Уральский шкаф для соседа

Уральский шкаф для соседа
Аналитика

19 ноября 2010, 15:22
Модернизировав продуктовые линейки, южноуральские мебельщики гуртом устремились в соседние регионы с более ясными перспективами и развитым ритейлом.

phototimes_13654886.jpgВернуть утраченное

Челябинская мебельная отрасль, пересидев кризис, в принципе готова и к восстановлению утраченных объемов, и к освоению новых продуктовых ниш. Проблема у мебельщиков всего одна: кому это все продать? В поисках ее решения компании начинают активнее осваивать соседние регионы. При этом, если в отраслевых СМИ первые сообщения о рыночном оживлении начали появляться ближе к концу лета и началу осени, южноуральские мебельщики вспомнили о захватнических амбициях уже весной. И сейчас пожинают плоды. Миасская фабрика кухонь Lorena, стартовав в марте с двух новых салонов, к декабрю приходит уже с десятком точек в Стерлитамаке, Москве, Уфе, Екатеринбурге, Тюмени и Сургуте. «Линда» начиная с февраля нарастила сеть на 7 дилерских салонов, расширив присутствие в Уфе, Самаре, Нижневартовске, Екатеринбурге и Ревде. Фабрика мягкой мебели «Юнусов&К» открыла два собственных салона в Казани и обзавелась новыми дилерскими точками в Москве и Санкт-Петербурге. Дилерские салоны Domiano появились в Уфе, Новокузнецке, Тюмени и до конца года появятся еще в Сургуте, Нижнем Тагиле и Барнауле. Экспансиям менее именитых марок счета никто не ведет, поскольку и сами они особо не афишируют достижения. Тем не менее, как уверяют сами игроки, выходцев в иные регионы в этом году много. Так, фабрика «Астарта», отказавшись от дилеров в Екатеринбурге и Тюмени, развивается в этих городах собственными силами. Бывший прежде сугубо локальным брендом «Умный модуль» вышел в Екатеринбург... Впрочем, по сути, многие лишь отвоевывают сданные ранее позиции. «Мебельщики во время кризиса пошли совершенно закономерным путем — начали сокращать издержки. И в том числе издержки на содержание салонов в других городах, — говорит вице-президент Ассоциации производителей и продавцов мебели Челябинской области Вадим Трубин. — Это позволило пережить компаниям спад продаж с минимальными потерями. Наша компания «Sid-диваны» поступила именно так, оставив рынки Тюмени и Екатеринбурга на дилеров. Думаю, что как только появились первые признаки даже не рыночного оживления, а стабилизации, многие производители вновь задумались об экспансии». Для многих из тех, кто сейчас прирастает только дилерами, такая стратегия лишь полумера. Расширяя дилерскую сеть, производители готовят почву для полноценной экспансии. Собственная розница всегда результативнее, поскольку хороших дилеров, способных продвигать продукцию и обеспечивать должный уровень продаж, найти трудно. «Мебель нужно уметь продавать, особенно дорогую, — замечает заместитель директора ООО «ВиК» (ТМ Domiano) Сергей Попов. — Когда наша компания находит дилера в другом регионе, мы обеспечиваем ему поддержку: присылаем своих специалистов, которые обучают продавцов. Пока они находятся там, продажи ползут вверх. Как только уезжают, постепенно начинают снижаться».



Соседская перспектива

Несмотря на довольно пеструю географию открытий, самыми привлекательными для челябинских мебельщиков регионами остаются соседи — Екатеринбург, Тюмень и Сургут. Соперничать с ними по популярности могут разве что близлежащие республиканские столицы — Уфа и Казань. Интерес к регионам УрФО вполне понятен: тамошние рынки и до кризиса, и во время него обеспечивали большую долю от общеокружных продаж  (см. диаграмму). Да и сейчас, по признанию самих мебельщиков, спрос на мебель в столицах соседних областей вернулся и раньше, и в большем объеме. «В соседних регионах можно продавать тот же самый продукт несколько дороже, чем в Челябинске, — говорит Вадим Трубин, — поскольку покупательная способность жителей Уфы и Екатеринбурга и, скажем, Казани всегда чуть выше, чем у челябинцев. В Перми, где уровень доходов ниже, более востребована бюджетная мебель. А в небольшой Тюмени погоду делают покупатели из ХМАО и ЯНАО, где уровень доходов самый высокий по УрФО». Кроме того, мебельный ритейл в этих городах развит намного лучше, чем в южно­уральской столице. Так, в топ-5 крупнейших уральских торговых мебельных центров, составленном РБК, нет ни одного южноуральского, Тюмень представлена одним объектом (ТЦ «Магнат»), а остальные 4 позиции занимают екатеринбургские IKEA, «ЭМА», «Полтинник» и «Галерея 11». Более того, Екатеринбург является абсолютным лидером по наличию крупноформатных мебельных точек — на него приходится более половины таких торговых площадей в Уральском регионе. «По уровню развития мебельного ритейла мы отстаем от соседей, — говорит Вадим Трубин. — Причем не только количественно: в Уфе, Казани и Екатеринбурге есть мебельные центры, которые работают не по принципу прямой сдачи площадей в аренду всем желающим. Там формируют ассортимент, пул арендаторов и поставщиков, исходя из выбранной концепции и ценовой матрицы». Роднит региональные рынки лишь поведение покупателей: и екатеринбуржцы, и тюменцы, и челябинцы, и уфимцы стали рациональнее относиться к покупкам. Впрочем, и рынок шагнул навстречу клиенту: многие мебельщики, работавшие в высокой ценовой категории, начали осваивать выпуск менее габаритных и более доступных моделей.

kd_blok_p_019.jpg

В следующем году поток «исходящих» может прирасти еще: вышедшие в регионы на волне посткризисной эйфории и стремления наверстать упущенное в 2010‑м попытаются развить успех. Шансы велики у тех, кто работает в среднем ценовом сегменте и выше. «Производителей бюджетной мебели много во всех регионах, — рассуждает Сергей Попов. — Конкурировать в этом сегменте сложнее, ценовая планка не позволяет сделать что-то, радикально отличающееся от продукции конкурентов по материалам, фурнитуре, дизайну. У тех, кто специализируется на среднеценовой и дорогой мебели, таких возможностей больше». Впрочем, по мнению самих производителей, все зависит от того, насколько долгой будет волна реализации отложенного спроса. В потенциале местной мебели они уверены.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter