Приступ кластеротворчества

Приступ кластеротворчества
Аналитика

20 декабря 2011, 12:00
В 2011 г. Челябинская область анонсировала в 3 раза больше кластерных проектов, чем годом ранее.

phototimes_11638915.jpgВряд ли будет преувеличением сказать, что Челябинская область в 2011 г. стала едва ли не чемпионом среди российских регионов по количеству заявленных к реализации кластеров. Что стало причиной такой плодовитости? Не будем совсем уж сбрасывать со счетов идеалистическую версию о невероятной продвинутости и интеллектуальности нынешнего областного руководства, комплексно и стратегически подводящего основу под будущее южноуральское экономическое чудо, что в стране с напрочь отсутствующей промышленной политикой выглядит весьма экзотично.

Возможно, едва ли не ежемесячное анонсирование очередного кластерного проекта — часть масштабной пиар-кампании как предвыборной, так и чьей-то личной. А может, это закономерное следствие осведомленности о грядущих федеральных вливаниях в региональные кластеры? Во всяком случае, пристальное изучение тематического информационного фона в Интернете выявило серьезное предчувствие старта федерального финансирования таких программ именно в 2012 г., спустя 7 лет после принятия нормативных актов, позволяющих регионам на конкурсной основе получать субсидии на подобные инициативы.

Если отвлечься от мотивационного аспекта, тема кластерного подхода применительно к реалиям Челябинской области способна завести в самые неожиданные дебри.

Начать хотя бы с того, что область и так буквально пронизана сформированными и проверенными временем кластерами, которые кластерами никто почему-то не называет. Они достались нам в качестве богатого наследства от советских времен, когда в разных регионах большой страны создавались ТПК — территориально-производственные комплексы, включавшие в себя группы родственных и смежных предприятий с одновременным развитием необходимой инфраструктуры от вузов, НИИ и ПТУ до специфических транспортных коммуникаций. Основу промышленности Южного Урала составляет мощный металлургический кластер, включающий сотни предприятий — от горнорудных до обрабатывающих. Второй очевидный кластер — ядерный. К сожалению, машиностроительный кластер советского образца не выдержал испытания рынком и пребывает во фрагментированном состоянии, резко сдав в объемах производства.

Не менее запутанна история и с новичками. В их определении явно присутствует терминологическая путаница. Зачастую кластерное по сути образование записывают в технопарки, вертикально интегрированные холдинги или вообще в какую-нибудь гильдию оружейников.

Тем не менее «Курс дела» взялся систематизировать все, что происходило в региональном кластерном поле в течение 2011 г. Картина следующая. Если за весь 2010 г. было громко заявлено о создании лишь трех кластеров (светодиодного в Миассе, тарного в Аргаяшском районе и сувенирно-оружейного в Златоусте), то в 2011 г. мы насчитали уже добрый десяток кластероподобных намерений, далеко не каждое из которых располагает шансами на успех.

Силикон без эротики

Кремниевый кластер, в который должны быть вовлечены Миасс, Куса, Кыштым и Троицк, был инициирован областным минпромом, разумно полагающим, что грех не использовать естественные преимущества региона, выражающиеся в наличии месторождений кремнийсодержащих материалов. Вокруг них и задумано выстроить новую для региона кремниевую экономику: наладить выпуск стекла, построить завод по производству ферросилиция и предприятия по производству особо чистого кремния, увеличить производство высокочистых кварцевых концентратов. Проект пока затормозился на стадии обсуждения. Владельцы месторождений готовы хоть завтра форсировать добычу. Те же, для кого песок — сырье для переработки, озабочены поиском финансирования, суммарно тянущего под $1 млрд.

Кластерное плацебо

Михаил Юревич дал добро на вхождение трех предприятий Челябинской области в патронируемое властями Свердловской области некоммерческое партнерство «Уральский фармацевтический кластер». Главным фигурантом кластера стал ядерный центр ВНИИТФ в Снежинске, на базе которого на скорую руку презентовали инвестиционный проект «Создание биотехнологического научно-производственного технопарка». Второй титулованный участник — компания «Сантэфарм» из Копейска, к слову, занимающая едва ли не монопольные позиции в России по контрактному производству шипучих растворимых таблеток под торговыми марками и по рецептуре заказчиков. Следы третьего участника, некоего фармпредприятия из Ленинского района Челябинска, обнаружить не удалось. Но не в этом проблема проекта, чьи кластерные перспективы весьма сомнительны. Дело в том, что единичные фармпредприятия двух областей не связаны между собой ни кооперацией, ни наукой, ни системой подготовки кадров. Разве что только возможностью претендовать на деньги Минздравсоцразвития.

Трамвай «нежелание»

Странная кластерная история приключилась между ОАО «НПК «Уралвагонзавод» и ФГУП «Усть-Катавский вагоностроительный завод». Свердловчане, вроде как по инициативе губернатора Челябинской области, вознамерились использовать трамвайные производственные площади УКВЗ для создания на их базе кластера по производству рельсового электротранспорта нового поколения: трамваев, легкого метро, высокотехнологичных скоростных машин. Пообещал Уралвагонзавод и технологии, и инвестиции. Ответом со стороны УКВЗ было явное раздражение. «У завода и корпорации «УВЗ» совершенно разные профили. УВЗ — бронетанковый холдинг, у нас космическое направление. В холдинг «УВЗ» мы входить не будем. Я думаю, что наша вышестоящая организация — Роскосмос — просто этого не позволит», — заявил помощник гендиректора УКВЗ Виталий Михеев. Впрочем, чиновники областного экономического блока намерены продавить решение о кластере через Правительство РФ.

Infogr.gif

Смазали маслицем

Холдинговая компания «Сигма», успешно торгующая по всей стране растительным маслом под брендами «Корона изобилия», «Семь подсолнухов» и «Солнечный цветок», сподвигла областной минсельхоз на вполне кластерную идею. И в самом деле: если компания вложила 2 млрд руб. в модернизацию Копейского завода растительных масел и установку линии экстракции в ОАО «Чишминская», а увеличившиеся мощности производства на 90% загружаются привозным сырьем, то почему бы не проработать возможность выращивать масличные на месте? И на логистике экономия, и селу занятие. В итоге озвучена цель: за 3 – 4 года довести площади под рапс и подсолнечник до 100 тыс. га и вовлечь в обеспеченное спросом растениеводство 10 – 15 южноуральских сельхозпроизводителей.

Кластер с электроприводом

В марте на смотрины губернатору с целью заручиться бюджетными гарантиями был представлен проект завода по производству электродвигателей. Новый завод под названием «Кранос» должен разместиться в Снежинске и выйти на ежегодный объем выпуска продукции в 2,5 млрд руб. Современную технологическую линию согласна установить «под ключ» американская компания Alliance Winding Equipment Inc. Чтобы оплатить это оборудование, инициатору проекта — компании «Приводные машины» — и понадобились гарантии области под кредит в 1,2 млрд руб. Область с первого раза ничего гарантировать не стала, но, несмотря на это, устами некоторых чиновников провозгласила создание очередного, на этот раз редукторного или электроприводного, кластера: «В Челябинской области электроприводами занимаются давно, но сегодня мы впервые выходим на стадию строительства целого завода по производству больших тяговых машин. Этот проект мы можем рассматривать в качестве базового для развития в Челябинской области крупного производства электрических приводов различного назначения, остро необходимых для нашей индустрии».

Порошок на поток

В 5 км от Чебаркуля в течение 5 лет должен на полную мощность заработать инновационно-производственный технопарк порошковых материалов и технологий, в составе которого предполагается наличие 50 мини-заводов, 6 якорных фабрик и даже порошковой биржи. Порошковый кластер должен обеспечить производство порошков и микропорошков до 350 тыс. т в год, что не является чем-то фантастическим, поскольку Россия до сих пор — нетто-импортер порошков дисперсного помола, широко использующихся при нанесении различных покрытий на металл и в смазочных материалах.

Свиньи, куры и зерно

Губернатор Челябинской области поставил в минувшем году задачу — увеличить на территории региона производство свинины до 150 тыс. т в год, а также удвоить и без того внушительный объем производства мяса птицы, при этом наказав растениеводам обеспечить набирающее обороты животноводство собственным фуражным зерном. Учитывая тот факт, что все крупнейшие производители мяса в регионе еще и активные игроки на рынках мясопереработки и розничной торговли, впору констатировать оформление на Южном Урале мощного мясного кластера, который к тому же довольно решительно завоевывает рынки сопредельных территорий.

Наноразмерщики

Областное минэкономразвития отчиталось о том, что не зря несколько лет подряд вкладывало деньги в 5 инновационных предприятий из Челябинска, Копейска и Снежинска, поскольку теперь они — кластер! Замкнув весь цикл от НИОКРа и добычи сырья до изготовления готовой продукции, предприятия производственной цепочки обеспечили на выходе выпуск озоновых наноалмазов, 80% которых уходит на экспорт в страны Тихоокеанского региона. Результат похвальный, но вот только вопрос: смогут ли участники ко­операции вырасти из собственных микроскопических размеров, создав вокруг себя критическую массу производств, изготавливающих разнообразную продукцию с применением наноалмазов, либо нарастив производство наноалмазов до таких объемов, чтобы стать заметными игроками отрасли?

Гостеприимство крепчает

Первая межведомственная программа развития туризма в Челябинской области до 2016 г., претендующая на софинансирование из федерального бюджета в размере 13 млрд руб., должна послужить цементированию на территории региона разветвленного туристического кластера. Непосредственно в программе к финансированию предлагается 28 знаковых мест региона. Но не стоит забывать, что и без этих вливаний южноуральская индустрия гостеприимства стремительно прирастает новыми объектами, становясь все более весомой частью регионального валового продукта.

На IT с «Прибором»

На базе ФГУП «Завод «Прибор» создан IT-технопарк, призванный стать местом концентрации компаний, создающих программный продукт, а также работающих в сферах, связанных с энергоэффективностью. На момент аккредитации технопарка в нем работало лишь 8 компаний: 4 крупные и 4 — созданные выпускниками вузов. Хотя власти и уверяют, что в технопарке созданы условия не хуже, чем в корпорации Google, не факт, что площадка станет привлекательной для новых резидентов. Положительный эффект появления IT-технопарка в Челябинске лежит скорее в пропагандистской плоскости и в подаче нужных сигналов системе подготовки кадров. Главная же опасность всей затеи — в абсолютной неконкурентоспособности зарплатных предложений программистам в Челябинске: при достижении определенного уровня профессионализма хороший специалист, с высокой долей вероятности, предпочтет Челябинску Москву или вариант в дальнем зарубежье.

Нечаянная радость

Под занавес 2011 г. областные власти обрадовали проектом машиностроительного кластера, который будет создан в Миассе на базе автозавода «Урал». Радость в том, что это единственный из всех анонсированных кластер дискретного типа, суть которого в том, что масса производств комплектующих выстраивается вокруг компании, выпускающей технологически сложный продукт, в состав которого входит большое количество деталей. Никаких дополнительных подробностей о новоиспеченном кластере, за исключением того, что ряд проектов планирует переходить из Московской области в Челябинскую, чиновники не сообщили. Обмолвились лишь, что кластер машиностроения на сегодняшний день — это самый реальный проект. И в этом они абсолютно правы, поскольку вокруг того же УралАЗа некое подобие кластера существует уже давно. Впрочем, как и вокруг ЧТЗ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter