Сезонные расстройстваАналитика

21 мая 2014, 14:31
Основной мотивацией временных работников были, есть и остаются деньги. И если учесть, что на рынок труда заходит поколение «игрек», то тенденция эта пока останется неизменной.

Основной мотивацией временных работников были, есть и остаются деньги. И если учесть, что на рынок труда заходит поколение «игрек», то тенденция эта пока останется неизменной. Лето — высокий сезон для многих видов бизнеса. И для многих предпринимателей актуальным становится вопрос привлечения временных, то есть сезонных работников. В каких отраслях спрос на них особо высок и как он меняется год от года? Где и как южноуральские компании нанимают сезонников? Какие сложности возникают при их поиске, приеме на работу и увольнении? Как мотивировать сотрудников, которые пришли потрудиться на время? Эти и другие нюансы сезонного привлечения трудовых ресурсов на «круглом столе» «Курса дела» обсуждают наши эксперты: руководитель отдела персонала Группы компаний «Рестостар» Любовь Фризен, руководитель практики трудовых отношений и кадрового учета консалтинговой компании Анна Лукина, коммерческий директор аутстаффинговой компании «Гектор Электрик» Максим Антошихин и генеральный директор компании «Стройинвест» Андрей Некрасов.

Май.jpgВедет дискуссию управляющий партнер консалтинговой компании «Альт-Бизнес» Cветлана Май.

— Итак, давайте рассмотрим первый вопрос: изменится ли в этом году в вашей отрасли спрос на сезонных рабочих? Как и где компании их находят?

Фризер-влево.jpgЛюбовь Фризен:

— Ресторанный бизнес — крупный потребитель сезонных рабочих: каждое лето мы открываем летники, и растет потребность во временных работниках. В этом году, думаю, картина не изменится, будем набирать как обычно. Правда, в прошлом году появилась такая практика — мы использовали в качестве сезонного персонал наших стационарных заведений. Летом в некоторых из них уменьшается объем работы, и людей можно перевести в летники, это позволяет оптимизировать расходы.

Андрей-Некрасов.jpgАндрей Некрасов:

— Мы изготавливаем металлоконструкции, в основном для благоустройства территорий. У нас два направления по сезонным рабочим: это либо студенты, либо те, кто попал под сокращение на других предприятиях. Гастарбайтеров тоже привлекаем. Самый эффективный способ поиска сезонников на сегодняшний день — через Интернет. Во всяком случае, мы таким способом решаем этот вопрос самостоятельно. Пробовали искать через биржи труда, но, на мой взгляд, это не выход.

— А давайте теперь Максима спросим: появляются ли какие-то новые отрасли, где нужны сезонные рабочие, или, напротив, в каких-то сферах необходимость в них сошла на нет? И если провести процентное соотношение, среди сезонников больше городских или сельских жителей?

Максим Антошихин:

— У нас где-то с мая начинаются ремонтные работы на промышленных предприятиях. Энергетики тоже с окончанием холодного времени года начинают воплощать инвестпроекты, ломать-строить. Это ежегодная ситуация. Но я говорю конкретно о промышленности, поскольку мы на ней специализируемся. Для нас так же, как и в других отраслях, пик спроса на сезонных рабочих приходится на лето. Мы сотрудничаем со 150 службами занятости по всей России, держим штат агентов. Среди соискателей имеем хорошую историю, самое главное тут — хорошее сарафанное радио. Что касается процентного соотношения, то отдаем предпочтение тем людям, которые живут в глубинке. Жителей Челябинска и Екатеринбурга в качестве сезонников стараемся не брать, потому что, как показывает практика, такие люди на сезонных работах склонны нарушать дисциплину и злоупотреблять алкоголем. А люди из провинции более ответственны, им надо кормить свои семьи. У них выбора меньше.

— Эффективны ли в вопросе поиска кадровые и аутстаффинговые агентства или альтернативы прямому поиску все-таки нет?

Андрей Некрасов:

— У меня есть опыт привлечения кадровых агентств для поиска сезонников. Пытались работать и через посредников, то есть через аутстафферов. Но результаты меня не устроили: люди вроде бы приходили на работу, а потом куда-то бесследно исчезали. Или же мы платили руководителю, который нам их нанимал, а до работников деньги не доходили. Я для себя сделал вывод: пока эти схемы не работают так, как должны. Хотя, возможно, это только мой негативный опыт.

— А привлекают ли в ваших отраслях сезонников-иностранцев, мигрантов?

Максим-Антошихин.jpgМаксим Антошихин:

— У нас работают только российские граждане. Мы рассматривали варианты с мигрантами, но дело в том, что работодателю совершенно не хочется учить работника. Ему нужно, чтобы он сразу приступал к своим обязанностям. А с гастарбайтерами это практически невозможно, их надо обучать. Были у нас в прошлом году граждане Украины, но сейчас мы и от них отказались.

Андрей Некрасов:

— Мы одно время привлекали бригады гастарбайтеров, но в нашей сфере не все так лояльны. Несколько лет назад мы сотрудничали с одним предприятием, которое также занимается благоустройством. Так вот у них четкая политика — иностранных граждан не принимать на работу.

Максим Антошихин:

— Хотелось бы добавить, что многое тут зависит от политики властей. Вот мы работали в Москве, так там подрядчикам в самом УФМС запретили брать иностранцев, только русских. Думаю, со временем эта тенденция докатится и до нас.

— Ну есть же иностранцы, которые имеют разрешение на работу?

Максим Антошихин:

— Да, у нас есть партнеры, которые привлекают работников из Казахстана. А вот, допустим, белорусы на Урал да и в Россию просто не поедут. Потому что на родине такого человека начнут зажимать со всех сторон, если узнают, что он поехал на заработки в Россию.

Анна-Лукина.jpgАнна Лукина:

— Хочу добавить на эту тему. У нас в стране президентом официально рекомендовано: если работодатель ищет соискателей, то сначала ему следует рассматривать кандидатуры граждан РФ, и если нанять соотечественника невозможно, то только тогда решать вопрос о приеме на работу иностранца. Вообще, с точки зрения трудового законодательства, сезонные рабочие — это те работники, трудовые договоры с которыми в силу климатических и иных природных условий заключаются на определенный период (сезон), не превышающий шести месяцев. Конкретные перечни сезонных работ определяются отраслевыми и межотраслевыми соглашениями. На самом же деле на практике работодателям часто бывает достаточно сложно установить, какая работа является сезонной, а какая — нет. Допустим, зимой у предпринимателя десять ларечков по продаже мороженого, а летом он поставит их 25. Сотрудники, которых он примет в связи с этим на работу, не будут считаться сезонниками. А вот если персонал принимается, например, на лесозаготовительные или ледокольные работы, то это сезонные рабочие. Вообще, Трудовой кодекс по-особому регулирует отношения с сезонниками. Для работодателя больше дополнительных особенностей по оформлению и прекращению трудовых отношений с ними. Как только в договоре появляется формулировка «сезонный рабочий», возникает множество нюансов.

Андрей Некрасов:

— Мало кто оформляет договоры именно так. Чаще всего используется обычный трудовой договор, где прописаны сроки, — срочный. И думаю, что такая ситуация не только в нашей отрасли, но везде, где используется сезонный труд.

— Давайте рассмотрим детальнее, какие административные положения и законы осложняют привлечение сезонных рабочих?

Анна Лукина:

— Как я уже говорила, это отраслевые и межотраслевые соглашения, которые определяют, какие виды работ можно отнести к сезонным. На самом деле многие действующие перечни сезонных работ утверждены еще в начале 90-х годов, а основываются они, вы поразитесь, на постановлении 1932 г. Там содержатся такие виды, как увеличение работ по производству молока, заготовка сельхозпродукции, уборка снега. Причем для определенных работ сезонность — только шесть месяцев, в иных случаях срок трудового договора может быть и выше. Но вообще в моей практике трудовые отношения с работниками для выполнения сезонных работ действительно оформляются редко, чаще всего заключают срочные трудовые договоры. Естественно, при заключении любого трудового договора, предусматривающего срок его окончания, надо четко понимать, на какой пункт какой статьи ТК мы ссылаемся. Иначе условия о срочности трудовых отношений могут потерять свою силу.

— В связи с этим следующий вопрос: какие сложности возникали при увольнении сезонных рабочих?

Анна Лукина:

— Если работник оформлен с нарушением положений Трудового кодекса, то, конечно, могут возникнуть сложности. Соискатели сейчас грамотные, знают свои права и отстаивают их. И если понимают, что работодатель допустил ошибку при заключении трудового договора, то говорят: «Условие о срочности внесено в трудовой договор неправомерно, его следует признать недействительным. Поэтому я буду работать у вас вечно, долго и счастливо». Ему говорят: «Так нет постоянной работы!». И вот тут начинаются споры.

Максим Антошихин:

— А мы вот стараемся вообще людей не увольнять — переобучаем. Потому что очень дорого стоит персонал. Подготовка сварщика, например, стоит порядка 12 тысяч. Это серьезные деньги. Стараемся кого-то перевести на другое предприятие. Срочный договор для нас большая редкость.

— Теперь давайте перейдем к следующему вопросу: как изменились зарплатные запросы сезонных рабочих в этом году и как они меняются год от года?

Любовь Фризен:

— В нашем бизнесе работодатели стараются удерживать уровень зарплат на достойном для ресторанного сегмента уровне. Индексация, во всяком случае у нас, предусмотрена, пусть и небольшая, все-таки сейчас кризис, но она есть. Поэтому сотрудники от нас уходят редко. В отношении сезонных работников зарплатная политика такая же.

Анна Лукина:

— На самом деле сейчас это редкое явление — чтобы работодатели индексировали заработную плату. Как правило, это делается в крупных холдингах, госкомпаниях, на заводах. А малый и средний бизнес нечасто этим увлекается.

— Да, такое происходит в этих сферах редко и, как правило, следующим образом: опытный работник, который требует повышения зарплаты, уходит, и следующий специалист приходит уже на более высокий уровень. Пусть даже и квалификация у него меньше. Максим, а вот как с этим обстоят дела у вас? С зарплатными ожиданиями?

Максим Антошихин:

— Требования растут неумолимо. Но дело в том, как я уже говорил, у нас долгосрочные договоры, и там прописана зарплата, которая может не меняться годами. Хотя мы пытаемся маневрировать, есть тарифная сетка, есть методы повышения мотивации.

Андрей Некрасов:

— Я по поводу индексации хочу сказать. Она же может быть как положительной, так и отрицательной. Мы иной раз индексируем, но в меньшую сторону. Звучит, конечно, не очень, но мне и самому не смешно. Сами посудите: за последние пять лет выросли цены на электроэнергию, аренду помещений... А цена на металл? Тоже выросла. При этом расценки, по которым мы работаем, не увеличились ни на копейку, а стоимость металлоконструкций даже уменьшилась. И как я должен дотировать заработную плату? Откуда?

Любовь Фризен:

— Ну, это специфика бизнеса. Когда на нашем рынке были совсем плохие времена, мы тоже сдерживали индексацию, потому что средства взять было неоткуда. Когда начался прирост, клиенты стали щедрее — мы сразу почувствовали, что теперь есть источники мотивирования персонала. Но, подчеркну, есть разные условия. Ну итог таков, и он очевиден: все хотят индексации заработной платы…

Андрей Некрасов:

— У нас ситуация такая: если я могу платить человеку 20 тысяч, то у меня будет работать человек одного уровня. Если 30, то человек другого уровня. Если 40, то человек уже с совсем иной квалификацией. Я заинтересован, чтобы у меня работали люди высокой квалификации. Мы пытались платить три копейки людям средней квалификации, но это не то. Надо брать нормальных ребят и платить им достойные деньги. Может, даже ради этого как-то ужаться.

— Давайте вернемся к сезонным рабочим. Если взять глобальную проблему подбора персонала, поиска кадров, то сейчас мы входим в демографическое кадровое пике. В 90-е годы, как мы знаем, у нас был огромный провал в рождаемости. И это малочисленное поколение сейчас выходит на рынок труда. Их мало, работать они, как многие говорят, не особо любят. И, что самое печальное, не умеют, потому что их никто этому не учил. При этом поколение 60-х — люди, которые появились на свет в подъем рождаемости, — уже скоро пойдет на пенсию. Вот интересно, что тут будут делать работодатели? Те, кто на больших предприятиях, работают с кадровым резервом. И для нас, консультантов, это очень выгодная услуга, она начинает набирать рост. Что касается сезонных рабочих, то тут, скорее всего, возрастной ценз увеличится. Возможно, вы будете рассматривать и пенсионный возраст.

Максим Антошихин:

— Да, у нас был, помнится, отличный токарь. Он работал на станке 1936 г. выпуска, и никто, кроме него, не мог на нем работать. Они срослись в живой организм. И когда токарь вдруг попросился в отпуск, то заказчик просто взвыл. Потом мы попытались кого-то поучить работать на этом станке, но никто из трех кандидатов его не выдержал.

— Давайте подумаем, а чем же можно замотивировать сезонных рабочих? Ясно, что эта система должна быть другой. Чем, кроме оплаты и премии, можно их сподвигнуть на качественный труд?

Максим Антошихин:

— На самом деле разницы нет. Сезонность — понятие абстрактное. Мотивация достигается тарифной сеткой, и не более того. Разряды — это вообще, как показывает опыт, фикция.

Андрей Некрасов:

— Помимо денег очень важно человеческое отношение. Его значимость недооценивают, а зря. Мы всегда стараемся войти в положение работника, находящегося в трудной жизненной ситуации, и ждем от него такого же понимания, когда речь идет о сложных рабочих моментах. Но, должен сказать, это редкое явление, чтобы люди что-то помнили. Бывает и так, что человек сам звонит и не приходит на собеседование, на работу. При этом хочет получить остатки заработной платы, но сам же за деньгами не является. Был у нас такой случай, именно с сезонным рабочим.

— Вот это так называемое поколение «игрек», они зациклены на себе, и им сложно что-то объяснить. Для них мотивацией являются не столько деньги, сколько интерес.

Любовь Фризен:

— Да, ответственности у молодежи не прибавляется. Сезонные рабочие, особенно в сервисе, это в основном студенты. Отношение к работе у них достаточно легкое, и это отчасти понятно: они идут работать на лето, чтобы в короткий срок заработать деньги. Тем не менее им важно, куда именно идти, на какое предприятие, в какой ресторан. Потому что вот этот друзья рекомендуют: «Там публика хорошая, чаевые, атмосфера заряжает», а вот этот — нет. И, надо сказать, тут мы с ними работаем достаточно жестко. Если уж студенты пришли подработать на лето в наш холдинг, то именно мы определяем, где они будут трудиться. Если соискатель отказывается, что ж, возьмем другого. Однако и здесь важна гибкая политика: да, мы сами определяем, в какое из наших предприятий направить работника, но при этом обеспечиваем ему хорошие условия для обучения, приобретения профессиональных навыков и знаний с учетом ресторанной специфики. Наши сезонные сотрудники в обязательном порядке проходят экспресс-обучение в учебном центре компании: семинары по продажам, сервису, стандартам предприятия, СанПиНу и другим нормам.

Андрей Некрасов:

— У нас же обычный инструмент обучения — инструктаж по технике безопасности. Предприятие же: ты пилишь, носишь, варишь...

Максим Антошихин:

— У нас также проводится первичный инструктаж. Допустим, на молочных заводах кто работает — водит кары, они получают тракторные права. Есть договор на обучение. Потом из зарплаты мы удерживаем поэтапно те средства, которые ушли на обучение. Помогаем получить удостоверения хорошим сварщикам.

— Давайте вкратце подведем резюме сегодняшней дискуссии.

Любовь Фризен:

— Мы не прибегаем к аутстаффингу — занимаемся поиском сезонных сотрудников самостоятельно. Специфика нашего бизнеса подразумевает возраст сезонного персонала от 18 до 35 лет. То есть по большей части это молодежь, особенно официанты. Их мотивация — это деньги. Дефицита сезонных рабочих у нас нет.

Андрей Некрасов:

— Сезонники у нас — это, как правило, строители, те, кто занят на благоустройстве. В подавляющем большинстве на этих работах заняты местные жители. Сезон длится с апреля по ноябрь. В этом году вряд ли что-то — объемы работ, число нужных сезонников, их зарплаты — изменится.

Максим Антошихин:

— Для нас конец мая — это вообще самая горячая пора. Люди рассасываются по дачам, массово увольняются, и работодатели в спешном порядке начинают обращаться к нам за сезонными рабочими.

Анна Лукина:

— Независимо от вида бизнеса, от специфики и от того, на какой срок вы планируете оформлять трудовые отношения, документы должны быть подготовлены таким образом, чтобы еще на этапе оформления приема на работу были не только соблюдены интересы работника, но и защищены интересы работодателя. Любое отклонение от требований трудового законодательства может сыграть на руку именно работнику, а работодатель получит проблемы. Все это касается и сезонного труда. 

«Курс дела» выражает особую благодарность ­конгресс-отелю «Малахит» за высокие стандарты проведения бизнес-встречи и создание атмо­сферы деловой дискуссии.

Сюжеты: Персонал