Засев с последствиями

Засев с последствиями
Аналитика

22 сентября 2011, 12:32
Увеличение посевов масличных культур на Южном Урале может нанести гораздо больше вреда сельскому хозяйству региона, чем пользы инициаторам проекта и отдельным хозяйствам.

lori-0002232269-a6.jpgМасляный задел

В апреле этого года местные СМИ запестрели сообщениями о том, что южно­уральская пищевка может прирасти еще одним предприятием: крупнейший в регионе производитель растительного масла — копейский холдинг «Сигма» — готов построить в регионе маслоэкстракционный завод. Дело за малым: регион не выращивает столько масличных культур, чтобы обеспечить новое предприятие сырьем. Именно поэтому копейчане вышли на областной минсельхоз с предложением своеобразного бартера: вы нам — поддержку перспективной отрасли растениеводства на местах, мы вам — гарантированный рынок сбыта выращенного плюс завод, который пополнит местный бюджет налогами. Цена вопроса — минимум 150 тыс. т семечки в год, для получения которых необходимо минимум 100 тыс. га посевов. Холдинг даже был готов кредитовать фермеров, которые возьмутся за это дело. Впрочем, этого не потребовалось: минсельхоз взял поддержку фермеров на себя. В конце апреля на заседании, посвященном проблеме, замминистра Татьяна Гросуль озвучила следующие цифры: субсидии на элитное семеноводство составят 30 тыс. руб. за тонну элитных семян, 18 и 15 — за тонну первой и второй категорий. По рапсу субсидии чуть ниже — 20, 17 и 16 тыс. руб. за тонну.

Растем по рапсу

Подобную отзывчивость чиновников объяснить довольно легко: предложенная схема, на первый взгляд, близка к идеальной. Нарушают эту идиллическую модель масличной автаркии лишь научно обоснованные рекомендации — специалисты краснодарского Всероссийского научно-исследовательского института масличных культур еще лет пять назад подготовили федеральный прогноз, из которого следует, что Южному Уралу показано 50 – 60 тыс. га масличных. В том числе 18 – 20 тыс. га подсолнечника и около 30 тыс. га рапса. Урожая с них можно получить порядка 50 тыс. т, что для снабжения завода явно маловато. Впрочем, когда на кону весьма заманчивые перспективы, мнения теоретиков в расчет, как правило, не принимаются. И вот уже в сентябре этого года глава минсельхоза Иван Феклин рапортует на губернаторском совещании, что часть планируемых посевов зерновых была заменена на рапс и кукурузу. А пресс-служба ведомства сообщает, что по итогам посевной-2011 площади, отданные под масличные культуры, увеличились на 194% к уровню прошлого года и составили 42 тыс. га.

Прирастем ли?

Вполне вероятно, что в следующем году южноуральские масличные поля прирастут еще. Причем именно за счет рапсовых насаждений — производство этой культуры наиболее выгодно: эксперты называют немыслимый для местных аграриев уровень рентабельности в 30 – 40%. Вот только последствия чрезмерного увлечения рапсом могут оказаться и для самих производителей, и для чиновников, и для сельского хозяйства региона в целом весьма неожиданными. Рапс истощает почву и требует серьезной подкормки: на 3 т семян ему нужно около 150 кг азота, 60 кг фосфора, 120—130 кг калия. Многие российские фермеры такое количество удобрений не то что на гектар, на десятки гектаров не вносят. С истощением же земель можно бороться единственным способом — соблюдать севооборот. Рапс, например, можно засевать на одном и том же месте не чаще чем раз в четыре года. А его доля в структуре всех посевных площадей не должна превышать 10%. Если исходить из площади посевов кормовых культур, которая в этом году составила 518 тыс. га, расти по рапсу уже почти некуда. Если брать общую площадь южно­уральских посевов (2 млн 62 тыс. га) — места для роста хоть отбавляй, но уже за счет других культур. Вот только именно рапсовые поля могут эту площадь заметно уменьшить. Ведь рапс почти возглавляет топ-лист генетически модифицированных организмов (ГМО) и запрещен к выращиванию во многих странах. Пыльца трансгенного рапса заражает соседние растения, превращая их в генетически модифицированные и придавая им свои свойства. 2 года назад канадский журнал Molecular Ecology опубликовал исследование местных ученых, из которого следует, что трансгенный рапс, выращиваемый не в лабораториях, а естественным путем, произвел на свет суперсорняки, устойчивые к гербицидам и другим химикатам. Для того чтобы они по­явились на южноуральских полях, сократив посевы традиционных сельскохозяйственных культур, требуется немного — небольшой недосмотр при проверке качества ввозимого зерна. Или неофициальный завоз посевного материала из соседнего Казахстана или Китая. И чем больше хозяйств будет вовлекаться в рапсовую программу, тем больше вероятность того, что это произойдет. Ведь когда речь идет о прибыли, нормы экологические, как, впрочем, и моральные, нередко остаются побоку: бизнес есть бизнес.

Infogr.gif

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter