Не выходя за рамки

Не выходя за рамки

Не выходя за рамки
Аналитика

19 августа 2011, 15:02
Современный человек ест преступно мало меда — в среднем 300 г за год. Для здоровья рекомендуется употреблять в десятки раз больше. Однако южноуральские пчеловоды прогнозируют снижение и этих мизерных показателей: их бизнес, и без того нелегкий, в форменном загоне.
DSC_4484.jpg

Пчеловод-любитель Евгений Фокин, владелец миниатюрной пасеки, которая базируется на его личном подворье неподалеку от деревни Малиновка, накануне Медового Спаса качает мед. В жаркий безветренный день пчелы еще работают, хотя, по существу, медосбор уже закончился. Насекомые, конечно, прилежно облетают окрестности и находят и пыльцу, и нектар, но из медоносов сейчас остался только донник, да и тот отцветает. У пчеловодов тем не менее немало работы — параллельно с выкачкой «урожая» начинается подготовка пасеки к зимовке.

Дым без огня

DSC_4405.jpgПасека досталась Евгению от тестя. Работа на ней для Вальтера Густавовича стала тяжелой, но опытный пчеловод по-прежнему помогает вести дела не только советом, но и на практике. Правда, сейчас он живет в Германии, однако часто приезжает в Россию. За границей пчеловод со стажем завел знакомства с тамошними владельцами пасек и теперь в курсе «до чего дошел прогресс» в этой сфере в мире. Сравнение, к сожалению, не в нашу пользу. Несмотря на высокий уровень «ручной» работы в пчеловодстве, многие процессы там давно механизированы. У нас пока вся технология по производству меда основана на ручном труде. Пчеловоду приходится поднимать не только ульи массой 50 – 70 кг, но и мешки с сахаром, который нужен для подкормки пчел, 70-килограммовые фляги с медом, магазины с рамками весом 40 кг… На Западе, например, чтобы выкачать мед из рамок, достаточно вставить их в специальную центрифугу, которая будет работать строго в заданном скоростном режиме. Соблюсти его вручную непросто. Только посвященные знают: если слишком ретиво приводить в действие механизм ручной медогонки, можно дров наломать, вернее, сломать хрупкие соты. Словом, процесс получения меда не только трудоемкий, но и требует специальных знаний.

DSC_4355.jpgЕще одно новшество, которое предлагает заграница и которое можно приобрести с помощью Интернета, — пластиковые ульи — у южноуральских пчеловодов пока вызывает недоумение и недоверие. Пока никто из знакомых Фокина владельцев пасек не решился поселить пчелиные семьи в такие дома.

Однако рядом с деловой суетой пчел разглагольствовать некогда. Евгений набивает щепочками и березовой корой просмоленный дедовский дымарь, потом разжигает его, но огонь тушит, как только из носика начинает валить дым, после этого тлеющие внутри угли подбадривает мехами. Мы надеваем маски и, прихватив тележку, в которой установлен деревянный ящик — нуклеус (для рамок, наполненных медом), буднично и осторожно вступаем во владения самых трудолюбивых насекомых на Земле.

DSC_4397.jpgТакой пиар меду не нужен. За чаем с баранками, орехами и, конечно, свежим, только что откачанным медом Евгений Фокин открывает секрет: оказывается, реклама меда с различными добавками часто, мягко говоря, надувательство. Взять хотя бы мед с маточным молочком. Это настолько несовместимые продукты, что ни один уважающий себя пчеловод на такой эксперимент не решится. Это значит, что торговцы, чтобы хоть как-то расшевелить покупателей, пытаются практически из идеального продукта при помощи пиара сделать панацею. Если провести эксперимент и в мед действительно добавить маточное молочко, оно не растворится и плотный мед вытолкнет все примеси на поверхность.

Без приглашения

DSC_4538.jpgЕвгений снимает крышку улья. Верхний этаж, так называемый магазин, прикрыт холстиной. Прежде чем отвернуть ее край, хозяин пасеки немного пыхает на ткань дымом, потом вынимает рамку и оценивает ее состояние. «В этом году семьи активно размножались, и процесс еще идет, — замечает Евгений. — Видите шишечки на сотах, это домики, в которых пчелы начинают выращивать матку». Таких образований может быть десятки: насекомые как бы подстраховываются от угрожающих их виду разных опасностей. Задача пчеловода — не дать насекомым ослабить семью таким активным дроблением.

Рамка с гнездами для маток возвращается на место, ее время пока не пришло. Зато в другом улье (специально для фотосъемки Евгений выбирает ульи с дружелюбными пчелами) несколько рамок перекочевывают в привезенный ящик. Практически все соты в них уже запечатаны воском. Там, в крохотных капсулах, настоящий эликсир жизни, пища богов, лекарство, в общем, называйте как хотите.

В тех сотах, которые остались открытыми, плотность меда другая, но обычно пчеловоды не ждут, когда все соты будут запечатаны на 100%. Насекомые закрывают соты, только когда влажность меда достигает 18 – 21%. Это сигнал: мед зрелый, и его можно откачивать, хотя окончательное созревание продукта произойдет только через месяц-полтора. Если в погоне за прибылью или же по незнанию откачать так называемый напрыск или мед с большой долей напрыска, ничего хорошего из этого не выйдет. Такой продукт можно считать фальсифицированным, то есть разбавленным водой медом. При повышенной влажности в нем начинается активное размножение спор дрожжевых грибков, затем — брожение, а ценные пищевые и целебные свойства продукта, естественно, пропадают. Словом, чтобы не погубить труды пчел и свои собственные, пчеловод должен точно определять зрелость меда.

Рамки во всех ульях стандартные: либо 300×300, либо 230×230 мм. Те, что больше, когда наполняются медом, весят порядка 5, маленькие — около 3,5 кг. Но для пчеловода такая ноша в радость: значит, все труды не напрасны, пчелки здоровы и отработали сезон в полную силу.

DSC_4520.jpgПод патронажем Зосимы и Савватия. Самыми почитаемыми заступниками пчеловодства в России всегда были святые Зосима и Савватий. Между днем св. Зосимы и св. Савватия укладывался весь пчеловодный сезон. 30 апреля на Зосиму-пчельника семьи вывозились на пасеку. Посреди нее ставили накрытый чистой скатертью стол, на него хлеб и соль, черепок с жаром, богоявленскую воду и оставшуюся от пасхальной заутрени свечу, молились святой двоице — Зосиме и Савватию. Потом обходили вокруг пасеки с зажженной свечой, окропляли ее освященной водой. На неделе перед Савватием (2 – 10 октября) отмечалась пчелиная девятина, когда пчеловоды собирались вместе, ели мед, пили медовое пиво, угощали напеченным заранее медовым печеньем и медом родных и знакомых.

Без страховки

Хотя обольщаться не стоит, опасностей, которые угрожают пчелиной семье, сотни: пчелы болеют, их едят птицы. К примеру, для синиц пчелиный яд не помеха, черно-желтые насекомые для них настоящее лакомство, мыши так и норовят разорить улей. В прошлом году пять ульев на пасеке Фокина оказались пустыми. Как выяснилось, пчелы заболели и просто не вернулись в свои дома. Таких историй, если пообщаться с пчеловодами, наберется сотни. Что подтверждает и без того известную истину: риски в этом бизнесе огромны. Евгений вспоминает, как во время сплава по реке Белой познакомился с владельцем огромной пасеки, мимо которой попросту невозможно было проплыть: ульи находились прямо на прибрежных лугах, и пчелиный гул густо стоял в воздухе. На следующий год в разгар лета все эти ульи были пусты — пчелы погибли.

DSC_4395.jpgЕстественно, что страховые компании к бизнесу с таким высоким уровнем риска относятся, мягко говоря, настороженно и не обрывают телефоны пасечников с предложениями застраховать пасеки. Впрочем, и пчеловоды уже привыкли надеяться только на себя. Некоторые помнят про святого покровителя пчеловодов Зосиму и держат на пасеках его иконки. Пасечники с серьезным стажем вспоминают советские времена, когда в сельском хозяйстве работали образованные агрономы. Тогда пчеловодов с распростертыми объятиями принимали в любом совхозе, ведь если пасека вставала рядом с цветущими полями гречихи или подсолнечника, земледельцам был гарантирован повышенный урожай. Сегодняшние фермеры, как показывает практика, в агротехнике мало понимают, компенсируя этот недостаток желанием заработать, потому требуют «за постой» ульев рядом с цветущими культурами плату. По мнению Евгения, выгода и для пасечника, и для фермера от такого соседства очевидна, а значит, просить за подселение ульев какую-либо плату как-то безнравственно и некорректно.

Прозрачная себестоимость

DSC_4530.jpgВпрочем, пчелы летают за взятком примерно на 2,5 км, а если на таком расстоянии взяток недостаточен, то могут отлетать в поисках нектара и на 5 – 8 км от дома. Однако заставлять работать пчелу на пределе сил не в интересах пасечника. В идеале ульи должны находиться в непосредственной близости от медоносных растений. Евгению Фокину повезло: его пчелы все лето паслись на близлежащем гречишном поле, которое засевает один из местных жителей. В результате мед лета-2011 получился на 60% гречишным, остальные 40% были собраны с разнотравья. Благодаря такому удачному соседству пасеку не надо было вывозить «в поля», что, естественно, снизило себестоимость конечного продукта, ведь в цену меда при таком стечении обстоятельств не закладываются ни расходы на бензин, ни аренда или амортизация автотранспорта. В планах пчеловода на следующее лето засеять сотку приусадебной территории эспарцетом (это растение — прекрасный медонос). По периметру участка уже посажены липы, а это значит, как только деревья начнут цвести, на столах тех, кто приобретает мед с пасеки Фокина, появится и липовый мед.

Однако круг постоянных покупателей постепенно сужается. Это в основном пожилые люди, рацион которых сформировался в первой половине прошлого века, во времена, когда понимали толк в меде и он им заменял конфеты, сахар и другие достижения кондитерской промышленности. Сегодняшний платежеспособный потенциальный покупатель не считает мед обязательным продуктом на своем столе, а это значит, что спрос медленно, но верно снижается. Попытка выйти в Интернет со своим экологически чистым, 100% натуральным продуктом для владельца пасеки пока обернулась парой безрезультатных звонков. В общем, на поверку выяснилось: продавать мед в небольших объемах эффективнее всего, пользуясь сарафанным радио. Три литра темно-янтарного меда (это 4,5 кг), собранного пчелиными семьями пасеки Фокина, стоят 2000 руб. Пара столовых ложек в день — и потребность в витаминах, микроэлементах и приятных вкусовых ощущениях будет удовлетворена.

DSC_4526.jpgЕвгений Фокин, пчеловод-любитель:

«Пасека для меня и хобби, и досуг. Конечно, пчелы требуют внимания и постоянной заботы, но и взамен дают много, и мед — только начало длинного списка. Пчеловод постоянно учится и у коллег, и самостоятельно. Для того чтобы дела на пасеке шли успешно, ее владельцу нужно быть трудолюбивым, внимательным, организованным и чистоплотным человеком».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter