1999 год: падали, но поднимались

1999 год: падали, но поднимались

1999 год: падали, но поднимались
Аналитика

20 апреля 2011, 12:26
Дефолт 1998 г. иногда сравнивают с нокдауном. Удар оказался болезненным, но не смертельным, в том числе и для челябинского бизнеса. Уже в первом полугодии 1999-го в деловом жаргоне впервые появилось слово «стабилизец», а в некоторых отраслях даже начался небольшой рост.

Торги года

chtz.jpgЧТЗ не продается

В январе история с Челябинским тракторным, банкротство которого готовилось еще с 1997-го, получила неожиданное продолжение: выяснилось, что желающих покупать этот бизнес целиком нет. «Срок подачи заявок истекает 30 января, — говорил накануне торгов конкурсный управляющий Валерий Платонов. — Пока их нет. После финансового кризиса с деньгами у всех стало напряженно. Тем не менее назначенную цену завода в 3 млрд руб. Платонов считал справедливой. «Недавно я побывал в одной фирме, построившей здание под офис, — замечал он. — Поинтересовался, сколько оно стоит. Мне ответили: миллион долларов. А мы не здание продаем — огромное предприятие и просим за него всего $150 млн. Более того, если разобраться, на торги выставляется весь российский рынок машин нашего класса. Сбросятся, к примеру, «Камацу» и «Катерпиллер» — и все, нет у России своих тракторов». Тем не менее активы предприятия так и не нашли покупателя. Позже на базе ЧТЗ был создан холдинг.

Заем года

Кредит для металлургов

Гораздо более благоприятно развивалась ситуация на другом градообразующем предприятии — «Мечеле». «Не секрет, что комбинат сегодня финансово привязан к швейцарской компании «Гленкор», — писали в местных СМИ в январе, — которая, говорят, не только «пополняет оборотку», а участвует в перевооружении производства. Используя свой авторитет, «Гленкор» привлек к реконструкции комбината ведущие фирмы мира. Скоро должна состояться презентация программы развития, подготовленной канадской фирмой Hatch». «Главное, с чего начал Hatch, — проанализировал выпускаемую продукцию с точки зрения спроса, — комментировал ситуацию член совета директоров Алексей Иванушкин. — Выяснилось: выпускалось не совсем то, что необходимо на рынках. Программа Hatch оценивается в $450 млн. Намечается сконцентрировать ресурсы в кулак, чтобы «Мечел» стал восприимчив к реальным инвестициям. Ведь $140 млн, переданные «Гленкором» в оборот, не дали должного эффекта. Грубо говоря, комбинат проел их. Важно, чтобы нам поверили банки, а мы поверили в то, что все друг другу поверили. Если это сложится, тогда получится и остальное».

Скандал года

Сидение на ЧЗК

Смена власти на заводе им. Колющенко проходила более драматично. Задолженность предприятия достигла таких размеров, что налоговая инспекция инициировала введение арбитражного управления. Однако председателя совета директоров созданного на базе завода ПО «Лидер» Сергея Бухдрукера это особо не заботило. В скором будущем он собирался поднять объемы производства в разы. Этому вроде как должна была способствовать проводимая реструктуризация активов (вызывавшая немало вопросов у властных структур), а также ряд более эпатажных инициатив,  см. «Человек года»). Его уверенность в собственных силах не поколебалась даже после того, как первого внешнего управляющего Валерия Сынчина сменил экс-губернатор Вадим Соловьев. Окружение Бухдрукера комментировало это назначение в прессе в духе «бывший губернатор пришел работать к будущему». Однако у Соловьева было другое мнение.  «По нашим оценкам, с предприятия уведено активов на 70 млн руб.», — говорил он в интервью. Развязка наступила в начале июля. Придя на работу, Бухдрукер обнаружил в своей приемной охрану внешнего управляющего. В ответ предприниматель вместе со сподвижниками объявил сидячую забастовку, отказавшись покинуть свой кабинет. «Великое сидение» длилось больше недели, в конце концов Бухдрукер освободил предприятие. В суде верх взяла команда арбитражного управляющего.

Человек года

Сергей Бухдрукер

bsm.jpgВсе пять лет, что Сергей Бухдрукер «светился» в общественном пространстве Челябинска, он давал журналистам немало поводов для скандальных передовиц. Встав у руля ЧЗК, Бухдрукер выдвигал такие важные инициативы, как поголовная запись всех работниц в кружки шейпинга, профилактика эпидемии гриппа на заводе с помощью чеснока и купания в проруби или соревнование на лучшего заводского выпивоху с последующим вручением победителям призов (по бутылке на брата) и приказов об увольнении. В январе 1999-го он продолжил эту линию, объявив на ЧЗК конкурс «по разработке и созданию наиболее благоприятных условий для пьянок». Свой поступок бизнесмен объяснял так: поскольку бороться с пьянством бессмысленно, им надо управлять. Параллельно шел активный «внешний PR»: Бухдрукер сообщал то о своем желании стать председателем областного комитета по экономике, то о намерении купить ЧТЗ. А в апреле он обнародовал в газете «Бизнес-класс» обращение к Герхарду Шредеру, где повествовал, как он «недавно задумался о том, что ракетная установка «катюша», выпускавшаяся в годы Великой Отечественной войны на заводе им. Колющенко, — прежде всего орудие убийства». Первым «огромным вкладом в процесс осмысления ценности человеческой жизни» стали «глубочайшие извинения перед канцлером ФРГ и германским народом», которые Сергей Моисеевич приносил за то, что руководит предприятием, выпускавшим легендарные установки, и призыв последовать его примеру всем директорам военно-промышленных заводов Земли. Однако к лету, с потерей контроля над заводом, ньюсмейкерская деятельность Бухдрукера постепенно затихла.

Цитата

Сергей Бухдрукер — о причинах проведения конкурса:

 

«Недавно я был свидетелем пьянки в цехе № 10. Отдельные участники этого мероприятия не могли самостоятельно передвигаться, а ведь на следующий день все они должны были идти на работу. Существующая организация пьянок усугубляет социальное расслоение: руководство пьет в цивилизованных условиях, с доставкой домой на служебном транспорте, в то время как рабочие вынуждены употреблять спиртные напитки в антисанитарных условиях и самостоятельно добираться до дома».

Понт года

Имиджмейкинг

В преддверии выборов местная пресса открыла читателям новую профессию — имиджмейкер. Первым челябинцем, который позиционировал себя таким образом, стал выпускник истфака ЧелГУ, президент аналитического центра «Нью Имидж» Евгений Минченко. «Слово «имиджмейкер» мне не нравится, — признавался он. — Я предпочитаю называть нашу работу «политическим консультированием», или есть хороший термин «паблик рилейшнз», частью которого является имиджмейкинг. Я придумал свое определение PR. Для меня оно звучит так: это процесс создания новых реальностей, обеспечивающих условия для достижения целей клиентов. Понимаете, вот человек покупает «Кэмел». Он же покупает не просто сигареты, а образ, некий стиль жизни. Когда люди голосуют за кого-либо, они тоже выбирают определенный стиль жизни. Люди не выбирают какие-то политические парадигмы (они не очень в этом разбираются), они выбирают стиль мышления. Самое трудное — это создать новый стиль, который лежит за рамками общепризнанных. Сегодняшняя реальность такова, что к власти могут приходить самые экзотические личности».

Тенденция года

Уральцы в Белокаменной

tenyakov.jpgК 1999 г. концентрация бывших челябинцев во властных и деловых структурах столицы становится настолько заметной, что «Челябинский рабочий» публикует репортаж о московской диаспоре выходцев с Южного Урала. Он так и называется: «Наши в Москве». Его главный герой — человек, имевший некогда репутацию «буревестника челябинского бизнеса», создатель Челябинской универсальной биржи и коммерческих банков «Ротор» и «КомЧУБбанк» Эдуард Теняков. После отъезда в Москву о его дальнейшей жизни мало что знали даже бывшие друзья. Репортеры «ЧР» вышли на него случайно: в одном из номеров журнала «Автопилот» они обнаружили заметку о том, что некто Э. Теняков приобрел «Роллс-Ройс», в свое время специально созданный для Брежнева. Фото новоиспеченного владельца редкостной машины не оставляло сомнений: это не однофамилец. Судя по всему, московская жизнь Тенякову удалась: как отмечалось в анкете, в его автопарке были также ВАЗ-2106, ГАЗ-3110, Mercedes S600, Rolls-Royse Silver Phantom. Главной своей мечтой Эдуард Вениаминович называл хороший отечественный вседорожник, основными увлечениями — книги, охоту и женщин. Работал он заместителем председателя Московской центральной фондовой биржи, последним достижением считал создание «нового вида ценных бумаг, которые оздоровят финансовый рынок России — двойного складского свидетельства». Поговорить с легендарным земляком не удалось: в это время он выдавал свою дочь замуж за состоятельного выходца из Германии. На вопрос о здоровье Тенякова его сослуживцы ответили лаконично: чувствует себя хорошо, как и любой россиянин, в 48 лет способен без последствий выпить бутылку водки.

Напиток года

Пиво местного розлива

Челябинцы, не достигшие 48-летнего возраста, все чаще предпочитали водке пиво, тем более что к 1999 г. их к этому стало располагать само развитие местного пищевого и ресторанного бизнеса. Во-первых, открывалось все больше чисто пивных заведений; флагманом этого направления долгое время был «Крист» на Алом поле рядом с памятником Ленину. По словам директора кафе Андрея Кристелли, такое соседство было выбрано не случайно, ведь Ленин был известным поклонником пива. Во-вторых, увеличивалось и количество брендов, продаваемых в местной рознице: по этому поводу летом на площади у Дворца спорта даже состоялся первый городской пивной фестиваль. Как отмечали корреспонденты, «неплохо представляла свой товар «Патра», вполне приемлемо выглядело «Венгерское пиво», но лучшим, по мнению полутора десятков опрошенных, стало магнитогорское «Станичное». Хотя самая длинная очередь наблюдалась все-таки у павильонов местного пивзавода. К слову, именно в 1999 г. он вошел в состав Baltic Beverages Holding AB. Иностранцы обещали заметное увеличение объемов производства, в том числе и за счет бренда «Балтика». Хотя и местные марки тоже планировалось оставить: наиболее удачными названиями для них признавались «Демидов», «Кузнец», «Самородок», «Бажов», «Тургояк», «Урал-батюшка» и «Уральский мастер». На последнем и остановились.

Слово года

telecom.jpg«Виртуальность»

В начале февраля приобщение челябинцев к Интернету приняло массовый характер: на ул. Коммуны, 69, открылся первый интернет-центр. «За час работы пользователь сможет получить вчетверо больше информации, чем с обычного рабочего или домашнего компьютера, — обещал руководитель центра Данилевский. — Поскольку у нас не коммутированный принцип связи, а отдельный канал, по которому идет только цифровая информация. Скорость передачи данных — 128 кбит/сек.». Впрочем, в скором будущем «выделенку» планировали провести во все квартиры области: в Трехгорном начала работать фирма «РОН-Телеком», производящая оптоволоконный кабель. Возможности, которые открывает веб, рано или поздно должны были заинтересовать и местных мошенников. Так и произошло: в мае в Челябинске был арестован первый доморощенный хакер. Сотрудники ОБЭП «задержали при обналичивании денежных средств 29-летнего мужчину, работающего программистом в одной из коммерческих структур Челябинска. Как выяснилось, задержанный проник в компьютерную сеть Челябинвестбанка и, «воспользовавшись необходимой информацией и электронными технологиями, перевел 20 тыс. руб. на специально открытый счет».

Скандал года

Пошли в баню

medikom.jpg«Помещение бани № 2 на ул. Воровского, 11, теперь занимает фирма, которая веников не вяжет, — информировала горожан весной 1999-го Лидия Садчикова. — «Медиком» специализируется на компьютерной технике, причем делает это достойно. А как же баня? В общем, любимый народом очаг гигиены угас, а районные и городские власти не в состоянии повлиять на ситуацию». Судя по всему, подобная смена профиля переполнила чашу терпения: журналистка настаивала, что опасная тенденция налицо. «Общественные туалеты сегодня вытеснены частными магазинами, салонами, барами, — писала она. — Та же участь, очевидно, может постичь и помывочные учреждения. Открыв телефонную книгу, я обзвонила указанные в ней 22 челябинские бани. «Иных уж нет. А те...» переоборудованы в колбасные, майонезные и прочие цеха. Муниципальные бани, коих осталось максимум по две на район, сами нуждаются в помывке, то бишь в ремонте. Из городского бюджета капли не выжмешь. А зачем? Чиновники вряд ли моются таким демократичным способом. А мыться простому народу надо, особенно в сезон традиционного отключения горячей воды. И где «отмывать» челябинцев?».

Рейтинг года

Кто управляет городом

С начала года местный Центр анализа и прогнозирования начал регулярно публиковать рейтинг деловой элиты, оказывающей наибольшее политическое и экономическое влияние на жизнь области. «Опрос экспертов показал, что снизили свой рейтинг влияния руководители финансовых структур (Челиндбанк, Челябинвестбанк, Сбербанк России), влияние которых уменьшается вследствие вялотекущего финансового кризиса, — анализировал тренд того времени руководитель аналитической группы г-н Лавров. — Напротив, буквально из месяца в месяц упрочивается влияние как на политику, так и на экономику трех «хлебных королей». Это М.В. Юревич, А.П. Берестов, С.А. Мительман. Юревич оказался безусловным лидером экспертной оценки. Он единственный из 61 представителя деловой элиты поднялся по рейтингу на 1,27 балла». Словом, деловая элита Челябинской области готова выдвинуть политических лидеров из своей среды, «не опираясь на политическую помощь столицы и властвующей региональной элиты».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter