно. Впрочем, по кабинетам и офисам Челябинска в укромных шкафах и ящиках итоговые номера «Курса дела» пребывают в бессрочном хранении, и зачастую не за один год. Сами видели.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter