Параллельные миры импорта

Параллельные миры импорта

Параллельные миры импорта
Аналитика

21 марта 2011, 15:51
После того как Высший арбитражный суд сломал практику конфискации товаров у параллельных импортеров на таможне, число гражданских исков владельцев прав на товарные знаки может резко увеличиться.

TASS_1451507.jpgАдвокатское бюро «Шевырев и партнеры», представляющее интересы компании Louis Vuitton Malletier (LV), предъ­явило претензии небольшому бутику Luxury в Екатеринбурге. Продавцы роскошного бренда обвинялись в нарушении исключительных прав LV, так как магазин не является официальным дистрибьютором французского бренда, а следовательно, не имеет права использовать это гордое имя в собственной рекламе. Ситуация довольно стандартная, но не становящаяся от этого внятной: если следовать этой логике, три четверти магазинов, торгующих одеждой и обувью, должны незамедлительно закрыться. Даже если товар, который они предлагают, был приобретен на законном основании и является подлинным.

Ай заинька, ай серенький...

Серый или параллельный импорт — это не санкционированные правообладателями поставки оригинальной продукции в ту или иную страну. Сленговое название — «серяк». До 2008 г. этот параллельщик был белым и пушистым, поскольку тогда действовал принцип международного исчерпания прав на объекты интеллектуальной собственности, т.е. исключительные права правообладателя считались исчерпанными в момент первого введения товара в оборот в любой стране мира. Но три года назад Россия начала придерживаться национального принципа исчерпания прав. То есть фирменная продукция, маркированная охраняемым товарным знаком, может быть введена в оборот на территории РФ только с разрешения правообладателя, сколько бы раз этот товар ни перепродавался за границей. И сразу началась охота на «серого», который к этому моменту и по цвету, и по размеру больше смахивал на тамбовского товарища, нежели на безопасного зайку. Главный «застрельщик» — Федеральная таможенная служба. Задержав партию серого импорта, таможня информирует правообладателя, и тот может стать инициатором возбуждения административного или даже уголовного дела. В это же время ВАС РФ совместно подготовил проект постановления, разъясняющего, что ввоз оригинального фирменного товара без разрешения владельца бренда является нарушением, даже если товар приобретен за границей непосредственно у правообладателя. Исключение составил ввоз таких товаров для личных целей.

Параллельный, серый, конкурирующий

По серой дорожке через границу подтаскивают товар мелкие торговые фирмы, крупные оптовые компании, челноки и всевозможные общественные и благотворительные организации. Если рассматривать отдельные сегменты импорта, на рынке­ ­обуви доля «серяка» составляет порядка 38%, а в импорте одежды — 62,4%. Миллионы телезрителей, следивших за новостями с заседаний правительства, могли видеть стоящие перед министрами ноутбуки Vaio производства Sony. Однако до недавнего времени эти ноутбуки легально в Россию не ввозились. Как Vaio попали в зал заседаний российского правительства, остается тайной, покрытой серым мраком. Приобрести товар непосредственно у правообладателя весьма затруднительно. В особенности если речь идет о «высоких» брендах. Тем не менее «люкс» можно найти практически везде. И практически везде это параллельный импорт. «Легальные» эксклюзивы, конечно, тоже есть, и почти все они сосредоточены в руках нескольких основных операторов: компания Bosco di Ciliegi, развивающая такие бренды, как Barbara Bui, Iceberg, Jean Paul Gaultier, Kenzo, La Perla, Max Mara, Moschino, Pollini. Компания Mercury «управляется» с брендами Brioni, Chanel, Prada, Tiffany&Co., Valentino, Yves Saint Laurent и др. Другие «почти монополисты» — «Джамилько», «Крокус», No One, Fashion Continent. Поскольку «доступ к телу» этих управленцев открыт не всем, то ни для кого не является секретом, что весь ассортимент провинциальных бутиков формируется на открытых рынках в Италиях-Франциях-Турциях и в милых сердцу российского байера средней руки аутлетах. Главное, перейти границу в прямом смысле и не перейти границу в переносном. Что же касается дистрибьюторских претензий к ярлычку с заветным вензелем LV на витрине, то юридически ситуация неоднозначна. С одной стороны, владелец товарного знака имеет право запретить его использование третьими лицами, но, с другой стороны, продавцы, торгующие данным товаром, не являются производителями аналогичного товара, не маркируют подделки этим товарным знаком (а значит, не представляют опасности для производителя). Недавно некоммерческое партнерство «Независимые импортеры» выступило с обращением к Президенту России Дмитрию Медведеву и председателю Правительства РФ Владимиру Путину, в котором, в частности, говорится, что ограничение параллельных поставок товаров в РФ спровоцирует монополизацию импорта.

Graphik.gif

Казнить нельзя помиловать

Итак, огромная часть импортных товаров является объектами интеллектуальной собственности и одновременно предметами массового потребления. Это одежда, обувь, игрушки, лекарственные препараты и т. п., за ввоз которых в Россию параллельные импортеры могут подвергнуться преследованию. Так, в Курске была конфискована партия кроссовок Reebok, несмотря на то, что изъятые у предпринимателя образцы товара, согласно решению суда, «являются оригинальными,­ ­произведены компанией «Рибок Интернейшнл Лимитед». Арбитражный суд Калужской области постановил конфисковать партию запчастей Mercedes-Benz. Пензенский арбитраж постановил конфисковать шины Michelin. По мнению суда, приобретение за границей бывших в употреблении шин с целью их продажи в РФ не может быть осуществлено без разрешения обладателя товарного знака. И, наконец, знаковое дело ООО «Генезис», получившее название «Дело Порше». Арбитражный суд Москвы привлек к административной ответственности ООО «Генезис» и конфисковал автомобиль Porsche Cayenne 2004 г. выпуска. Основанием стало отсутствие у «Генезиса» разрешения на введение автомобиля в гражданский оборот от компании «Порше Руссланд» — владельца исключительной лицензии на использование товарного знака Porsche в России. Но президиум Высшего арбитражного суда пересмотрел дело о Porsche, посчитав, что оригинальный товар нельзя конфисковывать в административном порядке. Другими словами, таможне дали по рукам и теперь правообладатели торговых марок, лишенные административного ресурса, должны сами обращаться с гражданскими исками к «серому» эксплуататору их нематериального актива. Арбитражные суды начали принимать противоположные решения по аналогичным делам, запутав правоведов до истерики. В Санкт-Петербурге суд удовлетворил иск немецкой компании UVEX, производителя и экспортера горнолыжных очков и других защитных товаров, тогда как ранее японская компания Kayaba, производитель автомобильных амортизаторов, проиграла аналогичное дело в арбитражном суде Москвы. Против запрета параллельного импорта выступили представители ФАС России и Госдумы. По их мнению, такой запрет нарушает как права потребителей, так и частных импортеров. Но так или иначе, «параллельный бизнес» по-прежнему остается незаконным. Просто импортерам (и крупным оптовикам, и крошечным бутикам) теперь следует ждать не административных штрафов, а судебных исков от обладателей исключительных прав на товарный знак.

Сюжеты:
Торговля
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter