Небазарный день

Небазарный день
Аналитика

20 декабря, 16:27
Закрытие ярмарки на Комсомольском проспекте станет логичной точкой в одном из эпизодов перманентного процесса выяснения межличностных отношений бывших и нынешних политических элит.

TASS_1169346.jpgЯрмарка на Комсомольском проспекте открывалась в 2009‑м шумно и весело, как это и положено всем «ярманкам» на Руси: «деревянные качели, расписные карусели», анонсы в прессе, громкие заявления о том, что это уникальное явление «положит начало новым отношениям производителей продовольствия и потребителей». Представители областной администрации благостно улыбались объективам телекамер и обещали фермерам арендный рай общей площадью 35 тыс. м2. Городская власть в ответ пообещала ад для собственников рынка и, надо сказать, обещание свое сдержала незамедлительно. Спустя пару недель после открытия в мэрии сообщили о том, что владельцы торгово-выставочного центра «Комсомольский» не представили городским властям необходимых документов, в результате чего никакого разрешения на создание торговых мест не получили. Стало быть, торжище существует незаконно, как майдан в исправительном учреждении, и будет непременно прикрыто. За «базар-ярманку» вступился вице-губернатор, назидательно посоветовав городским чиновникам «не кошмарить бизнес», а, наоборот, «поддерживать конкуренцию и продвигать «философию дешевого продукта». Но, по сути, не до философии было ни тем, ни другим: за процессом на Комсомольском угадывался полномасштабный конфликт улицы Цвиллинга и площади Революции. Весь сколько-либо стоящий бизнес разделился на два обоза конфликтующих армий и время от времени шрапнель распоряжений, разоблачений и угроз противника накрывала маркитантов, невзирая на авторитетное прикрытие. Так получилось и на этот раз: собственником земли под «Комсомольским» является бывший вице-губернатор Челябинской области Игорь Сербинов. Его поддержка — тогда еще действующий вице-губернатор Андрей Косилов. Стоит ли говорить, что, несмотря на понятное отсутствие соответствующего разрешения со стороны городских властей, ярмарка с переменным благополучием начала торговать стандартным набором любого уличного рынка от говядины, взращенной в собственном хлеву, до майонеза, перекупленного на другом рынке. Попытки через СМИ взять покупателей на испуг «несанкционированно выращенными овощами», буквально пропитанными неизвестными удобрениями, особого успеха не имели: уже понятно, что среди равных покупатель выбирает тот рынок, который ближе, за исключением уникальных предложений (которых в Челябинске просто нет).

Через год таблички на кабинетах в здании на Цвиллинга сменились. Мэр стал губернатором, вице-мэр «подрос» до вице-губернатора. Представилась хорошая возможность довести дело с «бывшими» до логического конца хотя бы в отдельно взятом эпизоде с ярмаркой: аннулированы все выданные ранее областной администрацией разрешения, направлены заявления прокурору Челябинской области и в управление Роспотребнадзора. После уточнения имен и фамилий люди знающие уже не слушали рассуждений о законности или противозаконности существования рынка в Курчатовском районе: не он первый, не он последний. Там, где закон становится, по образному выражению известного киногероя, «кистенем», объект, к которому он применяется, чтобы добить противника, — вариативен. Будь то рынок, завод или банк. Но посмотрим на рыночный вопрос с другой стороны.

Это ярмарки краски

Ярмарки (от нем. Jahrmarkt — ежегодный рынок) — регулярные торжища широкого значения; рынок, регулярно, периодически организуемый в традиционно определенном месте; сезонная распродажа товаров одного или многих видов. Следовательно, мед, молоко, мясо, масло и прочее по выходным под музыку, скоморохов и цыган с медведем — это ярмарка. А семь дней в неделю с кетчупом и майонезом, как ни крути, — нечто другое. Значит, получив разрешение на ярмарку, а открыв базар, собственники «Комсомольского» таки совершили нарушение. Хотя вопрос формулировок не менее казуистичен, чем юридическое крючко­творство. Второй малоприятный аспект — земля. Не в юридическом ее смысле, а в прямом. И если фермеров земля, на которой они выращивают свои огурцы-помидоры, кормит, то та, на которой они торгуют, может только отравить: территория рынка находится в промзоне, по соседству с автосервисами, многочисленными мойками и стоянкой грузовиков. «Спецтранс» в свое время сам немало напитал свою землю всем, что «дымит-коптит и плохо пахнет». Еще один плюс в пользу аргументов администраций города и области. О социальной значимости «Комсомольского», о которой убедительно рассказывали в своих интервью сторонники проекта, тоже можно поспорить: цены здесь не выше средних, но и не ниже. Примерно сопоставимы с «золотой серединой» по городу. Рабочие места на рынках есть, перераспределение произойдет незамедлительно. Словом, закрытие рынка никакого социального взрыва (как это было в случае с рынком у «Башни») не предвещает. Учитывая все законные основания и отсутствие разрешительных документов, можно только поаплодировать властям: справедливость восторжествовала.

Принцип избирательной справедливости

Впрочем, происходит это не всегда. Никакие мольбы не помогли арендаторам торговых точек на рынке «Башня». Его ликвидировали. В 2001 г. часть территории «Башни» отошла фирме ОАО «Торговый ряд» (говорят, что 80% акций компании принадлежит ОАО «Макфа») под застройку четырехэтажного торгового комплекса. По плану застройщиков, на пересечении ул. Горького и Салютной предполагалось возвести крытый рынок, куда смогли бы переехать арендаторы «Башни». Вскоре строительство было заморожено, но с приходом к власти мэра Челябинска Михаила Юревича на площадке стали возводить супермаркет, а на месте мини-рынка запланировали построить автомобильную парковку. Тогда конфликт между арендаторами «Башни» и представителями ОАО «Торговый ряд» перешел в открытое противостояние, дошло до настоящей драки и требований возбудить в отношении главы города уголовное дело. А в августе прошлого года «не по милости, но по разумению» отложили на год снос торговых рядов на ул. Худякова. В качестве альтернативы торговцам предлагалось построить «подземелье» под сквером на ул. Доватора. Сразу после такого заманчивого предложения руководство торговых рядов подняло стоимость услуг «в связи с повышением затрат на хозчасть» и ужесточило штрафы. Рынок торгует, а транспортную развязку расширяют за счет сквера, поскольку (почти цитируя Михаила Юревича) сохранить рынки, столь любимые горожанами, следует во всех районах города, за исключением центральной части. Безусловно, в «торговле мясом с коленки» мало цивилизованного. Действительно, мини-рынки особой красоты городу не добавляют. Но почему такая избирательность и рестриктивность в ликвидации этого бе­зобразия? Есть же целый ряд документов, четко регламентирующих порядок организации рынков.

В 2007 г. в Челябинской области в соответствии с изменениями в федеральном законодательстве впервые был утвержден ­реестр розничных рынков, расположенных на территории Челябинской области. Согласно закону, разрешение на деятельность может быть выдано только тем объектам, которые внесены в областной реестр. Учет всех розничных рынков и координацию их работы ведет министерство экономического развития региона. Специалисты ведомства собирают сведения о наличии подобных торговых точек во всех городах и районах области и по мере необходимости, примерно раз в год, вносят изменения в региональный реестр. Тогда же вышло постановление главы региона, определяющее план организации розничных рынков в зависимости от потребности каждой территории области в рынках того или иного типа, места их расположения. Тогда в областном центре действовало 53 рынка. Часть из них за эти годы трансформировалась в торговые комплексы или магазины, часть «ушла под нож». Сегодня в областном реестре 36 розничных рынков. «Комсомольского» в нем нет. Но нет в нем и рынка у дворца спорта «Юность», и рынка по ул. Котина, и торговых рядов на перекрестке ул. Чичерина и Комсомольского пр., и еще многих точек уличной торговли (более 10 рынков, на которых идет активная реализация продовольственной продукции, не внесены в областной реестр розничных рынков). По сути, ее вообще не должно быть, поскольку с 2010 г. по 271‑му Федеральному закону «О розничных рынках» ВСЕ они должны расположиться под крышей вне зависимости от того, под чьей крышей они находились до сих пор.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter