Попали в молоко

Попали в молоко
Аналитика

16 октября 2012, 18:20
Несмотря на подорожание сырья из-за засухи и риск обострения конкуренции в условиях ВТО, на местном молочном рынке появляются новые игроки и бренды.

shutterstock_99203219.jpgСитуация в местной молочной отрасли далека от идеальной: Южный Урал сдает позиции по объемам производства. Если в Тюмени они в этом году выросли к уровню прошлого на 8%, в Свердловской области — на 5,7%, то в Челябинской области по итогам первого полугодия все местные хозяйства произвели на 15,4 тыс. т сырого молока меньше, чем за такой же период прошлого года, — 271,24 тыс. т. Почти треть из этого объема пришлась на сельхозорганизации. Причем этот спад продолжается второй год: если в засушливом 2010-м показатели сырьевиков достигли 584,9 тыс. т, из которых на крупных фермах надоили 171,7 тыс. т, то в 2011-м эта планка снизилась до 553,4 (162,2) тыс. т. При этом объемы сокращают не только фермеры-частники, но и коллективные хозяйства. Последних в Челябинской области сегодня насчитывается 92. Судя по данным минсельхоза, план производства в этих организациях составляет в этом году 101,1% к уровню прошлого года (190 тыс. т). И, казалось бы, по итогам первого полугодия этот план выполнен на 51% (объем валового надоя в сельхозорганизациях составил 98 тыс. т). Но сами сырьевики настойчиво напоминают: все познается в сравнении. Они отмечают, что в этом году Южный Урал произвел молока в 5 раз меньше, чем в 1990?м, когда население было обеспечено половиной от медицинской нормы.

Не имеют возможности снять сливки и молокоперерабатывающие заводы, которых на территории области 18 и которые в 2011 г. изготовили 203 тыс. т цельномолочной продукции. В этом году переработчики столкнулись сразу с тремя серьезными проблемами — дешевым белорусским импортом, риском обострения конкуренции в условиях ВТО и ростом цен на сырье из-за засухи. Эти препятствия могут вынудить молочников изменить политику как взаимоотношений с сырьевиками, так и стратегии своего развития.

Закипание конкуренции

Первая проблема, общая для всех отечественных производителей, — демпинг со стороны белорусских поставщиков молока. О ней СМИ протрубили еще весной. На Всероссийском совещании представителей предприятий молочной отрасли, прошедшем в мае в Москве, участники потребовали запретить ввоз нескольких видов белорусской продукции до конца года. «Российская молочная отрасль столкнулась с недопустимым снижением цен как на сырое молоко, так и на готовую молочную продукцию», — говорилось в резолюции. Если не принять комплекса мер для сохранения отрасли, ей, по мнению предпринимателей, грозит развал. А в конце июня Национальный союз производителей молока России («Союзмолоко») заявил о том, что белорусская сторона отказалась выполнять достигнутые ранее договоренности: не снизила индикативные цены для российского рынка и не приостановила ввоз сухого цельного и обезжиренного молока, сухой молочной сыворотки и сливочного масла 72,5 и 82,5% жирности. В результате рентабельность российских переработчиков стала стремиться к отрицательной величине, а закупочные цены на сырое молоко в некоторых регионах уже в конце апреля снизились до 9?–?10 руб. за кг. Словом, дешевый белорусский импорт оказался не на руку как сырьевикам, так и переработчикам. В южноуральском минсельхозе, признавая озвученную проблему, пока не торопятся вставать на сторону «жертв». По мнению чиновников, на недобросовестную конкуренцию со стороны представителей братской державы жаловаться грех, потому что белорусская молочка конкурентоспособная — качественная и дешевая, и нашим игрокам нужно добиваться этого же. Сергей Бургучев, начальник управления по развитию сельскохозяйственного производства минсельхоза Челябинской области, считает, что производителям молока нужно научиться организовывать производство таким образом, чтобы их сырье было конкурентным, а молокопереработчикам — вырабатывать из этого сырья хорошую продукцию. «Чтобы получить молоко высокого качества с низкой себестоимостью, необходимо техперевооружение: оборудование современных доильных залов, установка молокопроводов, оснащение животноводческих помещений оборудованием для контроля за микроклиматом и т. д., — говорит чиновник. — А молокозаводы, в свою очередь, должны по максимуму перерабатывать натуральное сырье местных хозяйств и предлагать покупателю широкую линейку продуктов: цельное молоко, кисломолочку, масло, йогурты, детское питание».

Подливает масла в огонь и угроза обострения конкуренции в условиях ВТО, от которой, как и в случае с белорусским импортом, непоздоровится и сырьевикам, и переработчикам. Владимир Балабайкин, профессор Челябинской агроинженерной академии, уверен, что молочное животноводство, равно как и мясное, ранее защищенное таможенными квотами и льготными тарифами, пострадает в первую очередь и больше других отраслей. Об этом он заявил на «круглом столе», посвященном стратегии развития южноуральского АПК в условиях вступления России в ВТО. Из этой непростой ситуации эксперт видит такой же выход, как чиновники минсельхоза в случае с белорусским импортом: для продвижения отрасли необходима модернизация производства, на чем и будет акцентирована господдержка. При этом местные переработчики пока не особо переживают по поводу внешней угрозы. Так, к примеру, на Южноуральском молочном заводе (ЮУМЗ), который перерабатывает 50 т молока в сутки, основной прицел делают на качественный скоропорт. На предприятии уверены, что южноуральский потребитель ориентирован в большей степени именно на свежую продукцию. А поскольку импортный товар по определению на это не рассчитан (некоторая заграничная кисломолочка доходит по срокам хранения до полугода), особых негативных последствий для себя в условиях ВТО здесь не ожидают.

Молоко обсохло

Еще один дамоклов меч, нависший и над сырьевиками, и переработчиками, — угроза сокращения прибыли после засухи-2012. Правда, если у первых положение практически безвыходное (они будут вынуждены продавать свое сырье по невыгодным ценам, уходя в минусовую рентабельность), то последним есть из чего выбирать. Как отмечают фермеры, засуха уже сказалась и еще будет сказываться на цене фуражного зерна, в частности заготовка кормов за пределами своего региона обойдется сырьевикам втрое дороже. В результате хозяйства будут вынуждены повышать цену молока в реализации. «Половину стоимости сырого молока определяют корма, — объясняет Владимир Александров, гендиректор СХПК «Черновской». — С учетом их трехкратного удорожания цена молока с 12?–?13 руб. за кг взлетит по итогам этого года до 18?–?20 руб.». Однако максимум, на что, по его мнению, могут рассчитывать производители, — это увеличение закупочной цены на 25%: 15?–?16 руб. стоил 1 кг молока в засушливом 2010-м. В этом случае, а также при условии, если субсидии из регбюджета составят 4,5?–?5 руб. на литр (сейчас они чуть больше рубля), селяне останутся с нулевой рентабельностью. Но это, по словам Александрова, оптимистичный прогноз. А пессимистичный таков, что молокозаводы либо перейдут на сухое белорусское молоко, либо будут закупать сырое молоко в других регионах, где наблюдается перепроизводство. Это подтверждают и сами переработчики. «В Челябинской области цены на закупочное сырье повысились на 4% в середине августа и еще на столько же — с начала сентября. В абсолютных цифрах — до 13 руб., и, думаю, этот рост еще продолжится, — комментирует Владимир Данилов, председатель совета директоров ОАО «Челябинский городской молочный комбинат». — Но рынок не всегда может переварить естественную себестоимость молока. Мы это уже проходили. Когда резко возросла себестоимость в сельском хозяйстве, повысились цены на сырое молоко, что в итоге отразилось и на ценах в торговле. В результате снизилось потребление молока, ведь в конечном счете главный ограничитель — покупательная способность населения». Сегодня переработчики опасаются падения потребительского спроса на местную продукцию и замещения молочного скоропорта от местных производителей аналогами из соседних регионов. «Поскольку в Екатеринбурге, Башкирии, Тюмени, по официальным данным, не было засухи, как в Челябинской области, у тамошних производителей с фуражом острой проблемы нет. И им не придется в этом году покупать фураж дополнительно. При этом уже сейчас 1 кг пшеницы 5-го класса и ячменя стоит 7,5 руб.», — объясняет Данилов. — К тому же субсидии на литр молока в Екатеринбурге и Башкирии примерно по 3 руб., а в Тюмени — по 4 руб.». Если суммировать все эти причины, вывод станет очевидным: молочная продукция из этих регионов поступит в розницу по более низким ценам. При этом в минсельхозе уверены, что местные молокозаводы, заинтересованные в сохранении сырьевой базы, будут поддерживать своих поставщиков. Однако сами переработчики настроены иначе. Чтобы поставлять в розницу конкурентоспособную продукцию, они будут вынуждены придерживаться средних закупочных цен по Уральскому региону. Если же сбить поднятую сырьевиками цену не удастся, молокозаводам не останется ничего другого, как искать новые рынки закупа. Так, ЮУМЗ уже присматривается в этом плане к Курганской области, Татарстану и Башкирии.

Infogr.gif

Сырье не свое

Несмотря на нестабильность на рынке сырого молока, южноуральские переработчики не торопятся обеспечивать себе сырьевую независимость. По словам самих игроков, эта тема была актуальна лет 5?–?7 назад, когда они возрождали деградирующую отрасль. Но вскоре владельцы молокозаводов поняли, что закупать сырье на стороне выгоднее, чем долгосрочно вкладываться в вертикально интегрированный холдинг. Есть и другие причины, по которым переработчики не стремятся сегодня инвестировать в племзаводы. Главная из них в том, что у компаний есть более актуальные траты — на модернизацию производства, и собственная сырьевая база для большинства совсем не в приоритете. Единственный пример обратного подхода — холдинг Дмитрия Еремина (объединяет Челябинский, Чебаркульский и Магнитогорский молочные заводы), вкладывающийся в развитие собственного племзавода. И эти деньги, похоже, возвращаются предприятию сторицей: как отмечают некоторые сырьевики, доминирующий в регионе молокопереработчик в этом году получит около 1 млрд руб. прибыли, в то время как многие производители молока по итогам года не переживут последствий засухи. Однако представители холдинга уверяют, что ни один переработчик не в состоянии обеспечить себя собственной сырьевой базой не то что на 100, но даже на 50?–?70%. «Племзавод «Россия», входящий в наш холдинг, производит в сутки лишь порядка 20 т молока, тогда как только один ЧГМК перерабатывает ежесуточно порядка 200 т, — объясняет Владимир Данилов. — То есть наша сырьевая база обеспечивает молоком на 10% один завод. А если учесть, что их у нас несколько, то собственным сырьем холдинг обеспечен лишь на 3,5%». Иметь 10 таких племзаводов в составе холдинга для переработчика нереально.

При этом эксперты говорят о существовании обратной тенденции, когда сырьевики пытаются выйти на рынок продаж напрямую, без посредников. Правда, в промышленных масштабах такой тренд пока отмечен лишь на Западе, где Фермерский молочный кооператив, владеющий молокозаводами, сам перерабатывает фермерское сырье, если оно не находит спроса у независимых переработчиков. В России же, и в частности на Южном Урале, такой подход остался в прошлом: хозяйства, ранее имевшие свои мини-заводы («Аргазинское», «Россия» и др.) не смогли выдержать конкуренции на рынке из-за постоянно растущих требований к технологическому процессу, качеству продукции и логистике. Плюс сработал эффект масштаба: предприятие, перерабатывающее в сутки 200 т, затрачивает меньше усилий на единицу продукции, нежели любой мини-завод. Поэтому современные хозяйства были вынуждены отказаться от собственных перерабатывающих цехов.

Не обжегшись на молоке

Несмотря на все трудности, на южноуральский рынок переработки выходят новые местные игроки, а в розницу запускаются новые молочные бренды. Так, Олег Колесников, контролирующий ЗАО «Уралбройлер», выкупив в прошлом году «Южноуральский молочный завод», запустил на его базе производство с предполагаемыми объемами 300 (вместо менее двух десятков) т молока в сутки. Этот запуск стал частью более глобального проекта, предполагающего выпуск и реализацию широкого ассортимента сельхозпродукции под единым брендом «Здоровая ферма». На первых порах покупателя решили завлечь конкурентоспособной ценой, благо у предприятия нет проблем с оборотными средствами. Как отметил владелец холдинга «Равис» (объединяет в том числе несколько молочных хозяйств) Андрей Косилов, который тоже присматривался к Южноуральскому молзаводу и вынашивал планы по выходу на рынок молокопереработки, поддержка этого проекта от губернатора превысила 1 млрд руб.

Развить еще один южноуральский молочный бренд — «Уральский край» — взялось в этом году также ГУП «Продовольственная корпорация Челябинской области» совместно с областным минсельхозом. По планам разработчиков проекта, новая ТМ объединит мелких местных производителей, предлагающих натуральную (без ГМО) и соответствующую ГОСТу продукцию: минимум два вида молока, два вида кефира и сметаны. Правда, на первых порах в качестве участников проекта назывались средние и крупные игроки (озерский комбинат «Молочный стандарт», Копейский и Златоустовский молокозаводы, а также «Уральская молочная компания» из Агаповского района), объемы производства не превышали 1,5 т в сутки, а сам бренд был представлен лишь в сети «Проспект». К тому же, в отличие от «Здоровой фермы», явно замахнувшейся на федеральный масштаб, у «Уральского края» планы не столь амбициозные. «Главной целью мы ставим расширение рынков сбыта для регионального производства», — заявляла ранее директор Продкорпорации Ирина Новикова.

Молоко убегает

В то время как одни местные игроки создают новые бренды, другие — выводят старые на рынки соседних регионов. «У нас есть интерес к молокозаводам, действующим на территориях Свердловской области и Башкирии, — говорит Владимир Данилов. — В настоящее время мы ведем работу по покупке там предприятий». Цель этих приобретений, по словам нашего собеседника, — выход на новые рынки сбыта и превращение из областной компании в региональную. Кроме того, этот шаг на ЧГМК связывают с сырьевой базой — в названных регионах закупочная цена молока ниже, чем в Челябинской области: в Екатеринбурге — примерно втрое, в Башкирии и вовсе в 4?–?5 раз. Воплотить эти планы в жизнь холдинг Дмитрия Еремина намерен в пределах полугода-года. Однако создание подобных кластеров для южноуральцев пока не тенденция. В основном речь все же идет о локальных экспансиях.

Комментарий эксперта

Штеркель_эксперт.jpgВячеслав Штеркель, директор ООО «Урал-Молоко» (бывшее ОАО «Южноуральский молочный завод»):

«Обострение конкуренции в условиях ВТО местных молокопереработчиков, думаю, беспокоит меньше, чем, например, проблемы взаимодействия с крупной розницей. Сети берут продукцию мелких заводов со скрипом, их устраивает, что 65% молочки на их полках — от одного монополиста. Обеспечение сырьевой независимости для местных переработчиков тоже не слишком актуально. Во-первых, потому, что в области практически нет таких заводов, которым нужно столько молока, чтобы создавать собственное сырьевое производство. А во-вторых, у кого-то и нет возможности приобретать молочные хозяйства. Мы, к примеру, основные средства сегодня вкладываем в реконструкцию завода, чтобы создать современное рентабельное производство. Зато обратная тенденция, когда сельхозпроизводители пытаются напрямую выходить на конечного потребителя, есть. Селяне закупают минимально необходимое оборудование (пастеризационные установки, холодильники) и продают на розлив молоко, сметану, творог. Другой вопрос, что в этом случае речь идет об очень небольших объемах».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter