2000 год: часть вторая

2000 год: часть вторая
Аналитика

24 марта 2011, 13:18
Ко второму полугодию 2000-го центр Челябинска приобрел тот облик, к которому мы привыкли сейчас: с Кировкой, «Никитинским», бизнес-домом «Спиридонов» и т.д. В конце года началось строительство «Синегорья». Примерно так же оформлялись и очертания бизнес-среды. Многое из того, что сложилось тогда, сохранилось до сих пор.

Ко второму полугодию 2000-го центр Челябинска приобрел тот облик, к которому мы привыкли сейчас: с Кировкой, «Никитинским», бизнес-домом «Спиридонов» и т.д. В конце года началось строительство «Синегорья». Примерно так же оформлялись и очертания бизнес-среды. Многое из того, что сложилось тогда, сохранилось до сих пор.



Близнецы года

Бизнес и власть

К 2000 г. взаимоотношения местного бизнеса и властей стали достаточно тесными. Об этом свидетельствовали результаты очередной прокурорской проверки. Список чиновников, так или иначе связанных с бизнесменами, был обширен. Так, в состав учредителей строительной компании «Высотник» входили начальник казначейства Центрального района А. Игонин и заместитель главы Челябинска по строительству А. Исупов. «По совместительству» работали также начальник областного управления промышленности В. Гранин и начальник облздрава А. Козлов. Правда, в большинстве случаев прокуратура не установила фактов использования должностного положения в корыстных целях. Однако восемь уголовных дел все-таки было возбуждено, и это стало продолжением антикоррупционной войны, развернувшейся в начале 2000 г. Еще в марте областной суд приговорил к 9 годам лишения свободы экс-мэра Снежинска Владимира Щукина. Обвинения были предъявлены также бывшему главе Копейска Смолину, нескольким чиновникам из Челябинска, Миасса и Магнитогорска. Однако самому именитому подозреваемому — бывшему директору ЧТЗ Василию Кичеджи — предъявить обвинение по статьям 195 УК РФ и 201 ч. 2 прокуратура вроде бы была готова, но никак не могла.

Персона года

Неуловимый Кичеджи

kichedzi.jpgКак объяснял в августе 2000 г. зам. прокурора Челябинска Сергей Мозжерин, обвинение Василию Кичеджи нужно было предъявить лично, а сделать это не удавалось: предпринимателя не было в городе с тех пор, как он выставлял свою кандидатуру на депутатских и губернаторских выборах 1999 г. Не снискав народной любви, Василий Николаевич отправился в Москву, хотя в телефонных разговорах со следователем обещал прилететь в январе. Но когда следствие вошло в финальную стадию, перестал отвечать и по телефону. Близкие к нему люди информировали, что Кичеджи сначала возглавил созданное при российском правительстве Некоммерческое партнерство по организации рабочих мест, затем стал вице-президентом Инкомбанка, а спустя еще какое-то время — вице-губернатором Волгоградской области. Впрочем, в Волгограде Кичеджи практически не видели: секретарь тогдашнего волгоградского губернатора Николая Максюты сообщал, что «Василий Николаевич находится в столице, но постоянно на связи». Полномочный представитель Президента РФ в нашей области Владимир Селезнев, оценивая эти события, заметил: «Нет, Вася все-таки титан».

Взлет года

ЧАП

С 4 июня 2000 г. Челябинское авиапредприятие стало работать не только в Баландино, но и в Кольцово, открыв рейс Екатеринбург–Ганновер. Успехи ЧАПа многие связывали с приходом молодой команды управленцев во главе с Сергеем Яшиным. Хотя без трудностей тоже не обходилось: в том же июне вновь разгорелся конфликт по поводу взлетно-посадочной полосы № 2. Все акты, свидетельствующие о ее готовности, были подписаны, документы переданы в межгосударственный авиационный комитет, а 16 июня даже состоялся технический рейс: на ВПП-2 приземлился ТУ-154, следовавший из Москвы. Официальный ввод полосы намечался на День авиации, 15 августа, — и тут обострились имущественные споры между властями и предприятием. «Когда требовалось заканчивать строительство ВПП-2, амбиции были отодвинуты в сторону. Сейчас опять возня на площадке, — возмущался Яшин. — Оно и понятно: в декабре выборы. Однако мы строили полосу и хотим работать на ней, несмотря на попытки реанимировать ГУП «Челябинский аэропорт», чтобы передать ему в пользование аэродромное хозяйство». «А как иначе? — возражал замначальника управления инженерного обеспечения областной администрации Виктор Шлишевский. — Область потратила на полосу бюджетные деньги и обратно их не получит? Речь идет даже не о прибыли, а о том, чтобы компенсировать расходы. Или казна должна подарить средства частной фирме?».

Разборки года

Поножовщина в клубах

habaG.jpgЛетом 2000 г. в криминальной хронике Челябинска стали все чаще упоминаться инциденты нового типа — драки, зачастую с применением оружия, которые происходили неподалеку от ночных клубов. Лидировали по этому показателю «Три поросенка». В милицейские сводки попадали сообщения то о ссоре кавказцев с компанией с ЧМЗ, закончившейся смертельным ножевым ранением прямо в фойе клуба и стрельбой за его пределами, то о драке отдыхавших омоновцев с чеченцами, опять же с применением ножей. Впрочем, такими невезучими были не только «Поросята». Вопрос, где в Челябинске приличному человеку можно выпить, закусить и развлечься без риска, стал настолько актуальным, что возник даже своеобразный рейтинг клубной безопасности. Лидировал в нем «Тамико», где долгое время существовал своеобразный имущественный ценз на посещение в виде довольно дорогих клубных карт. Хотя и этот рейтинг был достаточно условным: по крайней мере, самое громкое преступление произошло 10 августа 2000 г. в считавшемся до этого сравнительно безопасным «Гараже». Руслан Анофриев, он же суперпопулярный среди челябинских меломанов рэп-певец Хаба G, зарезал в драке, происходившей неподалеку от клуба, Дмитрия Киселева — танцора команды «ГеттоБласта», где в свое время начинал и сам Хаба G. Новость об этом стала для многих шоком: Руслан и Дима считались, по рэп-терминологии, «братьями». По одной из версий, Хаба слишком уж проникся субкультурой гангста-рэпа — и пошел на убийство, чтобы, пройдя тюрьму, стать «реальной звездой». И действительно: сразу после известия об убийстве продажи второго альбома Хабы Джи «Свои дела» резко подскочили.

Мегапроект года

Дворцы на руинах

dvorzinaruinah-.jpgЛетом 2000 г. в центре Челябинска должно было начаться строительство сразу двух поражавших воображение объектов. На месте бывшей прядильно-ткацкой фабрики, на пересечении ул. Свободы и пр. Ленина, компания «Жилтехстрой» собиралась возвести культурно-досуговый комплекс. «По проекту здесь разместятся аквапарк и несколько ресторанов разных категорий: от самых фешенебельных до бистро, — рассказывал архитектор Николай Ющенко. — Будут и торговый блок, и 5-уровневая подземно-наземная стоянка на 300 автомобилей. Выставочный блок выйдет прямо на угол Ленина и Свободы. В проекте комплекс связан с будущей станцией метрополитена, как Пассаж в Санкт-Петербурге». Второй объект — комплекс «Старая Челяба» — располагался на перекрестке пр. Ленина и ул. Красноармейской, реализовывался тоже «Жилтехстроем» и должен был стать изюминкой города. «Здесь будут одно-, двухэтажные здания, стилизованные под постройки начала века», — обещали авторы. Маленькая улочка с резными фасадами, с часами на остроконечной башенке на фоне современного объемного комплекса, блистающего стеклом, по мнению проектировщиков, должна была выглядеть очень уютно. 15 августа за забором, который протянулся вокруг стройплощадки, начались работы. «Жилтехстрой» обещал, что уже зимой горожане увидят первые здания, однако стройка затянулась на несколько лет, а досуговый комплекс с аквапарком постепенно превратился в банковские здания.



Ворота года

Вас встречает «Синегорье»

sinegorie.jpg«Через год-другой привокзальную площадь Челябинска будет не узнать, — сообщала в декабре 2000-го пресса. — Реконструкция ее уже началась, заказчик объекта — фирма «Стройсвязьурал-1», руководит которой тот самый Артур Никитин, что сделал подкоп под площадь Революции и построил Никитинские ряды». Там, где прежде находились автомобильные стоянки, предполагалось сделать свободную от транспорта и киосков зону с газонами, фонтанами, скамейками для отдыха и памятником «Сказ об Урале» в центре. Для транспорта были предусмотрены территория рядом с зеленой зоной и трех- или четырехэтажный паркинг рядом с пригородными кассами — всего 1900 машиномест. Еще удобнее должно было стать после открытия неподалеку станции метро (тогда об этом говорили еще без иронии). Однако основным архитектурным событием должно было стать открытие нового здания на месте рынка «Элизбар», в котором собирались разместить автовокзал и торговый комплекс. «Транспортные ворота области должны нести смысловую нагрузку, подчеркивая своеобразие региона, — рассказывал архитектор проекта Сергей Якобюк. — Пирамидальное сооружение со стеклянными фонарями на месте крыши лучше всего соответствует этой задумке. Оно будет напоминать остроконечные вершины Каменного пояса или, быть может, кристаллы горного хрусталя — кто что увидит». На первом этаже комплекса должны были расположиться фонтан и эскалатор, внутри обещали «много воздуха и света благодаря кристаллам-фонарям, сверху пропускающим солнечные лучи». И хотя проект, в отличие от других, чье строительство началось в этом году, был реализован, то, что получилось в итоге, мы сегодня можем видеть хоть каждый день — достаточно проехаться до остановки «Синегорье».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter