40 млн на «полтора землекопа»

40 млн на «полтора землекопа»
Аналитика

23 марта 2011, 16:59
«Археологический» скандал вокруг строительства транспортной развязки может активизировать участие в тендерах на археологические изыскания иногородних компаний.

Razvyazka.jpgВ середине сентября Михаил Юревич поручил подготовить заявление в УВД города с целью проведения правовой экспертизы действий ООО «Рифей» и Государственного центра по ¬охране культурного и исторического наследия Челябинской области.

Главу города возмутила цена вопроса археологических исследований, необходимых для строительства транспортной развязки ул. Братьев Кашириных–Свободы–Труда–Российская и некоторые аспекты их организации. На каждый из этих вопросов есть ответы у оппонирующей стороны.

А чем закончатся разборки, терпеливо ждет еще один заинтересованный участник — непосред¬ственный застройщик МУП «Челяб¬метротрансстрой». Попробуем определиться, в чем правда каждого из вышеозначенных, а заодно что-нибудь раскопать (согласно археологической стилистике скандала).

Могу копать.

Могу не копать

Правда № 1. В одном из своих интервью на больную тему заместитель главы города по транспорту и дорожному хозяйству заметил, что до того времени, как начались строительные работы, никто из историков интереса к участку не проявлял. Поэтому строительство ведется на абсолютно законных основаниях.

Правда № 2. ФЗ «Об объектах культурного наследия...» четко регламентирует порядок начала строительных работ в так называемых «охранных зонах». Еще до начала проектирования именно девелопер заказывает справку, в которой отражается история развития территории.

Исходя из архивных данных, делаются первичные выводы о возможностях нахождения в данной зоне исторически важных памятников. Далее заключается договор с археологической организацией. Все земляные работы в пределах культурного слоя проводятся только в присутствии специалистов-археологов.

После того как обнаружены и вывезены все исторические ценности, можно считать, что археологического объекта уже не существует, на его месте ведется строительство.

Правда № 3. Учитывая все тонкости национальной бюрократии, в том числе и в части охраны памятников, археология может обременить, затормозить или вовсе уничтожить проект не менее эффективно, чем Росприроднадзор.

Поэтому всеми правдами и неправдами застройщики стараются обойти возможные препоны, дабы спасти свой объект как от материальных, так и временных потерь. Современный риэлторский фольклор сохранил немало анекдотов о том, как «мелочь распихали по карманам, вазу поставили в бытовке, горшок закопали обратно и продолжили стройку».

Между тем. Калининской прокуратурой возбуждено уголовное дело в отношении «неустановленного круга лиц» по признакам преступления ст. 243 УК РФ («Нанесение ущерба памятникам истории и культуры»). Изящество формулировки предполагает, что преступление есть, но виноватых нет и не будет.

Счет насчет счета

Правда № 1. Откуда взялась сумма в 40 млн руб. при видимой ничтожно¬сти предполагаемых работ? За что город должен ее заплатить в тот момент, когда кризис обглодал бюджет до самого скелета? Например, за «археологический надзор за земляными работами» придется выложить 9273 руб.

Представьте: полтора землекопа за копейки (а в случае археологической практики студентов исторических факультетов — бесплатно) копают, а бригада «археологических специалистов» наблюдает. И так по всем пунктам сметы. Жирновато получается.

Правда № 2. По российскому законодательству расходы на проведение археологических работ рассчитываются на основании «Сборника цен на научно-проектные работы по памятникам истории и культуры», «Методики определения стоимости строительной продукции на территории РФ» или «Методики определения стоимости археологических исследований».

В среднем по России общая стоимость археологических изысканий может составлять от 1 до 1,5% от общей стоимости проекта. Таким образом, если транспортная развязка обходится в 5 млрд руб., то запрашиваемые 40 млн не превышают среднестатистический рубеж.

Приблизительная цена одного раскапываемого квадратного метра по России составляет от 1,7 до 5 тыс. руб. В Москве и Санкт-Петербурге — 10 тыс. руб. Легендарные 40 млн — общая стоимость 24 тыс. м2, требующих внимания археологов. Методом простого умножения можно выяснить, что стоимость всех работ могла бы достичь 72 млн руб.

Правда № 3. Археология реально удорожает проект, несмотря на кажущуюся мизерность стоимости раскопок в процентном выражении. Учитывая, что стоимость крупного проекта может достигать иногда и $100 млн, «лишние» $1–1,5 млн застройщику вряд ли покажутся мелочью. Плюс неучтенные затраты: в среднем раскопки ведутся месяц-полтора. Если площадь участка слишком большая, 5 тыс. м2, то около трех месяцев. Для археологии это быстрые темпы, для строителей — огромные потери времени, а следовательно, денег.

Между тем. Археологические изыскания при строительных работах на объекте «Пермь-I» обошлись казне города более чем в 50 млн руб. Вокзал расположен на территории памятника археологии «Егошихинский медеплавильный завод, поселение».

Территория распространения археологического культурного слоя в историческом центре Казани более 500 га. Археологические исследования в момент строительства обходятся застройщику в 3,5 тыс. руб. за квадрат ценной площади.

Infogr.gif

«...а кто право имеет»

Правда № 1. Любые платежи бюджетных средств должны осуществляться на основании соответствующих конкурсных процедур. И с этой точки зрения мэр был вправе возмутиться тем, что наряду с ООО «Рифей» не была представлена ни одна организация, имеющая право вести археологические исследования. При этом вариант тендера мог бы снизить аппетиты археологов и не грабить бюджет.

Правда № 2. Никаких конкурсных процедур в момент планирования строительства не объявлялось. При этом, утверждая, что мэрию шантажируют монополисты, власть противоречит сама себе. Когда разрабатывался проект благоустройства набережной реки Миасс на участке от Геологического музея до дворца спорта «Юность», вице-мэр Олег Грачев в одном из интервью уточнил, что изыскательские работы будет проводить лицензированная фирма из Башкирии. Так значит, выбор все-таки был изначально?

Между тем. В Челябинске, согласно информации Росохранкультуры, лицензии на историко-геологические и архитектурно-археологические изыскания имеют в настоящий момент 10 компаний, в Екатеринбурге — 29, Уфе — 4, Казани — 10, Тюмени — 14.

Но, увы, лицензия — это не то, что позволяет заниматься археологическими раскопками. Федеральные функции по контролю за археологическими исследованиями ведет отдел полевых исследований Института археологии РАН. Выданные им «Открытые листы» являются единственным документом, дающим право ведения раскопок в 50 городах РФ, в том числе и в Челябинске.

Вместо послесловия

Археологические исследования на конкурсной основе провести все-таки придется. В противном случае культурный слой может навсегда оказаться под толстым слоем бетона. К тому же это станет положительным опытом: предстоит строить подземный переход по ул. Труда. Там археологи рассчитывают найти остатки городской крепости.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter