Станок в залоге

Станок в залоге
Аналитика

16 октября 2012, 18:20
Не самый популярный сегмент промышленного лизинга в Челябинске тем не менее не в аутсайдерах. Но если малый и средний бизнес берет оборудование в финансовую аренду более-менее активно, то крупные заводы тяжелы на подъем.

phototimes_2633251.jpgУрал и, в частности Челябинская область, — регион промышленный. И гипотетически спрос на пром­оборудование в лизинг здесь должен быть довольно ощутим, ведь и предприятия-гиганты, и средний с мелким бизнес давно уже оценили преимущества финансовой аренды. Действительно, сегмент «промышленного» лизинга до кризиса стабильно прирастал. В 2008-м активность лизингополучателей снизилась чуть ли не до нуля. Дорогое «тяжелое» оборудование закупается в период модернизации крупных предприятий, а таковые в кризис вынужденно впали в двухлетнюю спячку. Но если в 2009-м промышленность еще стагнировала, то со второй половины 2010-го развитие отрасли продолжилось и спрос на финансовую аренду оборудования для реального сектора экономики начал восстанавливаться. Сами игроки связывают рост лизинговых сделок прежде всего с отложенным спросом. «Предприятия боялись продолжения кризиса, — говорит Лариса Плетнева, заместитель финансового директора ООО «Уралпромлизинг». — В настоящий момент появилась стабильность, многие инвестиционные проекты разморожены». При всем при этом традиционно локомотивом южноуральского, да впрочем и российского лизинга является транспорт. Если бы не он, то прошлый год не оказался бы для лизинговой отрасли самым удачным с начала кризиса: промышленное направление явно не способно было в одиночку вытянуть рынок. А вырос он прилично: по данным отраслевых порталов, объем заключенных договоров у лизинговых компаний региона увеличился за год на 76%, а в отдельных случаях рост оказался более чем двукратным. И если по итогам 2010 г. рынок вырос в 2,5 раза за счет подъема «от плинтуса», то в 2011-м это уже был обдуманный рост. Правда, оцифровать его более детально не удастся: статистики конкретно по Челябинской области в отношении лизинга нет, поскольку учет бизнеса ведут лишь крупные рейтинговые агентства — столичные и екатеринбургские, которые в таком дифференцировании информации не заинтересованы. Отсутствует и систематизированный точный расклад внутри отрасли. Так что о роли локомотива и второстепенных сегментов можно судить лишь на основании данных самих компаний, а они раскрывать подобные сведения не спешат. Тем не менее, исходя из примерных подсчетов местных экспертов, объем южноуральского рыка лизинга составил по итогам 2011 г. по разным оценкам от 8 до 10,5 млрд руб.

Универсальная машина

На челябинском лизинговом рынке действует порядка 18 – 20 компаний, из которых наиболее активны около 10 – 12. Исторически сложилось, что в Челябинске в этом бизнесе более сильны местные игроки, в отличие от того же Екатеринбурга, где лидируют уральские банки, а региональные лизингодатели слабее федеральных. К тому же в кризис многие варяги приостановили финансирование новых проектов, в то время как местные компании пошли навстречу своим клиентам, предоставляя им отсрочки и другие преференции. Благодаря этому местная доля в кризис увеличилась. Согласно данным АЦ «Эксперт-Урал» и московского рейтингового агентства «Эксперт РА», в пятерке региональных лидеров по итогам 2011 г. — «Ураллизинг» (3 млрд 351 млн), «Челиндлизинг» (2 млрд 769 млн), «Транслизинг» (1 млрд 927 млн), «Эксперт-лизинг» (1 млрд 81 млн), «Уралпромлизинг» (936 млн). Однако «узких специалистов», занимающихся отдельно рентабельным транспортом или более рискованным промышленным оборудованием, среди участников рынка нет. Одни лизинговые компании изначально создавались с прицелом на работу с любой клиентурой, другие давно отказались от узкой сегментированности, почувствовав растущий спрос на разные виды товара, в том числе промышленного. И если у первых динамика по всем сегментам из года в год более-менее равномерная, вторые отмечают значительный прирост портфеля за счет сделок в новой товарной нише. Так, например, в «Чел­индлизинге», который изначально был компанией универсальной, предлагая клиентам и транспорт, и недвижимость, и строительное, и пищевое, и медицинское оборудование, изменения в клиентуре и числе сделок за последние 2 года были пропорциональными. В процентном отношении портфель по секторам в компании в 2011 г. оказался примерно таким же, каким был до кризиса, хотя в абсолютных цифрах доли и выросли. При этом, по мнению директора «Челиндлизинга» Таисии Зотовой, универсальность — стратегия, к которой рано или поздно приходит любая лизинговая компания. «Расширение спектра услуг в лизинге — это естественно, — замечает ­Зотова. — Потому что если ты сегодня скажешь ­клиенту, что купишь для него ­только машину, а за оборудованием пошлешь его в другую фирму, то он завтра и за машиной придет туда». И действительно, некогда узкосегментированные компании сегодня уже могут похвастаться неслабыми позициями в новой для себя товарной нише промоборудования. К примеру, «Эксперт-лизинг» до 2009 г. специализировался на автомобилях и грузовиках. Сегодня 35% в общем объеме новых сделок приходится здесь на сегмент оборудования. «Обычно компания, прощупывая какой-то рынок, начинает с наименее рискованного сегмента, — объясняет Алексей Биушкин, финансовый директор «Эксперт-лизинга». — В нашей отрасли это автотранспорт, с него мы и начали. Впрочем, параллельно и довольно стабильно развивался также сегмент пищевого оборудования. А в последнее время растет промышленная доля. Этот рост происходит за счет повторных сделок: клиент сначала берет в лизинг автотранспорт, а затем, опробовав эту схему, обдуманно приходит уже за другим товаром». По словам Алексея Биушкина, с начала 2011 г. южноуральские предприятия начали активно брать в лизинг всевозможное промоборудование: в частности, компания провела сделки с несколькими известными заводами.

Infogr.gif

Большому заводу власти мешают?

Точнее, не помогают. Понятно, что львиная доля обращений производственных компаний к лизингодателям приходится на заявки о приобретении металлообрабатывающего оборудования. На Урале в этом сегменте, согласно данным АЦ «Эксперт-Урал», топ-3 лидеров среди региональных компаний по итогам 2011 г.: «Челиндлизинг» — 794 млн (28,7% в общем бизнесе компании), «Ураллизинг» — 220 млн (6,6%), «Уралпромлизинг» — 131 млн (14%). При этом, по словам специалистов, в Челябинской области в последние годы всевозможные станки для обработки металла берут в лизинг активнее, чем в Свердловской. «В 2011‑м и начале 2012-го на металлообрабатывающие станки на Южном Урале наблюдался повышенный спрос, — говорит Дмитрий Митронин, директор Челябинского филиала «Халык-Лизинга». — К примеру, лизинг данного вида оборудования показал двукратный рост в прошлом году за счет того, что мы заключили сделки на несколько десятков миллионов рублей. В целом же на оборудование для обработки металла приходится в нашем портфеле примерно 20% сделок». Однако самыми активными клиентами в этой товарной нише пока остаются представители малого и среднего бизнеса — предприятия, которые чаще всего подвизаются на выполнении заказов и поставке комплектующих для градообразующих южноуральских промгигантов. Малый и средний бизнес более мобилен: руководители таких компаний быстрее принимают решения и оперативнее реализуют принятые бизнес-планы. Крупные же заводы могут раскачиваться от месяца до полугода. При этом на особый доход от их заказов лизингодателям рассчитывать не приходится: эксперты замечают, что мало кто из гигантов занимается полноценной модернизацией производства, и их заказы чаще всего сопоставимы с заказами от мелкой клиентуры — 5, 10, 15 млн руб. Дело в том, что реальный сектор экономики очень зависим от поддержки государства. На глобальное техническое перево­оружение крупное предприятие, как правило, решается, имея стабильную «подушку». А как раз с ней, по мнению участников лизингового рынка, работающих с промпредприятиями, не все гладко. Как отметил в интервью отраслевому журналу «Лизинг ревю» Андрей Белоглазов, директор челябинской компании «Транслизинг», у властей нет проработанной промышленной политики или даже концепции. «Говорят: вы сначала модернизируйте основные фонды, а потом мы вам дадим госзаказ, — удивлялся эксперт. — Откуда у предприятия деньги на модернизацию? Получается, вся модернизация ограничилась имиджевым проектом под названием «Сколково». До обрабатывающей промышленности, до машиностроения ничего не дошло». Впрочем, даже если тот или иной завод власти все-таки осчастливливают госзаказом, финансирование предприятие получает к концу года. Эта неритмичность провоцирует несвоевременные платежи предприятий по лизинговым договорам, из-за чего сам лизинг промоборудования становится довольно-таки рисковым занятием. Частично заменить государство пытаются некоторые лизингодатели. Так, в этом году «Уралпромлизинг» подписал договор с ОАО «МСП банк», предполагающий сотрудничество по программе «Модернизационный лизинг». Правда, актуальна она лишь для предприятий малого и среднего бизнеса. По словам Ларисы Плетневой, в рамках этой программы будут финансироваться предприятия МСБ в части поставки современного, высокотехнологичного оборудования для модернизационных проектов. Последние предполагают внедрение передовых технологий, механизацию и автоматизацию производства или замену морально устаревшего и физически изношенного оборудования новым, более производительным, а также расширение производства и прочее. Крупным же предприятиям рассчитывать пока не на кого. Из-за чего и перед лизинговым бизнесом не маячит перспектива разбогатеть за счет капиталоемких заказов. По словам специалистов, практика показывает, что когда у клиента нет прописанного плана техперевооружения завода, в случае с лизингом, как правило, речь идет о латании дыр на суммы в пределах $100 – 500 тыс. Однако в конечном итоге работать с промгигантами лизингодателям все-таки выгоднее. Даже редкие крупные сделки по нескольким дорогостоящим станкам приносят продавцам лизинга больше дохода, чем множество мелких контрактов. «Это совершенно другой уровень, — говорит Таисия Зотова, — когда один станок стоит порядка 20 млн, а их заводу, как правило, нужен целый парк. Поэтому по количеству сделок в общем портфеле нашей компании больше мелких и средних заказов, а в денежном выражении лидируют контракты с крупными предприятиями».

Infogr1.gif

Размытая промышленность

Однако сказать, что сегмент промлизинга в регионе ограничивается лишь «тяжелым» товаром, было бы неверно: наряду с ним востребована строительная и дорожная спецтехника, а также оборудование для пищепрома. Правда, долевая структура сегмента в целом довольно размытая: у одних игроков лидирует первое направление, у других — второе, а третьи и вовсе не разбивают на подгруппы промышленный сегмент. К примеру, в «Ураллизинге» 60% в общем портфеле промзаказов приходится на спецтехнику для дорожного строительства, оборудование для пищевой индустрии (преимущественно для мясопереработки) и для машиностроения (в основном всевозможные станки для обработки металла). В оставшихся 40% — довольно разношерстный товар, включая оборудование для автосервиса и эколабораторий. В «Транслизинге» после грузового транспорта тоже лидирует спецтехника (в 2011 г. объем сделок по ней составил 603 млн). И все-таки участники рынка в голос говорят о том, что наименее зависимой от кризиса оказалась пищепромовская товарная ниша. Так, в «Ураллизинге» отмечают, что оборудование для пищевки всегда было флагманом в сегменте промлизинга. То же самое говорят и в «Эксперт-лизинге». «С контрактами на лизинг оборудования для пищевой промышленности проблем никогда не было, спрос здесь стабилен, — говорит Алексей Биушкин. — У нас, например, охвачен почти весь спектр пищепрома — от производителей воды до производителей колбас». В Челябинском филиале «Халык-Лизинга», где на сегмент пищевки приходится 30% в общей доле сделок, основную массу занимают мясопереработчики-колбасники, активно развивающие свой бизнес, открывающие новые производства. Однако драйверы роста финансовых показателей компании все-таки самосвалы и тягачи: на них в «Халык-Лизинге» традиционно приходится половина в общей сумме сделок. Основные лизингополучатели такого товара — компании, задействованные в промышленном строительстве, грузоперевозках и т. д. Если речь заходит о крупных инфраструктурных проектах, то сумма контрактов может достигать 50 – 60 млн руб. При этом нельзя сказать, что динамика изменений по тому или иному сегменту принципиальная. По словам Дмитрия Митронина, перечисленные отрасли традиционно входят в пятерку лидеров на лизинговом рынке, поэтому по динамике сохраняется примерно одинаковая картина. В «Чел­индлизинге» примерно такая же ситуация. «Экономика у нас взаимосвязанная: либо все стоит, как было в 2009 г., либо все равномерно движется, как было в 2011 г.», — отмечает Таисия Зотова. Но на пищевую отрасль, по словам эксперта, эта закономерность не влияет: пищевое оборудование приобретают из года в год и в большем объеме.

Infogr2.gif

Риски промлизинга

Главный и, пожалуй, единственный специфический риск в случае с промоборудованием — это его неликвидность. И чем товар «тяжелее», тем труднее его сбыть. «К примеру, оборудование для металлообработки — наиболее рискованный сегмент, — говорит Алексей Биушкин. — Это связано с нестабильностью самой отрасли». Изъятие оборудования у неблагонадежного лизингополучателя предполагает последующий демонтаж, хранение и продажу товара. После того как станок разобрали, его стоимость резко падает. В этом плане, по словам специалистов, самое ликвидное оборудование — пищевое: оно довольно легко демонтируется и не менее легко перепродается. Как бы то ни было, но участники рынка уверяют, что непредвиденные обстоятельства с клиентурой, например неожиданное банкротство компании-лизингополучателя, — явление не массовое. «Дефолты лизингополучателей носят единичный характер, — говорит Дмитрий Митронин. — У нас за все годы работы было всего несколько таких случаев, связанных со строительной техникой. Случаев изъятия металлообрабатывающего и пищевого оборудования и вовсе не было. Это связано с тем, что организации и предприятия, прежде чем стать нашими клиентами, проходят тщательный анализ». В «Ураллизинге» тоже скрупулезно изучают финансовое положение потенциальных лизингополучателей, этим занимается специально созданная компания управления рисками. И если еще в 2009-м дефолты здесь случались, то с 1 января 2010 г. ни одного форс-мажора по оборудованию не было. Но даже в тех редких случаях, когда изъятия неизбежны, проблем с реализацией товара не возникает. Правда, касается это в основном не «тяжелых» станков, а, например, строительной техники. «Возьмем, к примеру, краны, — говорит Дмитрий Митронин. — У дилеров по нескольку месяцев порой приходится ждать эту технику, когда у лизинговых компаний она в наличии».

Общие риски и прочные тренды

К специфическим рискам добавляются и трудности общего характера, а также некоторые факторы, негативно влияющие на развитие лизинговой отрасли в целом. Одним из них является удорожание фондирования. Западные банки либо перестали кредитовать российские аналогичные структуры, либо сделали для них кредиты более дорогими. В связи с этим положение многих региональных кредитных организаций пошатнулось. На этом фоне в более выгодном положении оказались государственные банки, в последнее время они стали активными участниками рынка лизинга. В целом по стране на госбанки — ВТБ, ВЭБ, Сбербанк и др. — приходится сегодня не менее 80% в общем объеме лизинговых сделок. И несмотря на то, что в лизинге Челябинской области традиционно сильны региональные игроки, лизинговые «дочки» крупных госбанков активно осваивают местную розницу. Практически все челябинские лизингодатели-старожилы в голос говорят о том, как их хлеб отнимают различные ВЭБ- и Сбер-монстры. «Традиционно госкомпании работают с крупными клиентами и контрактами, но в последнее время их политика изменилась — они пошли в розницу, причем довольно агрессивно», — говорит Таисия Зотова. Вторит коллеге и Алексей Биушкин: по его словам, доля госбанков в лизинговой рознице постоянно увеличивается, и эти компании составляют серьезную конкуренцию региональным частникам. Корпоративные лизингодатели, защищенные «материнскими» банками от кризиса ликвидности, могут позволить себе более низкую ставку удорожания, а именно за счет этого преимущественно и конкурируют в лизинге. Правда, доступ к «дешевым деньгам» имеют и некоторые регионалы, кредитующиеся в тех же банках. В частности, «Эксперт-лизинг» считает это одним из своих конкурентных преимуществ. Однако агрессивности госмонстров это не умаляет. И пусть зависимость от «материнского» федерального банка лишает лизинговых «дочек», по словам местных игроков, 30 – 40% потенциальных клиентов (они попросту не проходят строгую процедуру банковской проверки), в последнее время государственные монстры, обладающие более дешевыми деньгами, начинают отнимать у регионалов и их единственное преимущество — скорость оформления. Если верить некоторым экспертам, государственные лизингодатели, недавно вышедшие на рынок, тоже научились быстро работать.

Чем лизинг успокоится...

Как бы то ни было, но в текущем году рынок лизинга Челябинска продолжал расти. Причем клиенты начали активно пользоваться финансовой арендой уже в январе, хотя традиционно первые два месяца считаются мертвыми. Однако если, к примеру, в челябинском «Халык-Лизинге» в I квартале этого года рост по сравнению с аналогичным периодом прошлого был двукратным, то у «Челиндлизинга» за первые три месяца 2012-го прирост портфеля остался на уровне января–марта 2011-го. «С учетом смены руководства по итогам года таким компаниям, как наша, достичь и превысить те результаты, которые были в прошлом году, будет сложно, — говорит Таисия Зотова. — Одно дело, когда ты заключил договоров на 100 млн, и совсем другое, когда речь идет о миллиардах и более, — удвоить результаты во втором случае уже проблематично». К тому же эксперты связывают отсутствие бурного роста в 2012 г. с осторожностью бизнеса, ожидающего перемен на уровне правительства и России, и Челябинской области. При этом участники рынка по-прежнему возлагают надежды на сегмент промышленности. «Он будет прирастать, если собственники предприятий увидят перспективу развития на 3 – 5 лет и примут мужественное решение о техническом перевооружении, — говорит Алексей Биушкин. — А когда они уже его примут, тогда и обратятся к лизингу. Потому что это оптимальный инструмент для финансирования, в том числе оборудования. И он будет оставаться более выгодным, чем кредит, пока действуют налоговые преференции для лизинга».

Комментарии экспертов

Базаров_Балт.лизинг.jpgВадим Базаров, директор Челябинского филиала компании «Балтийский лизинг»: «В 2011 – 2012 гг. при относительно спокойной ситуации с ликвидностью кредитные учреждения ведут более сдержанную политику, ужесточают требования к заемщикам и увеличивают ставки: с начала осени 2011 г. они выросли на 1 – 2%. Поэтому эффекта низкой базы уже не будет. Но при этом не будет и такого резкого выбытия портфеля, как в 2009 – 2010 гг. Серьезного падения спроса на финансовую аренду со стороны бизнеса мы не ожидаем. Пока, по крайней мере, спрос на лизинговые услуги продолжает расти. Стабильно востребована ж/д и авиационная техника. По объему эти сегменты лидируют за счет высокой стоимости имущества и господдержки. Проникновению лизинга в другие отрасли препятствуют низкая динамика спроса и слабая отраслевая диверсификация российской экономики. Кроме того, предприятия малого и среднего бизнеса категорически не развиты, а именно они являются драйверами активности и роста (МСБ занимает более 60% в заключаемых сделках) и именно они быстрее всех восстанавливаются в посткризисный период».

Kashin.jpgВиктор Кашин, директор компании Ураллизинг в Челябинске: «По итогам 2011 г. доля оборудования в общем объеме сделок составила у нас порядка 20%. Увеличение спроса на лизинговое финансирование этого вида товара связано со стабилизацией ситуации в экономике региона, что влечет за собой обновление основных производственных фондов предприятий. Наибольшим спросом пользуется машиностроительное и металлообрабатывающее оборудование, а также оборудование для сферы дорожного строительства, нефтедобычи, переработки, пищевой отрасли. При этом, если говорить о нас, потребность в обновлении имеется у предприятий всех видов деятельности, присутствующих в нашем портфеле. Спрос на машиностроительное, металлообрабатывающее оборудование характерен для крупного бизнеса. Основные клиенты по пищевому, дорожно-строительному и опять-таки металлообрабатывающему направлениям — средний и малый бизнес. Активная работа областных властей по привлечению инвестиций в регион, думаю, будет способствовать увеличению темпов роста лизинговых услуг».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter