Чес в руках

Чес в руках
Аналитика

21 марта 2011, 16:08
Число участников рынка продвинутого хэнд-мейда даже по приблизительным оценкам насчитывает в Челябинске не один десяток тысяч человек.

phototimes_12851556.jpgОни были всегда, эти тетеньки, которые умели вязать, кроить, шить на машинке, вышивать крестиком и гладью и даже делать мягкие игрушки. Все эти скучнейшие занятия справедливо считались уделом бабушек, одиноких библиотекарш, мамаш с детьми и тех, кому попросту не хватало денег на одежду. Вот моя школьная подружка Ниночка росла без отца, мама растила трех дочерей одна. Результат — все они себя обвязывали и обшивали, как маленькая мануфактурка, страшно этого стеснялись, потому что им было тогда невдомек, что на них самый натуральный хэнд-мейд и его надо носить гордо.

Сейчас мне даже трудно составить приблизительный социальный портрет мастериц-рукодельниц, потому что среди них все те же мамаши с детьми, библиотекарши, пенсионерки, а также менеджеры по продажам, студентки, дауншифтеры, милиционеры, руководящие работники, фрилансеры, дизайнеры, бухгалтеры, инженеры-водопроводчики, рекламные криэйтеры, телеведущие и т. д., список можно пополнять любыми знакомыми вам специализациями. Озадачившись этим вопросом, я только среди ближайших знакомых насчитала пять, нет, шесть «хэнд-мейдерш» разного профиля. Хэндмейд-девочек объединяет, пожалуй, только одно — у них ручки растут из нужного места. И ручки эти чешутся.

Мадам Бижу

«Я страшно люблю бижутерию, обожаю! Но она слишком дорого стоит, чтобы я могла покупать все, что мне нравится, и столько, сколько хочу. И я подумала, а почему бы не делать украшения самой, — рассказывает журналист Алена Попова. — К тому же появилось так много приспособлений: бусины, цепочки, шнурочки, застежки, швензы, и всего этого россыпи, и такое красивое! Я купила инструменты: круглогубцы, бокорезы и маленькие плоскогубцы — и стала сочинять бусы».

А когда начнешь, остановиться уже невозможно — этот момент подмечали независимо друг от друга все мои собеседницы. Поездки по магазинам-лавочкам, поиск бусинки нужной фактуры или ленточки нужного оттенка, появление все новых и новых техник (валяные бусины, вязаные, стеклянные и т. п.) — это такая зараза, по психотерапевтическому эффекту ничуть не уступающая банальному женскому шопингу. А идеи новых штучек, которые без очереди теснятся в голове: где-то что-то увидела, залюбовалась, придумала по-своему — все это не дает останавливаться, даже когда количество сотворенных бус переваливает за несколько сотен, а сережки, брошки и браслеты мы даже не беремся подсчитывать.

«Для меня это своего рода медитация, — говорит Алена. — Вот я вчера собрала за вечер три фиолетовых цветочка из натурального шелка. Еще не знаю, куда их приспособлю. Мне нравится сам процесс. Я же это делаю для себя, не на продажу».

Кстати, что касается коммерческого эффекта от такого хобби, он весьма и весьма призрачен. Мы посчитали: чтобы сделать банальнейшие бусы, скажем, из 10 стеклянных, якобы богемских бусин на ленточке, нужно 100 руб. (бусины по 10 руб.) + 3 руб. (лента) + 10 руб. (застежка) = 113 руб. Плюс работа и амортизация оборудования, которые мастер оценивает примерно в 100 руб. Получается грубо 210 руб. — примерно столько стоят бусы и в салончиках, торгующих бижутерией. А если кроме упомянутых десяти бусин Алена нанижет еще полтора десятка разнокалиберных декоративных элементов, чтобы было наряднее (как оно обычно и делается), то себестоимость перевалит и вовсе за 250 руб.

«Зарабатывать этим невозможно, это просто украшает жизнь, — подытоживает Алена. — Я свою бижутерию ношу сама. Это как раз тот случай, когда сапожник с сапогами. Друзья, коллеги удивляются, рассматривают, просят такое же — я с удовольствием делаю, дарю или продаю. Продажа — это очень важно, потому что для меня это признание, а вовсе не доход».

Лакировка действительности

Это занятие на старте более затратное, но не менее заразное. Причудливые салфеточные рисунки покрывают в принципе любую поверхность: от фоторамки и шкатулки до цветочного горшка и подноса, преображая и делая их абсолютно эксклюзивными. Моя подруга Катя, преподаватель русского языка по образованию и дизайнер по призванию, отдекупажировала пожилую газовую плиту так, что ее можно продавать как арт-объект на выставках. «Ну, просто она была страшная», — объясняет Катя свой художественный поступок.

С декупажем все проще, чем с бижутерией. Нужен первоначальный капитал (рублей 600 на краски-лаки-кисточки-грунтовки и прочие трехслойные салфетки) и минимум аккуратности. Эстетизм изделию придаст тот художник, который нарисовал салфетку, ваш собственный вкус в данном случае вторичен. Любимый декупажницами магазин IKEA в изобилии поставляет подручные деревяшечки (полочки, дощечки, комодики...), а салфеток сейчас столько, что никаких поверхностей в доме не хватит. В декупаж погружаются, как правило, на мастер-классах, щедро устраиваемых арт-лавочками, которые таким образом растят себе клиентуру, и сообществами рукодельниц, зарабатывающих на своем хобби. Так, точечное занятие в самой популярной челябинской хэндмейд-мастерской «Полосатая клумба» стоит 600 руб. (весь курс — 1800 руб.). Курсисткам выдают все материалы для работы, и у них остается собственноручно декупажированная штучка на память и вирус хэнд-мейда в крови.

Цветная варка

С мыловарением, как показала жизнь, справится даже ребенок — это не сложнее, чем печь печенье. Мыло сейчас не варят разве что совсем лентяйки и нетворческие личности. Главное, что выгодно отличает этот вид ремесла от других, — примитивная технология и свобода фантазии. Берутся мыльная основа (ее покупают килограммами примерно за 220 руб.), кулинарные формочки и такие прекрасные ингредиенты, как аромамасла, красители, лепестки роз, твердые масла, апельсиновые корки, кофе, овсяная крупа, корица и прочее вкусное и пахнущее, которое делает беспонтовое мыльное желе авторской работой. Все это дело прихотливо смешивается по готовым рецептам или в свободных вариациях, и получается бессчетное число разноцветных мыл, больше похожих на пирожные, чем на заурядное средство гигиены.

Самая известная в Челябинске мыловарщица Ира_Solnyshko продает через интернет-магазины такие занятные штучки от 150 руб., что устанешь выбирать, какая интереснее. Но большинство мыловарщиц занимается этим для души, радостно одаривая своими творениями друзей, соседей, коллег и родственников, а также классных руководителей и сотрудниц мужа на 8 Марта. Детское правило «Лучший подарок — это подарок, сделанный своими руками» в этом случае работает как никогда.

А счастливые мыловарщицы, переехавшие на ПМЖ в Германию, рассказывают, как можно озолотиться, открыв лавчонку по продаже мыла ручной работы. Говорят, идет на ура. Главное — рассказать упорядоченным немцам, что эти штучки натурального происхождения, тем более это правда.

Тедди-арт

Пожалуй, самое филигранное и виртуозное рукоделие — сшить игрушечного медведя с человеческими пропорциями: прямо стоящего, с подвижными ручками-ножками-головой. Первых Тедди сшили лет сто назад в Англии и Америке, диснеевский Винни-Пух — классический Тедди. Он состоит из ткани (от альпаки до шелка), набивки (от опилок до стального микрогранулята), стеклянных глаз (особой калиброванной формы), шплинтов и дисков (на которых крепятся конечности и голова). Самый крошечный Тедди величиной 2 см, и растут они до метра. К мишкам рукодельницы относятся, как к живым малышам, дают им имена, наделяют характером и одушевляют, а друг друга зовут «Мишкины мамы». Тедди и вправду не похожи ни на какие другие мягкие игрушки, и не так уж трудно понять коллекционеров, свихнувшихся на этих ляльках и отдающих за них сотни евро. Каждая тедди-мама мечтает, чтобы за ее мишек дрались коллекционеры, но таких успешных коммерческих примеров — единицы и им все завидуют.

«Из Челябинска я одна из первых, кто участвовал в специализированных выставках в Москве, — рассказывает тедди-мастер Инна Кушнир. — Это недешево: аренда стенда стоит от 15 тыс. руб. Самые ретивые авторы осваивают заграницу, особенно Германию, — там едва ли не каждый месяц проходят тедди-выставки. Но я не ставлю перед собой задачу зарабатывать мишками на жизнь, хотя это возможно. Решила, что хочу оставить себе отдушину, которую ни в коем случае не буду превращать в работу. Мне нравится шить. Но, с другой стороны, когда мои Тедди находят новую маму, я испытываю огромное удовольствие».

Ручной ажур

Если от всех предыдущих занятий польза была, скажем так, досугово-подарочная, то мастерицы-валяльщицы наполняют свежим смыслом такое ветхозаветное понятие, как декоративно-прикладное искусство. Этот вариант хэнд-мейда кроме художественного имеет вполне выраженный утилитарный смысл: валяными вещами можно активно пользоваться, то есть их можно носить. Больше того, их модно носить. Валяные сумки, шарфы, платочки, митенки, чехольчики для телефонов, береты, жилеты, игрушки-брелочки — это стиль. «Это приятно делать и приятно продавать», — гордо рассказывают на форумах рукодельницы.

Затраты немалые: как финансовые (стограммовый моток крутой пряжи «меринос» стоит 200 руб., а надо моточка 2–3 цветов плюс волокна шелка — 200 руб. за пакет), так и физические (чтобы свалять небольшой чехольчик, надо ручками поработать часа два). А рукодельницы, как правило, одной шерстью не ограничиваются и добавляют декоративные волокна: шелк, вискозу, бамбуковые нитки. «Чем глубже ты погружаешься в ремесло, — говорит моя собеседница Елена, — тем круче, дороже и уникальнее тебе хочется найти материалы. Ты не можешь не купить какую-то особенную новозеландскую шерсть, даже если у тебя дома три пакета другой заготовлено».

Это, впрочем, касается любого хэнд-мейда: девочки не скупятся, а даже сходят с ума по каким-то дивным, редким материалам. Ну а те, кто подсел на валяние всерьез, вкладывают и в средства производства — покупают виброшлифовальные машинки (1200–2500 руб.), чтобы сберечь время и силы. И вот когда уже набита рука, когда «обваляна» ты сама, а также твои дети, частично мама и подруги, начинается этап торговли. В жизни каждой рукодельницы, сотворившей энное количество предметов, наступает момент, когда ей хочется публичного признания. Они хотят как-то компенсировать и время, потраченное на овладение ремеслом, и вложенные деньги, ну и вообще хочется славы. «Сначала ты хочешь чуть отбить свои затраты, — рассказывает Елена. — Ну вот за сколько можно продать, скажем, ажурный шарф, если его себестоимость рублей 300? Есть, я полагаю, некий психологический порог цены на хэнд-мейд. Можно просить и 500 руб., а можно и 1000 — сколько человеку не жалко за авторскую, штучную вещицу? Когда у тебя уже есть клиентура, можно начинать брендирование, и тогда все по законам маркетинга: тот же шарфик от дизайнера N будет стоить все 3500. И его купят». Но большинство мастериц, конечно, занимается этим ремеслом не для извлечения прибыли, а для души, как это ни банально.

Сколько их и где они?

Только «Вконтакте» челябинских сообществ, так или иначе связанных с хэнд-мейдом, не меньше 20. В каждом из них порядка тысячи участников. Кроме того, работает очень активно громадный хэндмейд-раздел на www.lady74.ru, живая челябинская группа бытует в ЖЖ. Понятно, что набор участниц дублируется примерно наполовину, и даже с этим допуском тусовка насчитывает не меньше 10 тыс. народу. Причем хоть как-то дружащего с Интернетом.

Большинство рукодельниц ограничивает рынок сбыта кругом друзей-коллег, более активные выкладывают с фотографиями и ценой на свои странички «Вконтакте» и в ЖЖ, на форумы, в онлайн-магазины (самая крупная российская площадка — www.livemaster.ru, там одних только украшений 61 тыс. штук, можно смотреть две недели без перерыва). А самые неуемные и талантливые торгуют через специализированные отдельчики или под хэнд-мейд заточенные лавочки, коих в нашем городе не меньше пяти, среди которых популярны Napokazz (ул. Цвиллинга, 35), «Полосатая клумба» (ул. Цвиллинга, 38), «Точка сборки» (ул. Цвиллинга, 44). В каждом из них от 50 до 100 поставщиц всех видов рукоделия — от прикольных колечек и дурацких плюшевых зайцев до декупажированных бокалов и глиняных вазочек. Кроме того, в Челябинске энтузиастами устраивается не меньше восьми хэндмейд-выставок в год, где продавцы пытаются поймать в свои сети покупателей. Жаль, что в Челябинске, как в Европе, не практикуются воскресные блошиные рынки. Этих рукодельных штуковин, по моим личным ощущениям, накопилось в городе столько, что для их продажи не хватит никаких теплых выходных.

Graphik.gif

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter