Раскошелиться на аттестат

Раскошелиться на аттестат
Аналитика

19 февраля 2013, 15:49
Увеличение штрафов за непроведенную вовремя аттестацию рабочих мест кажется самим работодателям очередной борьбой с ветряными мельницами, поскольку утекание денег в государственный бюджет еще никогда не решало никаких серьезных проблем.

Работодателей, судя по всему, хотят заставить всерьез заняться охраной труда: профильный комитет Госдумы рассматривает очередной законопроект, направленный на защиту прав трудящихся. Он предусматривает введение новых мер ответственности за непроведение аттестации рабочих мест, допуск к выполнению работ людей, не прошедших обучение охране труда, неинформирование работников о состоянии условий труда и т.д. Поправки, которые по итогам этого рассмотрения могут быть внесены в КоАП, предусматривают серьезные санкции — штрафы за нарушение норм охраны труда могут вырасти в 20 раз. Для юрлиц они составят 500?–?600 тыс. руб., а ИП грозит дисквалификация сроком от 1 до 3 лет. По сравнению с нынешними 5 тысячами для должностных лиц и 30?–?50 тысячами для юрлиц Попова_ASH_9322.jpgусовершенствованное наказание действительно выглядит внушительным. Только вот можно ли будет с его помощью добиться того, ради чего вроде бы и создается законопроект, — защитить работников? На эту тему рассуждают заместитель руководителя Государственной инспекции труда в Челябинской области Александр Куликов, генеральный директор Центра охраны труда «УНИКС» Николай Краснов, директор Южноуральского филиала ВНИИ охраны и экономики труда Минтруда РФ Евгений Колганов. Позицию бизнеса обозначили директор кондитерской фабрики «Звезды Севера» Олег Мнушко, директор предприятия «Ажурсталь» Игорь Андросов и директор Челябинского филиала компании «Эр-Телеком» Сергей Шилов. Ведет дискуссию управляющая юридической компанией «Лигал Эксперт» Ольга Попова.

— Повышение штрафов — тема горячая. И в ходе беседы хотелось бы понять, каких последствий ждать, если эти меры будут приняты, и как сейчас обстоят дела в этой сфере у южноуральских предпринимателей. Взять ту же аттестацию рабочих мест: эта процедура существует давно, но компаний, уже аттестовавших рабочие места по всем правилам, по данным статистики, не больше 20?–?30%. А еще есть данные Роструда, там говорится, что за последние 4 года об аттестации отчиталось 0,7% российских предприятий. Это, конечно, картина в целом по стране, а как обстоят дела у нас в области?

Александр Куликов:

— У нас в области 1600 хозяйствующих субъектов официально провели аттестацию и отчитались о ней, это 1% от общего числа организаций. Если переводить на число рабочих мест, то аттестовано около 270 тыс., то есть 12,5% от всех работников, кто занят в экономике региона. Если же взять еще деление на вредные и нормальные условия труда, то картина следующая: 70% аттестованных «вредных» мест к 30% «нормальных».

Евгений Колганов:

— Помимо бизнеса есть и иные сферы. И там дела обстоят еще хуже. Наш институт проводил серию бесплатных семинаров для бюджетных учреждений — больниц, школ, детских садов, на которых мы разъясняли, что такое охрана труда. Для чего нужна аттестация, как она проводится, на какие моменты необходимо обратить особое внимание и так далее. Так вот, люди не в курсе многих тонкостей, связанных с процессом аттестации. Для них это совершеннейшая terra incognita. Безусловно, такой подход необходимо менять.

— Как часто Гострудинспекция выявляет нарушения по аттестации и какие санкции применяет к работодателям?

Александр Куликов:

Куликов_ASH_9290.jpg— Крупный бизнес (металлургия, машиностроение) — это достаточно законопослушные предприятия, на них почти везде проведена аттестация рабочих мест. А вот малый бизнес, ИП — там практически при каждой проверке мы выявляем нарушения. Конечно, штрафуем. Однако замечу, что большинство работодателей стремится идти на контакт. Многие просто не знают, что нужно проводить аттестацию! И таких немало — 10?–?15%. В случае, если человек еще в ходе проверки обещает ситуацию исправить, заключает договоры с аттестующими организациями, можно обойтись и без штрафа. Особенно если это какой-нибудь офис, где нет серьезной опасности жизни и здоровью работников. Впрочем, неверно считать, что в офисе совсем нет «вредных» рабочих мест. Уровень излучения, освещенности, шума — все имеет значение. Работодателю самому выгодно привести все эти показатели в норму. Ведь иначе по действующему законодательству только из-за недостаточного освещения он обязан добавить 4% к фонду оплаты труда за «вредность», сократить продолжительность рабочей недели до 36 часов и дать сотруднику дополнительный отпуск в 7 дней. По-моему, гораздо дешевле вкрутить лампочку.

— Хотелось бы спросить бизнесменов: как обстоят дела с аттестацией на ваших предприятиях?

Шилов_ASH_9288.jpgСергей Шилов:

— До того как прийти в сферу телекоммуникаций, я работал в машиностроении и еще в начале нулевых понял, что аттестация — удовольствие дорогое, но необходимое. Создание нормальных условий труда для работников — залог того, что качественной будет продукция или услуги. Случаются сложности. Например, если счет за аттестацию огромный, а предприятие на ходится в затруднительном финансовом положении. Но, как правило, в таком случае можно договориться с аттестующей организацией о том, чтобы провести эти мероприятия не разово, а в течение полугода-года-двух. И госорганы, как ни удивительно это звучит, проявляют лояльность. Если ты внятно объяснишь, что выбор стоит между выплатой зарплаты и проведением аттестации, тебе всегда дадут отсрочку.

— А вам не кажется, что зачастую аттестация бывает очень и очень формальной процедурой?

Сергей Шилов:

— Я считаю, что некоторые рабочие места на производстве не стоит аттестовывать в принципе. Все-таки теоретические выкладки и реальность — это немного разные вещи.

Андросов_ASH_9217.jpgИгорь Андросов:

— Наша компания выпускает машиностроительное оборудование для художественной ковки, поэтому на производстве есть опасные с точки зрения условий труда участки — токарный, фрезерный. Хочу отметить, что помимо аттестации рабочих мест риски того, что там случится что-нибудь неприятное, существенно снижают обучение сотрудников. Причем не формальное, для галочки, как на многих предприятиях, а настоящее, качественное. Но не могу не отметить: если выполнять все условия охраны труда, которые прописаны у нас в законе, то предприятие сразу можно закрывать. Их нереально выполнить все.

Олег Мнушко:

— У меня кондитерская фабрика, где есть и производственные цеха, и офисы. Я тоже за стопроцентную аттестацию. Хочу напомнить, как год назад один подпольный цех отравил пирожными 100 человек. А там, строго говоря, и цеха-то не было — одно неприспособленное помещение, в котором работали непрофессионалы. Причем без всякого соблюдения санитарных и норм охраны труда. Мало того что покупатели пострадали, так еще и репутация производителей аналогичной продукции была подпорчена.

Николай Краснов:

— Наша организация занимается как раз вопросами охраны труда: аттестацией, обучением и юридической поддержкой. И могу сказать, что да, с советских времен сложился стереотип, что вредные условия труда — это только где-нибудь в цехе с соляной кислотой, или у доменных печей, или в шахте. Но гигиенисты делают свои выводы. У шахтеров — свои заболевания, у офисных работников — свои. Последние страдают постепенной потерей зрения, язвой, ишемической болезнью сердца.

— Ну а если аттестовать рабочее место, это как-то повлияет на состояние здоровья работника?

Николай Краснов:

— После аттестации мы выдаем рекомендации по улучшению условий труда, составляем план мероприятий. А затем, исходя из финансовых возможностей предприятия, работодатель решает, что сделать в первую очередь, а что через год. Поменять освещение несложно и быстро. А вот если что-то глобально переделывать на производстве, на это может уйти 20?–?30 лет и столько же миллиардов рублей. В общем, я за стопроцентную аттестацию рабочих мест независимо от того, какое это рабочее место. Другое дело, что, может, подход к аттестации надо менять, чтобы удешевлять затраты. Есть ведь замеры, которые можно делать по шаблонам, не тратя на это время и силы.

 

— Давайте уточним, в какую же сумму может обойтись аттестация рабочих мест?

Мнушко_ASH_9224.jpgОлег Мнушко:

— Да не так уж и много. Возьмем общепит: после автоматизации производства у меня работает 150 человек, для них создано 18 рабочих мест, которые надо аттестовать. Аттестация обойдется в 45 тыс. руб. Раз в 5 лет себе можно позволить такие затраты. И результат будет очевиден — бизнес застрахован.

Александр Куликов:

— На крупных предприятиях типа ММК или ЧМК процесс аттестации — он перманентный. Он идет всегда, в постоянном режиме, по графику. За счет этого и затраты раскидываются на длительный период времени. И еще добавлю, что многие работодатели не в курсе, что 40% затраченных на аттестацию средств они вообще-то могут вернуть путем снижения выплат в Фонд социального страхования.

Игорь Андросов:

— Да, это так. И для нас это существенный момент. Поскольку стоимость аттестации не всегда такая смешная. У нас, например, аттестация совсем недешевая — в среднем около 15 тыс. руб. за место.

Николай Краснов:

— Для примера. Одна из строительных компаний дала нам штатное расписание, чтобы посчитать, какие у них там затраты на аттестацию. И выяснилось, что другая аттестационная контора счет им выставила не за рабочее место, а за каждого работника. А есть ведь аналогичные рабочие места. Допустим, на одном станке может быть занято три человека. В общем, у нас после пересчета цена вышла тысяч на 40 дешевле. В среднем аттестация одного рабочего места в Челябинской области стоит 2?–?3 тыс. руб. Максимум, как например на буровых вышках в море, — 30 тыс. руб. Обучение по охране труда — 2?–?3 тыс. руб. за человека в зависимости от количества. Одного обучить дороже, чем десятерых.

— Давайте перейдем собственно к цене вопроса — размерам штрафов. Какая сумма для вашего предприятия будет подъемной, а какая поставит его на грань закрытия? Законопроект предусматривает максимальный штраф в размере аж 600 тыс. руб.

Олег Мнушко:

— Ну сразу 600 тыс. и не будет. Приходит специалист, проводит проверку и составляет предписание, дает сроки на исправление. И только если ты его не выполнишь, тебе влепят штраф. Но тогда это уже заслуженно.

Александр Куликов:

— Вообще, этот законопроект в стадии «вот-вот примут» уже года два. И я как чиновник, накладывающий эти санкции, говорю: нам этого не надо. И так достаточно инструментов, чтобы работодатели заботились о подчиненных и создавали им нормальные условия. А если я приду на предприятие и наложу штраф в 600 тыс. руб., я его просто убью, это предприятие. А если взять ИП? Ему и так невыгодно не проводить аттестацию, ведь, как правило, там мизерное количество рабочих мест. Более весомым инструментом приструнить работодателя будет даже не штраф, а дисквалификация.

Игорь Андросов:

— Если говорить о штрафах, я считаю, что нынешних рычагов воздействия на работодателей уже и так предостаточно. Нужно просто ответственно подходить к выбору работника, который отвечает за безопасность труда. А то придет иной раз такой вот специалист, и сам ведь ничего не знает, хочет просто зарплату получать.

Сергей Шилов:

— Для меня как для юриста любой штраф при наличии доказанной вины нужно платить, если он установлен законодательно. Есть работодатели, которые просто наживаются на рабских условиях труда. У нас до сих пор есть предприятия, где люди по колено в грязи сидят. Там, простите, даже туалетов нет. Я недавно был на таком заводе, говорю акционеру: «Вы что творите-то? У вас что, принцип выжать людей и выбросить?». А он мне отвечает: «Да ты знаешь, какой у меня доходный бизнес?». Я отвечаю: «Догадываюсь, так, может, вы за счет этой доходности поставите пару биотуалетов и проведете пару субботников?».

Колганов_ASH_9285.jpgЕвгений Колганов:

— Чтобы ситуация с условиями труда изменилась в лучшую сторону, прежде всего необходимо работать с руководителями предприятий и работодателями, менять их отношение. Мы вот говорим о размерах денежных штрафов и почему-то забываем о том, что ежедневно на производстве погибает 11 человек. В год по стране это порядка 4000 человек, без учета травм и профзаболеваний. Предприятия тратят ежегодно 1 трлн 480 млрд руб. не на улучшение условий труда, а на компенсации и больничные. Эту информацию просто необходимо доводить до акционеров и собственников.

— А не станут ли повышенные штрафы причиной экстремизма со стороны работников, которые будут использовать их как способ насолить работодателю?

Сергей Шилов:

— Вы спросите у работников, что такое КоАП, большинство скажет, что это что-то из мультфильма. И лишь процентов 20 ответят, что это Кодекс об административных правонарушениях. Для того чтобы насолить по закону, у населения слишком низкая правовая осведомленность.

Краснов_ASH_9203.jpgНиколай Краснов:

— Квалифицированный работник если не находит общего языка с работодателем, он просто уходит и находит себе место, достойное его. Потому что он всегда в цене. А так называемые проблемные люди есть везде и всегда, и их претензии мало зависят от качества условий труда.

— Если все же предположить, что будут приняты подобные поправки, какие изменения могут произойти в вашей отрасли?

Олег Мнушко:

— Да ничего страшного не случится. Напротив, из отрасли уйдут недобросовестные предприниматели. Станет меньше рвачей.

Игорь Андросов:

— Если штрафы будут разорять средние и мелкие предприятия, то результат будет один — сокращение числа рабочих мест.

Александр Куликов:

— Высокий штраф сподвигнет к переменам максимум 5% работодателей. Добросовестные и так все соблюдают. Должны быть какие-то другие меры, допустим, информирование, какие-то профилактические семинары. Сейчас для потенциальных работников доступ к информации о работодателях в общем-то открыт. Полазьте в Интернете, почитайте отзывы. Если известно, что условия труда никакие, договоры сомнительные, зачем туда идти?

Николай Краснов:

— Вообще, законодательство должно поощрять создание новых рабочих мест. У нас, к сожалению, все наоборот. И штрафам подвергнутся как раз таки добросовестные работодатели. Те, кто в тени сейчас, там и останутся. Помогла бы какая-то систематизация информации о создании условий труда, чтобы те, кто за это отвечает, всегда могли получить ответы на все вопросы. И еще я считаю разумным суммы, заложенные в штрафы, не в бюджет государства направлять, а обязать потратить их непосредственно на улучшение условий труда и устранение тех нарушений, за которые был оштрафован. Тогда от этого будет хоть какая-то польза.

«Курс дела» выражает особую благодарность ресторану ­«Премьер» за высокие стандарты проведения бизнес-встречи и создание атмо­сферы деловой дискуссии.

Сюжеты:
Персонал
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter