На Урал с диагнозом

На Урал с диагнозом

На Урал с диагнозом
Аналитика

22 сентября 2011, 14:06
Медицинский туризм на Южном Урале, за редкими исключениями, не имеет внятных перспектив как из-за неразвитой базы, так и из-за отсутствия у рыночных игроков желания его развивать.

Внутренний медицинский туризм, по мнению экспертов, развивается стремительно. И статистика посещений медцентров Рязани, Нижнего Новгорода и Калининграда жителями столицы это подтверждает. Для того чтобы выяснить, каковы перспективы этого направления на Южном Урале, «Курс дела» собрал за «круглым столом» главного врача Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии Олега Лукина, главного внештатного стоматолога министерства здравоохранения Челябинской области и директора диагностического центра «Альфа-Стом» Вадима Луганского, директора туристической компании «Сусанин» Анатолия Гуревича, заведующего Центром пластической хирургии «Молдинг Маск» Алексея Бендера и исполнительного директора стоматологической клиники «Сити Смайл» Алексея Зайцева.

— Прежде чем разбираться с перспективами медицинского туризма, неплохо бы выяснить, есть ли он сейчас на Южном Урале.

Zaitsev.jpgАлексей Зайцев:

— За весь стоматологический рынок мне говорить сложно. Но у нас в клинике медицинский туризм отсутствует как таковой. Есть единичные случаи лечения иностранцев. Чаще всего это экспаты и бывшие южноуральцы, эмигрировавшие когда-то за границу. География таких клиентов достаточно широка: мы лечили людей, приехавших из Норвегии, Германии, США. Но это все же единичные случаи.

Алексей Бендер:

— Организуя клинику, мы изначально планировали работать не только на регион. Исходя из этого, разрабатывали стратегию продвижения. Сейчас от 60 до 70% наших пациентов — это медицинские туристы. Большая их часть — жители российских регионов. Примерно 5 – 10% от общего числа иностранцы. В основном это жители стран СНГ — Казахстана, Узбекистана и наши бывшие соотечественники. Настоящих иностранцев немного.

Олег Лукин:

— В принципе мы могли бы оказывать услуги пациентам хоть из других регионов, хоть из-за границы. Но центр еще не имеет разрешения на работу с внебюджетными средствами, и выполнять платные операции мы не можем. Так что пока вопрос привлечения медицинских туристов перед нами не стоит.

— Лечиться подальше от дома люди ездят в двух случаях: когда подобной услуги «по месту прописки» не предоставляется либо из желания сэкономить. Что кроме дешевизны может предложить медицинским туристам Южный Урал?

Lukin.jpgОлег Лукин:

— Наш центр — единственное учреждение на Южном Урале такой специализации, которое отвечает всем европейским стандартам. Мы интересны, например, пациентам из Казахстана, сейчас на подобные операции оттуда ездят в Москву или Новосибирск. В свое время мы рассматривали и европейские варианты. В частности, цены на подобные операции там выше и заинтересованность в нас есть. И в теории мы могли бы удовлетворять спрос. Но, повторюсь, разрешения у нас пока нет. И в любом случае речь шла бы о целевых приездах людей на лечение, без всякой туристической составляющей.

Алексей Бендер:

Bender.jpg— Даже в соседнем Екатеринбурге услуги пластических хирургов дороже в 2 – 3 раза. В Москве же они выше на порядок. Однако не всегда мы интересны лишь дешевизной. Например, технологию омоложения, по которой работает наш центр, в Европе предлагает лишь одна испанская клиника, где этот метод и был изобретен. Но там аналогичные процедуры стоят на несколько тысяч евро дороже. Так что для России наше предложение уникально.

Алексей Зайцев:

— Боюсь, что нашей отрасли похвастать нечем. Уровень проникновения стоматологических услуг в Челябинске не избыточен. Наша клиника сотрудничает с коллегами из Полтавы, там иная ситуация. В городе действует стоматологический вуз, и нет проблем ни с кадрами, ни с лабораториями. И на тысячу жителей приходится одна клиника. Неудивительно, что там развит такой туризм. А у нас попросту нет базы для его развития: клиники загружены челябинскими пациентами. И нет никакого смысла отодвигать плановых клиентов с местной пропиской, чтобы обслужить приезжих.

Вадим Луганский:

— Любой врач предпочитает работать в плановом порядке. Высококлассные специалисты расписаны на несколько месяцев вперед. А приезжие клиенты чаще всего будут обращаться в стоматологии по случаю и нередко ограничены во времени. Мне, например, однажды пришлось изготавливать протез, который в нормальных условиях делается месяц, за три дня. Такая спешка не нужна никому, поскольку сжатые сроки неизбежно влияют на конечный результат. И не стоит забывать, что большинство медицинских туристов заинтересованы в высокотехнологичных услугах, которые и без того недешевы. А если установить адекватную наценку за срочность, цены вырастут настолько, что обслуживание может потерять смысл.

Gurevich.jpgАнатолий Гуревич:

— Как ни печально, но, с точки зрения нашего бизнеса, потенциал региона и в плане медицинского туризма, и в плане смежной деятельности (санаторно-курортного лечения) стремится к нулю. На одной клинике или медицинском центре, пусть даже с уникальными услугами, бизнес не построишь. Более того, если взять в пример тот же Центр сердечно-сосудистой хирургии — привезти туда тысячу туристов, может быть, и можно, но тогда мы останемся без кардиоцентра. Удовлетворять потребности в таких операциях жителей региона он уже не сможет.

— Есть ли способы повысить привлекательность отдельных клиник или всего региона в целом в глазах потенциальных туристов?

Алексей Бендер:

— Я отвечу примером. Мы один из немногих местных медицинских центров, который работает на базе санатория. Это курорт «Увильды». И такой симбиоз себя оправдывает. Нередко мы рекламируемся в связке. Но главный плюс в том, что наши клиенты могут пройти реабилитационный курс после операции в комфортных условиях. Да еще и получить при этом оздоравливающие процедуры. Словом, на мой взгляд, стоит отталкиваться от того, что регион уже имеет, — это красивые озера и санатории, расположенные на них.

Вадим Луганский:

— В теории, конечно, можно заключить договор с раскрученным санаторием. И получать от него некоторое количество пациентов. Но, во-первых, коммерческий интерес должен быть обоюдным, что повлияет на цены. А во-вторых, готов ли я буду принять такого клиента? Ведь, повторюсь, график хороших специалистов расписан надолго вперед.

Анатолий Гуревич:

— Потенциал нашей санаторно-курортной базы сильно преувеличен. Исторически считалось, что мы достаточно продвинуты в этом отношении. А это не так. Давайте посчитаем: на слуху лишь несколько санаториев — «Урал», «Еловое» с «Сосновой горкой», «Увильды», «Кисегач» и «Карагайский бор». И все. Да и то последний — это пансионат с лечением. Остальные либо базы отдыха, либо оздоровительные центры. А санаторий — это все‑таки серьезное медицинское учреждение. При этом местные здравницы нередко работают на методиках 70-х годов. Взять, например, срок путевки — 24 дня. С одной стороны, при многих заболеваниях приезжать на меньший срок бесполезно. С другой — сколько людей сейчас могут поехать в санаторий почти на месяц? Про местный сервис можно и не упоминать, его просто нет. Это, кстати, беда всей системы, когда одно лечебное учреждение принимает и социальных пациентов, которые приезжают по льготным путевкам, и клиентов, оплачивающих отдых самостоятельно. У них и разные потребности, и разные финансовые возможности. А сервис те, кто готов за него заплатить, получают как раз социальный. Сейчас спрос на местные курорты может быть исключительно локальным и ограничивать­ся лишь нашей областью да соседними регионами. При этом санатории уже проигрывают и в уровне сервиса, и в уровне развития материальной базы башкирским курортам вроде «Янган-Тау» и «Красноусольска». И никаких особых конкурентных преимуществ в этой сфере у нас нет.

Олег Лукин:

— Согласен с вами. Раньше здравоохранение и сана­торно-курортное лечение были взаимосвязаны, сейчас эта связь полностью утрачена. И проблемы у санаториев не только с сервисом, но и с уровнем медицинского обслуживания. Сейчас при правительстве области создана рабочая группа, которая должна инициировать создание программы развития санаторно-курортного потенциала. Но во что это выльется, сказать сложно. Ситуация усугубляется тем, что у нас нет санаториев федерального подчинения, лишь местные или частные. А раз так — федеральных денег в развитие этой сферы можно не ждать. Владельцы и частные инвесторы в столь длинных инвестициях не заинтересованы. Остается лишь местный бюджет.

— Словом, частные клиники, которые в теории могли бы привлечь туристов, предоставлены сами себе и вынуждены продвигать себя самостоятельно. Какими способами это можно сделать?

Алексей Бендер:

— По собственному опыту знаю, реклама должна быть комплексной. Мы, например, рекламируемся на местных телеканалах. Дополняем это раздачей печатной продукции в салонах красоты или в фитнес-центрах. Важную роль в продвижении играет уровень, на котором сделан сайт компании. Кроме того, наши специалисты выезжают в регионы с консультациями, и это, пожалуй, самый действенный инструмент продвижения. Помимо всего прочего, мы устраиваем и «выездные сессии» с представителями турбизнеса, которые затем распространяют о нас информацию. Проблема в том, что в турфирмах не могут грамотно проконсультировать пациентов. Но отдача от этого все же есть.

Анатолий Гуревич:

— Уникальные медицинские услуги и должны продвигать сами медики. Посредником здесь быть бесполезно. Туристические компании эффективны максимум в продаже оздоровительных путевок.

Вадим Луганский:

Luganskii.jpg— Мы недавно открыли центр, который занимается лечением храпа по уникальной методике. Аналогов нет ни в регионе, ни в федеральном округе. Даже по стране таких клиник немного. Естественно, я рассчитываю и на приезжих клиентов. На мой взгляд, если услуга уникальна, то дорогу она себе пробьет, нужно лишь формировать потребности клиента, распространяя информацию о ней как можно шире. А также хороший программист, который организует, чтобы сайт был в верхних строках поисковых запросов. Ведь где ищут информацию клиенты, что-то слышавшие о способах решения своих проблем? В Интернете.

— Имеет ли смысл развивать этот вид туризма в регионе? И с какими препятствиями придется при этом столкнуться?

Олег Лукин:

— Сейчас в этой сфере нет структуры, которая обеспечивала бы сервис. Причем не только туристический. Клиника должна заниматься своим делом. Мы можем принять пациента, провести обследование. Но все это время он и сопровождающие должны где‑то жить, поскольку госпитализировать его пока бессмысленно. Затем, если необходимо, мы проведем операцию. А эта структура должна взять на себя обслуживание в послеоперационный период. Медики выполнят свою часть договора, эта структура — свою, и клиент, которого тогда можно действительно назвать медицинским туристом, останется доволен.

Анатолий Гуревич:

— Именно так и развивается медицинский туризм на Западе. Специализированные частные клиники организуют прием туристов и весь процесс. Но чисто медицинские процедуры — диагностику и лечение — отдают на откуп другим клиникам. Но при этом пациентам предоставляют многозвездочный сервис, а сам регион обладает туристической привлекательностью. В нашем случае нет ни того, ни другого. Так что ответ очевиден.

Вадим Луганский:

— У частной клиники, которая представляет уникальную услугу, иной масштаб. И большую часть проблем приезжего пациента можно решить иначе. Например, вместо того чтобы предлагать гостям оплачивать отель, можно снять квартиру и оборудовать мини-гостиницу. Что касается всего остального, то есть отработанная на Западе практика персональных гидов, которые организуют досуг туриста. Я не вижу причин, по которым этот метод неприменим у нас, было бы желание.

— Какие меры со стороны областной власти могли бы подтолкнуть развитие этого вида туризма?

Алексей Зайцев:

— Пока в нашей отрасли не будет создана соответствующая база и пока предложение стоматологических услуг не станет избыточным, я не вижу предпосылок для развития. С другой стороны, развивать стоматологический рынок с помощью специальной программы — это точно не вопрос областной администрации.

Анатолий Гуревич:

— Боюсь, что в нашем случае это проблема даже не областного значения. Приведу в пример Венгрию, один из центров европейского медицинского туризма. Там каждый работающий гражданин имеет право раз в год определенное число дней провести на термальном курорте за счет государства. И это в полностью капиталистической стране! Фактически правительство создает частным клиникам госзаказ, который можно планировать, даже кредитоваться под эти средства. Словом, когда возникает запрос даже не от региона, а от более глобального заказчика, четко представляющего, какие задачи он хочет решить, к этому подтягиваются и частная медицина, и турбизнес. И если говорить о перспективах Южного Урала, то, на мой взгляд, сначала стоит решить проблему санаторно-курортного сектора, сделать его конкурентоспособным в пределах региона. А потом уже заниматься продвижением услуг вовне.

«Курс дела» выражает особую благодарность ресторану ­«Премьер» за высокие стандарты проведения бизнес-встречи и создание атмо­сферы деловой дискуссии.

Сюжеты:
Туризм
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter