Времянки на сносях

Времянки на сносях
Аналитика

16 октября 2012, 18:20
Очередная волна сноса торговых киосков и павильонов, а также других некапитальных сооружений, признанных незаконно возведенными, вызвала не только возмущение владельцев объектов, но и множество вопросов об избирательности этого процесса.

TASS_1432834.jpgСправедливость утверждения «нет ничего более постоянного, чем что-то временное», наглядно демонстрирует бесконечная эпопея с тем, что в градостроительстве принято называть некапитальными сооружениями. Их строят быстро и ненадолго, что будет потом — время покажет. Время показало обещанный в начале строительства времянки красноречивый жест, на всех языках мира означающий просьбу «пойди, пожалуйста, отсюда». В случае отказа подчиниться указанию перста жест из рекомендующего легко превращается в многообещающий — просто вытянутый указательный палец убирается в доступный пониманию кулак. И практически сразу после этого приезжает экскаватор. Правда, эволюция жеста и последующие разрушительные действия строительной техники чаще всего имеют избирательный характер, не всегда поддающийся обывательской логике.

Правило целесообразности

Война с киосками как с явлением, уродующим облик российских городов, началась еще несколько лет назад по всей стране. Процесс этот закономерный, поскольку регулируется как многочисленными регламентирующими региональными и муниципальными документами, так и объективными законами экономического развития. Сначала на смену дощатым халабудам, сколоченным из чего послали бог и свалка, пришли стандартизированные складные «ракушки», в темное время суток больше напоминавшие печальные изделия ритуальных мастерских с прощальным «любим, помним, скорбим». Чуть позже эти «мемориалы» волевым решением были уничтожены (даже экскаватора не понадобилось), и появились более или менее стандартизированные павильончики. В городах начала развиваться индустрия так называемых МАФов — малых архитектектурных форм. Следующим этапом развития стала стандартизация остановочных комплексов, превратившая эти павильончики в современные, хоть и некапитальные магазинчики. Сегодня улицы города то ли уродуют, то ли украшают более 2000 некапитальных объектов, среди которых продуктовые и цветочные павильоны, салоны сотовой связи, магазинчики ширпотреба и прочая шаговая доступность. В настоящий момент все они должны быть приведены в соответствие с принятой в январе 2011 г. «Схемой размещения нестационарных торговых объектов на территории г. Челябинска». Но часть уже возведенных павильонов (чуть более 300) в эту схему по разным причинам не вошла. При этом в большинстве случаев с их владельцами был вовремя заключен договор аренды земли, согласно которому производилась соответствующая оплата. Но, как говорится, если даже все есть, то все равно чего-то не хватает. К тому же в типовом договоре аренды земли под некапитальные сооружения есть совершенно очаровательный пункт о том, что городская администрация может в одностороннем порядке расторгнуть договор в связи с «нецелесообразностью» объекта. В принципе, несмотря на некоторую неоднозначность трактовочки, понять арендодателя можно. Решил хозяин, что в спальне должна быть кровать, а не керогазик, ну, значит, так тому и быть. И потом прямо через спальню пройдет дорога. Опять же, арендатор в спальне пол не помыл в субботу. Все вполне логично: нецелесообразность, «дорожная революция» и обязательный субботник на панели, простите, на прилегающей территории. Не поспоришь. Обиднее, когда хозяин решает, что в спальне пользоваться керогазиком будет не один арендатор, а другой. Пакет решений арбитражного суда распух от решений, а пикет представителей малого, но не малочисленного бизнеса — от обидных для мэрии плакатов. К протестному процессу подключился профсоюз представителей малого и среднего бизнеса Челябинска, обратившийся к заместителю полпреда президента в УрФО по экономике Александру Сидорову. Тот переслал письмо прокурору области Александру Войтовичу, который должен вкупе с сити-менеджером Сергеем Давыдовым и вице-губернатором Юрием Клеповым «разобраться с ситуацией», развивающейся не в пользу «малых» бизнесменов. Примерно такое же болезненное развитие получил процесс сноса «некапитального» Копейска. Словом, хапарайчик вышел не на один шекспировский шедевр. Дело в том, что процесс строительный, сопровождающийся неизбежным бумажным процессом, не всегда идет в последовательности «подпись, печать — строительство». Процедуры согласования разрешительной документации зачастую не просто далеки от совершенства, а формализованы настолько, что оформление всех документов к концу строительства — обычная для российского рынка недвижимости практика. И, кстати, касается это не только некапитальных сооружений. Вот и получается, что в определенный момент в руках у власти оказывается то самое дышло, легко позволяющее совершенно законно показать, куда пойти и что с собой взять. Если нет хотя бы одного из разрешительных документов — строение автоматически превращается не только в некапитальное, но и самовольное. Словом, по совокупности причин специально созданная комиссия при администрации города «приговорила» 110 временных некапитальных объектов. Первые две «показательные казни» прошли в Тракторозаводском районе, а дальше пошло по накатанному: снесены павильоны на перекрестке Комсомольского пр. и ул. Ворошилова, остановочный комплекс «Публичная библиотека», торгово-остановочный комплекс по ул. Воровского, рядом с «КиноМаксом». Остальные «избранные» тоже чувствуют себя «сносно». И если аналогичный процесс в Москве пощадил капитальные неразрешенки, то в принципиальном Челябинске снесли под ноль стационарное двухэтажное здание, в котором работали ресторан армянской кухни «Старый Ереван» и пиццерия Mama Mia. Теперь на пересечении ул. Молодогвардейцев и Бр. Кашириных стоит мгновенно возведенный лотерейный «звездочный» павильончик и «Евросеть».

infograf.jpg

Что нам стоит МАФ построить

С момента, когда в далекие 90-е заместитель главы Челябинска по торговле и услугам Михаил Нуждин объявил войну торговым халабудам и призвал их владельцев хоть как-то цивилизовываться, в смысле облагораживать свои времянки, в городе (впрочем как и по всей стране) начала стремительно развиваться индустрия малых архитектурных форм «под ключ». Легкие сборные конструкции предлагались теперь так же, как торговые прилавки и витрины. Сегодня в городе работает порядка 200 различных фирм, предлагающих готовые павильоны и киоски вместе с монтажными работами и подключением к сетям. Стоимость таких изделий варьируется в зависимости от площади и материалов, из которых они изготавливаются. Так, типовой торговый павильон (14 кв.м) с выступающей консольной крышей со стороны входа и остекленный с главного фасада обойдется примерно в 140 тыс. руб. «Кубик», остекленный с двух сторон, — чуть подороже. Массивный торговый теремок площадью 120 «квадратов», с высоким потолком и основательным столбчатым фундаментом может влететь в копеечку размером 1,5 млн руб. Учитывая, что не все временные и некапитальные сооружения можно перенести без ущерба для самих конструкций, а некоторые просто невозможно куда-либо сдвинуть, в случае попадания их под снос расходы на материалы, проект, монтаж и отделку можно списывать в тартарары. Но кроме прямых затрат есть еще и непрямые, но куда более целевые, нежели все прочие. Стыдливо тупя взор, СМИ, всякий раз рискуя нарваться на неприятности, в открытую, но со ссылкой на анонимные источники называют сумму «кривых» затрат, а проще говоря, взяток, которые составляют от 400 до 700 тыс. руб. Так что только единовременные вложения во временный объект составляют от 600 тыс. до 2 млн руб.

Что нам стоит МАФ сломать

Ломать — не строить. Но тоже стоит денег. Причем на первом этапе принудительного сноса — бюджетных. То есть тех, которые город выделяет на снос незаконно возведенных строений и сооружений. Деньги за эту грязную (только в прямом смысле) работу получает либо соответствующий МУП (в Челябинске, например, фирма «Челябстройзаказчик»), либо, как это прозвучало в официальном интервью сити-менеджера, «специально уполномоченные органы». Сколько за расчистку, больше похожую на банальную «зачистку поляны», получают эти «специальные органы», не озвучивается. Однако есть прошлый опыт, когда во времена первого этапа «дорожной революции» снос нескольких киосков только с одного перекрестка обошелся городу в 1,5 млн руб. Эти деньги позже объявили к взысканию с владельцев снесенных киосков через суд. Стоит ждать аналогичного развития событий и в этот раз. Возможно, через суд удастся оспорить размер суммы сноса с носа (как-то стало правилом, что бюджет зачастую спорно щедр на подобные затраты и во время разбирательства в судах эта излишняя «щедрость» довольно просто доказывается несколькими арифметическими действиями, результатом которых является величина гипотетического отката), но оспорить сам факт необходимости оплаты — вряд ли.

Сети против сети

Те самые сети, о могуществе которых так навязчиво и гипнотически твердят и эксперты в области ритейла, и журналисты, и сами представители ритейла, и владельцы киосков и павильонов. Многие из них считают, что маленьких обижают, именно лоббируя интересы сетевого крупняка. Причем речь идет не только о Челябинске. Все то же самое происходит практически во всех более или менее крупных городах России. Мол, слишком много развелось киосков. Целая сеть. Вот и идут Сети на сети. Розничные магазинчики шаговой доступности, размещающиеся зачастую в некапитальных, но вполне уютных павильончиках, действительно стали альтернативой супермаркетам. Но только тогда, когда надо в домашних тапочках за батоном сбегать. Иными словами, очень безобидной альтернативой. Их единственное конкурентное преимущество, кроме ширины тротуара между домом и ларьком, — экономичность в момент строительства, легкость возведения и короткие сроки изготовления и введения в эксплуатацию. В остальном противостояние этих сетей — как противостояние горы и мыши. Правда, говорят, и гномы умеют мстить. Но это уже из области страшных сказок. Проще предположить, что снос «некапиталок» стал частью процесса стандартизации архитектурного облика современных мегаполисов, где нет места патриархальной уличной торговле с пронзительными выкриками «А вот рыба, кому рыбы?», и где даже зеленщики надежно запрятаны под крыши стационарных рыночных комплексов. Другое дело, что сам ликвидационный процесс принимает неоправданно уродливые формы охоты на ведьм и сопровождается такими явлениями как мздоимство, «нужная» избирательность, наконец, безработица. Только в уже объявленных вне закона киосках и павильонах работают порядка 400 человек, у которых семьи, дети. Тривиально, но ни одна человеческая трагедия не может оцениваться с точки зрения «целесообразности». Что касается незаконности возведенных павильонов, то наличие в городе самовольных строений — не вина их создателей, а издержки той системы, из рамок которой приходится выходить бизнесу.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter