Скандал крутого замеса

Скандал крутого замеса
Аналитика

16 октября 2012, 18:20
Имущественный конфликт из-за отеля «Крутики», переросший в бесконечные судебные тяжбы, может стать поводом для более пристального внимания к истории строительства этого и еще многих аналогичных объектов.

forest_Daria_Rodionova.jpgНазвание отеля — это не определение категории его постояльцев. И даже не обозначение уровня сервиса в нем. Это просто топоним, отсылающий к названию одного из красивейших мест на берегу такого же красивейшего озера. Но как часто у озер бывает двойное дно, так и названия приобретают второй смысл. За «Крутики» взялись круто. И на страницах периодических изданий с завидным постоянством замелькали крутые имена. Однако открутим все на несколько лет назад и постараемся разобраться в сути самого конфликта, обстоятельствами которого так упиваются СМИ.

Крутится-вертится

8 июля 2005 г. на Собрании депутатов Миасского городского округа было принято решение о передаче в долгосрочную аренду земельного участка площадью 94 620,99 м2 по ул. Туристов, 30, в поселке Тургояк Лукьянову В.Н. «для общественно-деловых целей». Под общественно-деловыми целями подразумевалась организация городского центра отдыха населения (ГЦО), после сдачи которого половина путевок должна была предоставляться городу. Чтобы закрепить эти положения, администрация Миасса заключила с бизнесменом Лукьяновым договор о совместной деятельности. Согласно подписанному 12 марта 2008 г. договору, соотношение долей сторон в праве собственности на строящийся объект составляло: 2,375% — у городской администрации, 97,625% — у Лукьянова. В том же 2008 г. как физическое лицо, без аукциона, Лукьянов выкупает из арендованных земель более 86 000 м2, разбивает их на части и продает третьим лицам (порядка 60 000 м2 переходит по соглашению о разделе имущества бывшей жене предпринимателя). А на берегу Тургояка вместо предполагавшегося ГЦО полным ходом идет строительство гостиничного комплекса «Крутики». Через год муниципалитет продает с аукциона за 5 млн руб. принадлежащие ей долевые проценты в праве собственности на первый спальный корпус гостиницы еще одному бизнесмену — Тимофею Месеняшину. Он-то и потребовал в 2010 г. в судебном порядке определить вклад каждого из двух бизнесменов в имущество, претендуя на долю больше, чем по документам, поскольку считал, что при распределении долей должна учитываться и арендная плата как вклад администрации. 17 марта 2011 г. суд Миасского городского округа отказал Месеняшину в его требованиях, но бизнесмен обжаловал решение в судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда. 26 мая 2011 г. областной суд отменяет первое решение и возвращает дело на новое рассмотрение обратно в Миасс. 19 мая теперь уже Вячеслав Лукьянов обращается с жалобой к председателю областного суда Федору Вяткину. 7 сентября 2011 г. Миасский городской суд вновь отказывает Тимофею Месеняшину в его иске. В полном соответствии с законами сериального жанра Месеняшин вновь обжаловал неугодное решение в Челябинский областной суд. Теперь уже областной суд признает требования Месеняшина несостоятельными и оставляет решение Миасского суда в силе. Далее следует еще одно обращение Месеняшина в Миасский городской суд и еще один отказ в его иске. Упорный, если не сказать упертый, истец опять обращается с кассационной жалобой в президиум Челябинского областного суда. И следует поистине соломоново решение: отменить многочисленные постановления судей первой и второй инстанций и вновь направить гражданское дело на новое рассмотрение в Миасский городской суд. Все начинает напоминать старый анекдот про лесок, который в понедельник занимали «белые», во вторник — «красные», в среду — опять «белые», в четверг — опять «красные», в пятницу... И так до тех пор, пока не пришел лесник и не погнал всех лесом. «Лесник» пока не пришел: судебная карусель продолжает раскручиваться. Причем в центре этой карусели вполне банальный имущественный спор, дело, подобных которому проходит через судебные инстанции множество. И на судебных заседаниях так или иначе возникают законные во всех смыслах вопросы о том, как в принципе бизнесмен Лукьянов умудрился купить 86 000 м2 курортной земли всего за 775 тыс. руб., то есть за «квадрат» была выложена просто «разорительная» сумма в 9 руб. 1 коп. Где обещанный городской центр отдыха? Да и с детишками как-то неловко получилось... С какими детишками? С плохо слышащими. И как следствие — не очень хорошо живущими. Вместе с землей, полученной в 2005 г. в долгосрочную аренду «для общественно-деловых целей», Вячеслав Лукьянов получил и находящийся в плачевном состоянии оздоровительный детский дом № 1 для воспитанников с нарушениями слуха для последующей реконструкции. Предполагалось, что дети по окончании ремонта вернутся в свое обновленное и благоустроенное оздоровительное жилье. И вопрос о глухих детях стоило задать не бизнесмену. Впрочем, к подобным вопросам заинтересованные лица, как правило, остаются глухи, а шум-гам стоит вокруг двух поспоривших собственников, чье право собственности в общем-то весьма спорно. Президиум областного суда счел, что суд первой инстанции неправильно применил нормы материального права: в решении городского суда сделка между администрацией и Месеняшиным названа оспоримой, но суд применил к ней нормы права как к ничтожной сделке. Президиум же указал: если сделка не ничтожная, а всего лишь оспоримая, то стороны должны привести доказательства ее недействительности. В разведках всего мира это называется «отвлечение внимания на негодный объект».

Технологии раскрутки «негодного объекта»

Есть категория людей, о которых Кортасар писал когда-то, что даже в запахе жареных котлет они улавливают привкус марихуаны. На медицинском языке это называется паранойей. Что-то от этого диагноза есть и в стремлении некоторых СМИ любой мало-мальски подходящий для раскрутки скандальчик связать с политическим следом. В данном случае пригодившимся «негодным объектом» стала уже в чем только не обвиняемая старая политическая элита в лице бывшего вице-губернатора Андрея Косилова и тоже «вице» Игоря Сербинова. В этот раз их «неоспоримая вина» в том, что их «скромные» дачки оказались аккурат через забор от терзаемых на доли «Крутиков». Обоих «эксов» подозревают в сговоре с опальным бывшим мэром Миасса Владимиром Григориади, который сначала выделил им по 15 соток прибрежной полосы для «небольшого домика и баньки», а потом еще 30 соток «для разведения пчел». А хозяину «Крутиков» пришлось потесниться и уменьшить свой участок якобы под угрозой не пролонгировать договор аренды (кстати, именно на этой территории когда-то и находился детский дом). И теперь все дело танцевалось под дудку Косилова и Сербинова. Роль дудки в этом балете отводится судящемуся Тимофею Месеняшину, поскольку именно он являлся директором одного из предприятий, принадлежащих Игорю Сербинову. Попал под раздачу и председатель Челябинского областного суда Федор Вяткин. Внимательные люди сразу обнаружили след его заинтересованности в деле, так как «все мы люди» и по-человечески хотим жить на курортных землях озера Тургояк в непосредственной близости от крутого отеля. И судья не исключение, наверняка подумывает о виде на озерную гладь из окна скромной дачи. Насколько правдоподобна такая версия подоплеки дела «Крутиков», судить сложно, поскольку при желании фирму «Косилов и К0» можно подтянуть даже к аварии большого адронного коллайдера или глобальному потеплению.

И покруче видали

Не только видали, но и привыкли к развитию уже типового сценария, весь сюжет которого заключается в откровенном нарушении законодательства при аренде, продаже и любых других действиях с землей и на земле в непосредственной близости от одного из самых красивых уральских водоемов. Так, на яхт-клубе ГРЦ незаконно отсыпается камень в акваторию озера для создания дополнительных причальных мест. На территории того же отеля «Крутики» выстроено 8 бань, законность которых под большим сомнением. Бывший пионерский лагерь им. Зои Космодемьянской сегодня находится в частном владении. Его территория обнесена, в полном соответствии с «лагерной» стилистикой, «егозой». Немногочисленные свободные зоны с доступом к озеру сегодня находятся в аренде у частных лиц. В доме отдыха «Тургояк» — скандал с незаконной продажей корпуса частному предпринимателю за стоимость однокомнатной квартиры. И так можно перечислять до бесконечности. Кстати, в 2010 г. с аукциона было продано право полувековой аренды еще одного крутого местечка под названием «Крутик». Это часть Чебаркульского бора, являющегося памятником природы, где законом запрещен «отвод земельных участков, предоставление в аренду земельных, лесных участков для целей личного рекреационного использования или рекреационного использования ограниченным кругом лиц». Именно такая территория Крутика и продана частному лицу для «рекреационных целей». И вроде в случившемся ничего страшного нет: появилось ответственное лицо, с которого можно будет спросить за порядок на вверенной территории и за ее пожарную безопасность. Вот только практика показывает, что спрос этот ограничивается оперативным приемом отвлечения внимания на негодный объект.

Сюжеты:
HoReCa
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter