2006 год, часть первая: продолжая движение

2006 год, часть первая: продолжая движение
Аналитика

22 ноября 2010, 13:36
В первой половине 2006 г. деловая жизнь кипела, становясь все более цивилизованной. Но отдельные события не давали предпринимателям расслабиться и потерять бдительность.

Паника года

Соляной бунт

salt_bunt.jpgВ феврале Челябинск захлестнула волна соляного ажиотажа. Паника, начавшаяся в Центральных регионах России из-за прекращения поставок украинской соли, на Урале была вызвана искусственно — на местном рынке украинских игроков никогда не было. Соль в Челябинск и область традиционно поставлялась из Стерлитамака и Соль-Илецка. Однако на слухи о том, что Украина якобы собирается прекратить поставки в Россию в отместку за перекрытие газа, бдительные челябинцы отреагировали оперативно. Например, в магазинах «Молния» все запасы соли были распроданы до полудня. Появившийся в рознице дефицит в свою очередь спровоцировал скачок цен: за сутки они выросли до 10 руб. за кило. Истерия достигла абсурдных масштабов, и все попытки экспертов дать разумное объяснение ситуации скатывались в область иррационального. «Паника возникла искусственно, на заводах достаточно сырья, готовой продукции и нормальный уровень потребления не увеличился, — заявляла директор компании «Южуралхлебторг» Татьяна Гудошникова. — Вероятно, у челябинцев есть ностальгия по дефициту, когда купленный продукт — ценность, которая уже не достанется соседу, вовремя не успевшему в магазин». К слову, буря утихла столь же быстро, как и началась, а чрезмерно запасливые горожане наказали не только себя. По словам начальника городского управления по торговле Сергея Березуева, солевой ажиотаж спровоцировал скачок цен на муку, сахар, мыло и прочие продукты первой необходимости на 20%, и после столь резкого повышения цены к прежнему уровню уже не вернулись.

Скандал года

Кто в туалете хозяин?

TГTВTО--.jpgВ начале 2006 г. завершилась не слишком хорошо пахнувшая история, связанная со строительством посреди Алого поля развлекательного комплекса, известного в народе как «Утюг». Идея превратить общественный туалет в развлекательное заведение возникла в 2001 г. у двух челябинских предпринимателей — Александра Лапидуса и Владимира Шевчука. Деятельность Лапидуса была тесным образом связана с шоу-бизнесом, и нередко привлекала внимание людей в погонах (в лихие 90-е он даже был судим за распространение порнографии). Шевчук на тот момент торговал ферросплавами, цветными металлами и его дела шли настолько успешно, что коммерсант подыскивал еще один бизнес для вложения капитала. Партнеры договорились и о последующем разделе прав собственности: после ввода объекта в эксплуатацию доля Шевчука должна была составить 80%, Лапидуса — 20. Однако в январе 2003-го Владимир Шевчук, честно финансировавший строку в размере более чем 20 млн руб., был убит у порога собственного дома. На следующий же день наследники покойного заключили с Лапидусом договор на тех же условиях и строительство продолжилось как ни в чем не бывало. Финал истории наступил в январе 2006-го, когда экс-партнер попытался зарегистрировать здание на себя, забыв сообщить, что 80% принадлежат вовсе не ему. На этом терпению блюстителей закона пришел конец, и бизнесмен отправился на скамью подсудимых.

Надежды года

Инъекция из Венгрии

pticii_gripp.jpgВ течение 2005 г. правительство челябинской области вело переговоры с Венгерской Республикой на предмет расширения сотрудничества и привлечения в регион иностранного капитала. И в начале 2006 г. дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки. Официальная экономическая делегация России, в числе которой был и челябинский губернатор Петр Сумин, посетила Будапешт. Подписание договора об экономическом сотрудничестве входило в программу официальных мероприятий. Внезапно нашлись и точки соприкосновения. В то время врагом человечества номер один был объявлен птичий грипп: сюжеты, посвященные эпидемии, чуть ли не круглые сутки транслировались федеральными телеканалами. Глава области встретился с министром здравоохранения Венгрии Енем Рацем и обсудил перспективы совместной борьбы с напастью. А перспективы вырисовывались весьма интересные. По результатам встречи было достигнуто соглашение о создании в Челябинской области совместного предприятия по производству противовирусной вакцины (что характерно, на базе венгерских технологий и капитала). Строительство завода обошлось бы иностранным инвесторам как минимум в 30 млн долларов. Время рассудило по-своему — пока новоиспеченные партнеры согласовывали и пересогласовывали, выбирали место для завода и сертифицировали вакцину, эпидемия отступила.

Экспансия года

Таинственный комплекс

В январе 2006 г. директор РК «Мегаполис» Александр Одольский выступил с громким заявлением: к осени в Челябинске должен был открыться второй «Мегаполис» — аналог первого РК, но расположенный в другой точке города. Где именно должен был вырасти дублер, руководитель умалчивал. Интригу подогревало еще и то, что в городском управлении архитектуры о планах девелоперов ничего не слышали, и единственный известный чиновникам новый «Мегаполис» должен был находиться рядом со старым — у реки Миасс. Тем не менее руководство компании грамотно подпускало туману, подчеркивая, что новый проект не имеет никакого отношения к расширению первого комплекса. «Это не строительство второй очереди, — уверял Одольский, — а отдельный комплекс». К сожалению, его местонахождение так и осталось для всех загадкой, а владельцы комплекса вместо развития проекта в Челябинске приступили к расширению границ, и к концу года вывели «Мегаполис» за пределы региона — в декабре началось строительство КРК «Мегаполис-Уфа».

Инвестиции года

Пивное вливание

pivzavod.jpgГлобальные перестановки на российском рынке производителей пива начались еще весной 2005 г. Тогда основной акционер «Балтики», «Вены», «Пикры» и «Ярпива» — шведский холдинг BBH (Baltic Beverages Holding АВ) — объявил о планах объединить эти компании. По словам президента «Балтики» Антона Артемьева, одной из главных причин объединения компаний стало ожесточение конкуренции. Эти планы непосредственным образом затронули и челябинский пивзавод. Местному производителю в объединенной компании отводилась особая роль: на тот момент он был единственным предприятием группы BBH на территории от Самары до Красноярска. Пивные короли не теряли драгоценное время, и уже к апрелю 2006 г. завод, подпитанный 32 млн евро, удвоил мощности. Кроме того, произошли и довольно заметные изменения в продуктовой линейке: помимо привычных марок в Челябинске начали варить пиво «Балтика», «Арсенальное» и «Жигулевское». Кроме этих востребованных марок в новой линейке завода присутствовало даже не особо уважаемое челябинцами безалкогольное пиво «Балтика № 0».

Амбиции года

Че за клуб?

В начале 2006 г. на месте клуба «H2O», принадлежавшего компании «Жилтехстрой», открылось новое заведение с бунтарским названием Che. К тому времени владельцы помещения отказались от идеи самостоятельно развивать клуб и сдали его в аренду. По словам первого замдиректора «Жилтехстроя» Андрея Шилова, клубный бизнес для компании перестал быть доходным. Новый арендатор — челябинская компания British-American Studio, владевшая на тот момент ресторанами «Старая Прага» в Орле и Тюмени, планировала открыть свой клуб Che уже в середине января. Руководитель компании и одноклассник Михаила Юревича Альберт Тарасов рассчитывал новым проектом изменить отношение обеспеченных челябинцев к клубной культуре. «В Челябинске фактически нет места, где хорошо обеспеченные горожане и старые тусовщики могут комфортно отдохнуть: где-то безобразно работает охрана, где-то грохочущая музыка не позволяет нормально пообщаться, где-то, как на деревенской дискотеке, масса народу и никто друг друга не знает. Мы хотим создать свою, достаточно закрытую тусовку». К сожалению, городская элита не оценила по достоинству новое заведение и клуб не дожил до наших дней, уступив место куда менее пафосному «Панта-Рэю».

Разворот года

Елки-палки-лес густой

elkipalki.jpgВ начале 2006 г. компания «Ресторация» подписала франчайзинговый договор с сетью трактиров «Елки-палки» столичного ресторатора Аркадия Новикова. Выбор был сделан неслучайно — в Москве «Елки-палки» стояли по уровню проходимости втором месте после McDonalds. У нового заведения были все предпосылки к успеху: невысокий ценник, удачное расположение (первый ресторан открылся на ул. Энтузиастов, второй — на ул. Коммуны) и отточенная система стандартов. Но и условия франшизы были жесткими — заведение должно было полностью соответствовать московскому бренду, без возможности адаптации к региональным особенностям. Именно на это и сослалось руководство компании, когда спустя год отказалось от франшизы. «Развиваясь по франшизе, невозможно реагировать на изменения местного рынка, — сетовал PR-менеджер «Ресторации» Сергей Капустин. — В Москве «Елки-палки» в год посещает около 4 млн человек. В Челябинске клиентов гораздо меньше, а большинство из них являются постоянными. Для того чтобы их удержать, необходимо более разнообразное меню». Взамен «Ресторация» предложила «собственные проекты» под названием «Трали-вали». Большинство экспертов отнеслось к решению земляков скептически. Во-первых, все происходящее укладывалась в процветавшую тогда схему ухода от франшизы: региональные бизнесмены, отработав по фирменным стандартам год-другой, решали сэкономить на платежах и попросту переименовывали заведения. Во-вторых, еще не была забыта история с сетевым кафе «Бабушкины блинчики», которое после разрыва с головной компанией и переименования в «Блинчики-чичики» продержалось на плаву всего ничего. Впрочем, один из трактиров «Ресторации» существует до сих пор.

Партнерство года

Парк Солнца

smolino.jpgВ начале 2006 г. московская экспансия на Южный Урал приняла прямо-таки массовый характер. Один из крупнейших игроков в сфере гостеприимства, гостиничный комплекс «Смолино», перешел под крыло столичной компании Heliopark, на тот момент управлявшей несколькими гостиницами в Москве, Подмосковье, Пскове и Сочи. Нужно отметить: в то время столь тесное сотрудничество с федералами не было характерно для участников местного рынка — челябинские отельеры старались обходиться своими силами, так как услуги управляющих компаний требовали серьезных затрат. Тем не менее администрация гостиницы не сомневалась, что репутация Heliopark и возможности столичных специалистов помогут за короткое время увеличить заполняемость номеров с 45 до 60%, организовать досуг постояльцев на высшем уровне и ввести чрезвычайно высокие стандарты обслуживания. «Не только преобразования, которые будет вводить компания, но и само ее имя сможет повысить интерес к гостинице. К тому же практика работы Heliopark с другими гостиницами показывает, что от заключения договора до достижения желаемого результата проходит совсем немного времени», — сообщала заместитель директора гостиничного комплекса «Смолино» Елена Нарделли.

Договоренность года

Попытка номер два

В 2006 г. наконец-то благополучно завершилась история с заходом в Челябинскую область международного торгового оператора — Metro Cash&Carry. О намерении выйти на челябинский рынок руководство Metro заявило еще в 2004 г., начав переговоры с челябинской администрацией. Мэрия решила предоставить ритейлеру 5 га земли в Курчатовском районе по ул. Черкасской (рядом с гипермаркетом «КС»). Однако после выборов главы города в марте 2005 г. европейский ритейлер вынужден был расстаться со своими планами. Камнем преткновения между Metro и новой администрацией стало место размещения ТЦ (водоохранная зона реки Миасс), а также внезапно озвученная «необходимость защищать местный бизнес от иностранных конкурентов». От предложения поднять за свой счет какую-либо из депрессивных территорий на окраине Челябинска (район озера Смолино, пос. Федоровка и проч.) компания отказалась. В итоге официальной позицией чиновников стало отсутствие в Челябинске мест для размещения немецкого гипермаркета. Однако неофициально большинство экспертов называло то, что чиновники и Metro не договорились о «входной цене». Более сговорчивой в этой ситуации (не без поддержки областных властей) оказалась администрация Копейска, которая и согласилась принять у себя Metro. Стройка началась практически сразу, а открылся Metro Cash&Carry уже в начале 2007 г.

Облом года

Финт Шаттлом

В начале 2006 г. у жителей области появился повод для гордости, да еще какой! «Уральская автомобильная компания» показала челябинцам первый собранный в Златоусте внедорожник Shuttle, загодя обещанный депутатом Госдумы Валерием Пановым. Все узлы и механизмы импортировались, но в течение трех лет машиностроители обещали частично локализовать производство и изготавливать до 30% комплектующих самостоятельно. За рулем одного из первых выпущенных автомобилей отметился челябинский губернатор Петр Сумин. «Шаттл» окрестили российским аналогом Land Cruiser... Словом, у предпринимателей были все поводы оптимистично заявлять, что к концу 2007 г. проект выйдет на самоокупаемость. Однако в декабре 2006 года стало известно, что производство златоустовских джипов полностью прекращено: «Уральская автомобильная компания» попросту перестала размещать в Златоусте заказы на сборку Shuttle, ссылаясь на то, что собранные машины оказались дороже импортируемых. Организаторы не получили от федерального правительства статус «промышленной сборки», снижающий таможенные сборы на ввозимые детали.

Интрига заключалась в том, что для УАК подобный поворот дел не был неожиданностью — льготы полагались лишь предприятиям, выпускающим не менее 25 тыс. машин в год. А в Златоусте планировалось на первом этапе собирать 36 машин в месяц, а к концу 2006-го  разогнаться — 108 «Шаттлов» в месяц. Среди людей осведомленных бытовало мнение, что проект с самого начала был ориентирован не на получение прибыли, а затевался ради пиара нового гендиректора ЗМЗ, который в то время баллотировался в депутаты Заксобрания области.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter