Бизнес эпохи реставрации

Бизнес эпохи реставрации
Аналитика

18 июля 2013, 17:26
Реставрация старинных машин может приносить заметную прибыль лишь за рубежом. Даже в Москве ателье, которые обеспечивают себе доход только автореставрацией, едва ли наберется с десяток. В Челябинске же это и вовсе считается хобби, а не бизнесом.

Первые полчаса на территории мастерской «Ретавто» сложно сконцентрироваться: все время кажется, что попал в какой-то музей. Позднее приходит более точное определение — автокунсткамера. Действительно, ряд автомобильных раритетов, стоящих в «Ретавто», представляет собой исторический интерес. Например, Warszawa — вариант всем известной «Победы», которую производили в свое время в Польше по лицензии Советского Союза. Рядом — невероятно старая Škoda, пара 401-х «Москвичей» и даже знаменитая «инвалидка» — точь-в-точь на такой же разъезжали Трус, Бывалый и Балбес в «Операции «Ы». Станислав Тягунов, директор автосервиса «Ретавто» и член клуба любителей автомотостарины «Мотор-классик», поглаживает бока любимых экспонатов и с энтузиазмом скидывает чехлы с наиболее редких и интересных экземпляров. Тут же хранится несколько раритетов, до реставрации которых у владельца мастерской пока не дошли руки: довоенный Mercedes-230, еле узнаваемый кузов старинного BMW и совсем уж диковинные останки древнейшего «Бьюика». «Первый облагороженный автомобиль у меня появился немногим более 10 лет назад — это была «Победа». Делал ее, разумеется, не я, — вспоминает Станислав Тягунов. — Хотя желание — восстанавливать автомобили и заниматься репликами — появилось еще в юношеском возрасте. Но на первый раз решил доверить все работы сторонним мастерам: реставрацию выполнили в одной из местных колоний. И когда краска со свежевыкрашенного кузова начала отваливаться, я понял, что этим нужно заниматься самостоятельно». С той поры и ведет свой отсчет коллекция Тягунова. Для выполнения всех ремонтных работ, а также для того, чтобы превратить хобби в бизнес с положительным балансом, Станислав открыл станцию технического обслуживания «Рет-авто». Днем наемные механики во главе с владельцем крутили гайки обычных автомобилей, а вечерами и в свободное время занимались реставрацией. Работу мастерам подкидывал сам Тягунов, а также его знакомые по клубу любителей автостарины. «Я искал подходящие автомобили по всей стране: «Победы», «Москвичи», ГАЗ М1, ГАЗ-67 и так далее, — замечает Станислав. — Благо подходящие варианты достаточно часто появляются в Сети».

Утром — деньги, вечером — хобби

В сущности, автомастерская Тягунова мало чем отличается от десятков и сотен таких же небольших частных сервисов: бокс в промзоне города, наборы необходимых инструментов по станам и верстакам, покрасочная камера, подъемники и еще уйма мелочей — все это встало предпринимателю в приемлемые 500 тыс. руб. При том, что бизнесмену не нужно платить арендную плату за помещение, оно у него в собственности. Да и бизнес-план автолюбителя строился вовсе не на реставрационных работах, доход от них — это капля в месячной прибыли небольшой СТО. «В Челябинске не так уж много любителей автостарины, — замечает Тягунов. — Поэтому и ретросервисов мало. Кроме своей мастерской я знаю еще две таких же, где смогут взяться за восстановление и обслуживание «старичков». За все время нашей работы по поводу реставрации к нам обращались единицы. Точнее говоря, на заказ мы сделали только две машины. Потому основную загрузку цеха в плане восстановления старинных машин создаю я сам и мои товарищи. Свои автомобили мы восстанавливаем долго. Дело не только во времени, но и в деньгах». Ежемесячная прибыль, которую приносит автомастерская после вычета всех расходов, заработной платы, налогов и иных платежей, позволяет Святославу выделять на поддержание собственной коллекции 20?–?30 тыс. руб. Если речь идет об уже запущенном в работу экземпляре, то суммы, разумеется, индивидуальны. «Задумывая восстановление автомобиля, окончательную цену вопроса можно только спрогнозировать, — поясняет Тягунов. — Взять, к примеру, такой распространенный вариант, как «Волга» ГАЗ-21. Если к нам обратится гипотетический владелец старого автомобиля и попросит его привести в оригинальное состояние, бюджет я ему не назову, скажу лишь, что придется расстаться с довольно большой суммой денег». Тем не менее предварительный ценник все же есть. Так, чтобы только подготовить и покрасить старый кузов «вкруг», потребуется примерно 80 тыс. руб., и это только затраты на материалы и расходники.

Коммерческая выгода

100 тыс. руб. — максимум за столько можно продать эксклюзивный СМЗ в голубом цвете с мягким верхом. Автомобиль был найден в одной из деревень Свердловской области. Развалюху продали за небольшие деньги, с доставкой вышло 25 тыс. руб. 15 тыс. будет стоить покраска, обновление салона — еще 5 тыс. руб. Не стоит забывать про расходы на запчасти и саму работу. В результате цена раритетного, полностью оригинального автомобиля с исправными документами приближается к планке в 80?–?100 тыс. руб. Но Тягунов прекрасно понимает, что найти покупателя на такой эксклюзив нереально.

Затратная старина

В чистом боксе, по соседству с покрасочной камерой, кузовщик аккуратно шлифует зашпаклеванный бок очередного раритета — той самой инвалидной коляски СМЗ производства Серпуховского механического завода. Чуть позже автомобиль покрасят в насыщенный голубой цвет, чтобы он еще больше напоминал экземпляр, прославленный Гайдаем, полностью отреставрируют и выставят на продажу. Правда, это все же не старинный Porsche или Rolls-Royce — больше 80?–?100 тыс. руб. на нем не заработаешь.

Следующий этап — реставрация салона: подбор материалов, перетяжка кресел и панелей. Если продолжить пример с «Волгой», то только на эти операции уйдет еще тысяч 50. Еще большую сумму нужно заложить на различные детали кузова, салона, подвески или двигателя. Например, руль: чтобы поставить хорошую баранку, близкую к оригиналу, придется попотеть, прошаривая Интернет, а потом выложить около 10 тыс. руб. за нужный девайс. «Отдельная проблема — хромированные детали, — рассказывает Тягунов. — Даже для распространенных моделей готовые комплекты в хорошем состоянии найти невозможно. В прайсе нашего сервиса такой услуги нет, так как нет нужного специалиста. Приходится заказывать на стороне, и не факт, что сделают хорошо. У меня есть уже проверенные мастера, которые занимаются хромированием. Но аж в Нижнем Новгороде. Цена вопроса на ту же «Волгу» — порядка 80 тыс. руб.».

По самым скромным подсчетам, материалы для реставрации даже такого распространенного автомобиля обходятся в 200?–?250 тыс. руб. А если добавить непредвиденные расходы и цену нормо-часов, то бюджет вырастает значительно. Кроме того, сами реставрационные работы занимают достаточно продолжительное время — не месяц и даже не два. В среднем на каждый проект мастера «Ретавто» тратят около года. Разумеется, за отдельную плату темпы работ могут быть ускорены, но и удорожание будет существенным.

С миру по нитке

Позанимавшись несколько лет реставрацией авто преимущественно для себя, Станислав Тягунов не представляет, откуда взялся миф о том, что можно отлично заработать на восстановлении и продажах автораритетов. «Возвращаясь к примеру с нашей, уже просчитанной «Волгой»: продать такой автомобиль в региональных городах очень сложно, вряд ли кто-то заплатит за машину больше 320?–?350 тыс. руб., — калькулирует коллекционер. — Даже если покупка исходного экземпляра обошлась в копейки, прибыль составит пару десятков тысяч. А это и прибылью-то не считается, потому что на все работы уйдет больше года».

Тесное братство

В челябинском клубе «Мотор-классик» не больше 25 активных членов. Большинство из них занимается восстановлением автомобилей самостоятельно. Некоторые обращаются за помощью к Станиславу Тягунову в «Ретавто»: что-то покрасить в камере, посмотреть подвеску раритетов на подъемнике или продиагностировать двигатель. Многие приезжают просто пообщаться и оценить приобретения друг друга. Кстати, коллекционеры часто подкидывают друг другу варианты новых экземпляров по всей России, ведь у многих из автолюбителей есть специализация — на военной технике, «Волгах» или мотоциклах.

В среднем стоимость объектов для восстановления, потенциально интересных хозяину мастерской, колеблется в пределах 20 тыс. руб. Конечно, цена зависит от сохранности экземпляра и его востребованности у коллекционера. «Самая дорогая из купленных для восстановления машин — ГАЗ М1, — вспоминает Станислав. — Она обошлась мне в 50 тыс. руб., а в 2002 г. это были серьезные деньги. В основном цена на сырье — 10?–?15 тыс.». При этом далеко не все автомобили ценятся как основа для работы, многие экземпляры идут донорами или на запчасти. Все зависит от количества сохранившихся машин вообще и наличия запчастей к ним, оставшихся в свободном обращении.

Запчасти — вопрос для реставраторов больной. Если повезло, то нужные детали можно найти на складах. Обывателю ни за что не представить, сколько всего можно найти на старых складах по всей стране. В запечатанных хранилищах частенько попадаются даже неиспользованные экземпляры боевого оружия, так что про автозапчасти, особенно к военным автомобилям, и говорить не приходится. Но если магазины и ретросклады помочь не могут, надежда лишь на таких же энтузиастов. «У нас что-то вроде натурального обмена, — улыбается Тягунов. — Например, у меня есть какие-то запасные детали на автомобиль, который мы уже закончили. А у знакомого из Мурманска имеются запчасти, нужные мне или нашему клиенту.

Списываемся, договариваемся и обмениваемся. Правда, часто на этом пытаются заработать — выменять на какую-то редкость как можно больше ходовых запчастей, чтобы потом перепродать».

Еще одна проблема реставрационной мастерской — квалифицированные специалисты. Здесь не подойдет обычный маляр из заштатной покрасочной. Нужен профессионал, который может работать со старыми поверхностями и необычными красками. Неудивительно, что таких специалистов мало, сетует Станислав: «Я готов платить по 2?–?3 тыс. руб. в день за качественную работу, но найти подходящего человека сложно. Обучать мальчишек с нуля тоже проблема — на них не всегда можно положиться. Поэтому я дорожу своим коллективом».

Коллекционные амбиции

Несмотря на все но, свой бизнес Стани-слав Тягунов планирует расширять — увеличивать площадь боксов, закупать новое оборудование. При нас в цех привезли только что купленный токарный станок. Увеличив пропускную способность сервиса и расширив спектр работ, можно поставить на ноги и реставрационную мастерскую. А там и добиться того, чтобы это хобби действительно стало бизнесом. Тогда «Ретавто» сможет принимать ретроавтомобили из других коллекций на постоянное обслуживание, а также более тщательно следить за собственным парком. «Я по-прежнему не думаю, что на этом можно хорошо заработать, — улыбается Станислав, — но работать себе не в убыток — вполне».

Станислав Тягунов, владелец авторемонтной мастерской «Ретавто»: «Существует много историй о том, как человек купил старый ржавый автомобиль за три копейки, вложил в него какие-то разумные деньги, а потом продал за бешеные тысячи. Так вот — это сказки. По крайней мере, если мы ведем речь о регионах. В Москве, не спорю, полно чудаков, которые могут купить восстановленный автомобиль и в 10 раз дороже его реальной стоимости. Но найти ценителя, готового расстаться с подобными деньгами здесь, в Челябинске, нереально».

Сюжеты:
Авторынок
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter