Невысокое напряжение

Невысокое напряжение
Аналитика

25 марта 2013, 18:06
Развитие рынка малой генерации в Челябинской области тормозят монополизация энергоресурсов и риски, сопровождающие зарождающийся бизнес.

Южноуральский рынок малой энергетики активно набирает обороты: к финалу 2013 г. объемы областного производства энергии «малым способом» составят порядка 150 МВт, а к 2014?–?2015 гг. прогнозируется двойной рост — до 300?–?400 МВт. Растет и число заинтересованных участников со стороны потенциальных клиентов и инвесторов. И если первых привлекают доступные тарифы на электроэнергию, то вторым хочется на этом заработать. Какие источники малой генерации являются наиболее привлекательными, а также кто и какими способами обеспечивает их востребованность?

Энергетическая яма

Энергосистема Южного Урала традиционно относится к так называемым устойчиво дефицитным: генерирующие объекты, находящиеся на территории области, вырабатывают на 20?–?25% меньше электрической энергии, чем требуется потребителям региона. Сильнее всего от недостатка киловатт страдают производственные предприятия и заводы, которые вынуждены сокращать выпуск продукции и искать дополнительные источники энергии. И пусть дефицит энергии перекрывается дополнительными закупками и поставками соседей (в основном это про исходит за счет энергопотоков из Свердловской, Башкирской и Оренбургской энергосистем ОЭС Урала), это до конца проблему не решает. Поэтому развитие генерирующих систем является перспективным направлением, развитие которого поддерживает руководство области. Министр промышленности и природных ресурсов Челябинской области Егор Ковальчук в обращении, посвященном Дню энергетика в декабре минувшего года, поделился с журналистами подробной информацией о введении новых объектов генерации в области: «В зоне Челябинской энергосистемы в период до 2020 г. предусматривается развитие тепловых электростанций. К примеру, ОАО «ИНТЕР РАО — Электрогенерация» планирует в 2013?–?2014 гг. ввести два блока по 400 МВт каждый на территории строящейся Южноуральской ГРЭС-2. ОАО «Фортум» намерено до конца 2014 г. построить два энергоблока на Челябинской ГРЭС по 225 МВт каждый. ОАО «ОГК-2» планирует к концу 2015 г. ввести в эксплуатацию энергоблок мощностью 660 МВт на Троицкой ГРЭС. Кроме того, в инвестиционной программе филиала ОАО «МРСК Урала» — «Челяб­энерго» на период 2012?–?2017 гг. намечены мероприятия по реконструкции и строительству электросетевых объектов, направленных на увеличение пропускной способности сетей, снятию ограничений электроснабжения существующих потребителей и созданию условий по присоединению к электрическим сетям. Планируется модернизировать и реконструировать 25 объектов и построить 11 новых».

Затратная магистраль

Однако все эти проекты касаются крупных компаний, занимающихся так называемой большой генерацией, в то время как малая остается без особого внимания чиновников. Зато к этому направлению активно присматривается частный бизнес. Причины такого интереса просты: собственная мини-ТЭС дает предпринимателю ощутимые преимущества по сравнению с питанием мощностей по магистральной линии. В первую очередь это связано с особенностями центральных сетей. «В нашем регионе довольно хорошо развито магистральное хозяйство, но сети основного поставщика энергии (Челябэнерго) достались провайдеру со времен СССР и поэтому нуждаются в ремонте и обновлении, — рассказывает Максим Загорнов, президент Ассоциации малой энергетики Урала. — Однако их суммарная протяженность не позволяет разово обновить все системы. К тому же для реформирования системы требуется изменение тарифной сетки. В нынешних реалиях объем инвестиций, которые сетевики могут использовать для подъема сетей, зависит от тарифов. Чем ниже тарифы, тем скуднее объем инвестиций (в 10%-ной зависимости). Государство не дает поднимать тарифы, а соответственно перекрывает возможности для инвестиций. К слову, эти вложения поступают чаще всего из банковской системы, реальных инвесторов из бизнес-сектора в данной структуре нет. Это связано с объемами вложений и сроками окупаемости — порядка 15 лет».

Еще одна проблема для малого и среднего бизнеса, запитанного от магистрали, — конечная стоимость продукта для потребителя. Если обычный житель Челябинска платит за 1 кВт в среднем 1,3 руб., то владелец самого крошечного бизнеса выкладывает в несколько раз большую сумму — почти 4 руб. Источник этой проблемы — сложившаяся система логистики электроэнергии. Все крупные ТЭС (производительностью более 25 МВт/час) обязаны производимую энергию отправлять на всероссийский «оптовый рынок», откуда продукт возвращается в Челябинск, уже снабженный среднегосударственной ценой, которая выше себестоимости на 30%. Наценка зависит от числа участников в оптовой цепочке и себестоимости производства энергии в различных регионах страны. Финальный процент к «розничной» бизнес-стоимости добавляет поставщик, закладывая на логистические услуги в среднем по 2 руб. с киловатта. Систему энергообеспечения Челябинска удерживают три основных игрока: «Челябэнергосбыт», филиал сетевой компании «Челябэнерго» и компания «Фортум». Именно они диктуют потребителям, в том числе и корпоративным, цены, объем поставок и ставку за подключение к общей артерии.

Третий фактор не в пользу магистралей — большие потери электроэнергии в стадии транспортировки. Из-за ветхости оборудования во время передачи энергии до конечного пользователя пропадает до 30% сгенерированного продукта, а оплачивает потери пользователь.

Масштаб малый, но федеральный

Все эти недостатки централизованной системы энергоснабжения оборачиваются преимуществами малой генерации. И эти плюсы уже активно используются: в масштабах всей страны доля малой генерации уже достигает заметных 8%. И за несколько лет, по мнению экспертов, может вырасти до 25%. Из всех видов источников энергии в этой отрасли наиболее востребованы мини-ТЭС. Что касается прочих видов (вроде ГЭС, ветряков и солнечных батарей), они используются реже ввиду климатических и географических условий.

Владимир-Ярославов.jpgВладимир Ярославов, представитель отдела продаж силового оборудования компании «Мантрак Восток»:

Успех и конкуренция на рынке малой генерации зависят от оборудования. Сегодня в этой нише представлены как ­отечественные производители, так и иностранные. Для малых нужд (потребление энергии менее 200 Вт) чаще всего выбирают отечественные установки. Представленные под разными брендами, они основываются на одних и тех же двигателях ЯМЗ. Крупные проекты требуют более тщательного выбора оборудования, и здесь используются импортные марки, в линейках которых до 18 видов двигателей. Кроме того, плюсы импортных установок (таких как Jenbacher, Cummins) — в долгом сроке службы, авторизированном сервисе и надежности. Отечественные берут только первоначальной стои­мостью. Рынок поставщиков оборудования сейчас находится в стадии глобализации. Признанный лидер — компания Caterpillar — скупает заводы конкурентов, например Perkins. Прочие марки, такие как Guascor, Jenbacher, занимают более скромные позиции. Учитывая перспективы малой энергетики, можно предположить, что уже через пару лет большинство генерирующих проектов будет основываться на качественных и мощных импортных установках.

По данным Ассоциации малой энергетики Урала, в регионе действует уже более 50 газопоршневых мини-ТЭС, которые вносят хоть небольшой (всего 0,1%), но все же вклад в общую генерацию области. Причем автономные системы используют как небольшие предприятия с минимальным потреблением не менее 400 кВт (фабрики молоко- и мясопереработки), так и крупные предприятия. Например, сейчас саткинское градообразующее предприятие Группа «Магнезит» запускает станцию мощ­ностью 25 МВт. Мини-ТЭС удобны, поскольку являются быстровозводимыми объектами и требуют небольшого земельного участка. В перспективе, считают в Ассоциации малой энергетики Урала, можно опутать сетью мини-ТЭС весь город и запитать подстанции на общий источник. Стоимость установки зависит от марки оборудования и мощности энергопроизводства, но в среднем запуск станции обходится примерно в €1000 за каждый кВт ее мощности. «Конечно, перейти на самообеспечение электро­энергией проще крупной компании, но и у среднего бизнеса есть возможности, — отмечает Артур Шевелев, директор по развитию регионов компании-поставщика энергетического оборудования «Русьэнерго». — Здесь важен профиль компании. Если фирма имеет дело с переработкой сырья или производством горюче-смазочных материалов, то ей легко стать автономной в силу того, что энергоустановки могут потреблять различные виды топлива, в том числе и отходы собственного производства. Причем самые разные — как традиционные (мазуты, отходы деревообработки), так и экзотическое биотопливо, например подсолнечную шелуху и жмых».

red_first_34.jpgВ любом случае переход на самоэнерго­обеспечение стоит свеч: стоимость киловатта энергии для предприятия снижается почти втрое — до 1?–?1,2 руб. Но есть и ряд сложностей, с которыми приходится стал киваться всем бизнесменам, стремящимся к энергетической автономии. Во-первых, это существенные финансовые инвестиции, которые окупаются в течение длительного срока — в среднем, как утверждают проектировщики мини-электростанций, за 7 лет. Во-вторых, чтобы получить добро на строительство и подключение мини-ТЭС к центральному узлу, нужно собрать пачку разрешений от государственных ведомств различных уровней. В-третьих, не каждое предприятие нуждается в автономном энергообеспечении. Если для нужд производства необходима установка производительностью менее 1 МВт, такая ТЭС будет нерентабельна. Тем не менее энтузиасты, развивающие малую генерацию на Южном Урале, уверены, что предлагают практически универсальное решение. «Проекты малой генерации перспективны для малого и среднего бизнеса, — комментирует Максим Загорнов. — В силу законов российского рынка мелкие предприниматели лишены скидок на электроэнергию, коими пользуются крупные производители. Поэтому автономное существование частному бизнесу только на руку. К тому же ряд фирм может объединиться вокруг независимого источника энергии и разделить затраты. В результате они будут меньше тратить на производство, получать больше прибыли и активно развивать свой бизнес».

Четвертая причина, тормозящая развитие малой энергетики, — в регионе не так уж много компаний, которые выполняют проекты «под ключ». «Среди местных игроков очень мало компаний, у которых инжиниринг был бы ключевым видом деятельности. В основном это фирмы, для которых монтаж энергосистем является лишь одной из red_first_36.jpgуслуг, — говорит Александр Торопин, генеральный директор компании «Независимые ЭнергоСистемы». — Поэтому у них нет большого числа успешных проектов. В основном рынок поделен между региональными и федеральными компаниями (их около 30), среди которых львиную долю занимают те, кто просто поставляет оборудование, а все монтажные работы перекладывает на плечи случайных подрядчиков». «Генерирующие системы — весьма затратный бизнес, требующий большого капитала и инвестиций, поэтому в основном на рынке выступают крупные компании, — соглашается Артур Шевелев. — Причем многие из компаний имеют свой собственный инжиниринговый центр, позволяющий обеспечить клиента не только качественной продукцией, сервисом, гарантией, но и монтажом».

Местным лидером на рынке является группа компаний «МКС», в активах которой уже 16 завершенных энергетических проектов не только на Урале, но и в других регионах. Из последних крупных начинаний — энергоцентр в Пласте для холдинга «Южуралзолото» мощностью 16 МВт и энергетический комплекс для Русской медной компании, установка на 90 МВт.

Пятая, финальная сложность — подключение к общей системе и избавление от излишков. Если поблизости нет никаких объектов, которые можно подключить к источнику, вся выработка будет уходить в землю, потому что сетевые компании не считают нужным покупать излишки по себестоимости и даже дешевле.

Важный вопрос малой генерации — марки используемого оборудования и сервис действующих объектов. В лидерах среди производителей значатся зарубежные бренды: Caterpillar Inc., MWM, Jenbacher. Ряд инжиниринговых компаний использует продукцию отечественных заводов и китайских поставщиков. Но неоднозначные отзывы о качестве и долговечности этих устройств заставляют крупные компании делать выбор в пользу европейских поставок. В этом видит дополнительную проблему для малой генерации Артур Шевелев. «За последние два года появлялось несколько сообщений об отказе деталей некоторых установок. Это заставляет игроков рынка пересматривать список своих поставщиков и работать только напрямую с производителем, а не через посредников и представительства, — замечает эксперт. — Тенденция к использованию некачественного оборудования наблюдается у непрофильных компаний, которые стремятся быстрее закончить монтаж установки и закрыть на этом свои обязательства».

Немалые инвесторы

В целях создания цивилизованного рынка малой генерации была организована Ассоциация малой энергетики Урала. Эта некоммерческая структура, в состав которой входят наиболее влиятельные игроки, призвана генерировать идеи развития рынка, искать инвесторов, пресекать развитие нездоровой конкуренции и распределять ресурсы среди важных проектов. Под эгидой ассоциации уже запущено несколько крупных разработок, которые были озвучены на ежегодно проводящемся в Челябинске энергетическом форуме. Первый и самый перспективный — сотрудничество со словацкими партнерами из компании «Истфилд», которые активно участвуют в модернизации объектов малой энергетики Челябинска. Например, уже запланирована модернизация энергоснабжения челябинского Горводоканала — в проект будет вложено €12 млн. Еще одно перспективное начинание — строительство двух мини-ГЭС в Нязепетровске и трех энергоцентров в Златоусте. И самый масштабный, по задумке ассоциации, проект — разделение челябинской застройки на две зоны (жилую и промышленную) с обеспечением соответствующих коммуникаций. Эта идея, считают в ассоциации, может быть воплощена в жизнь совсем в небольшие сроки, ведь для реализации проекта необходимо массовое строительство мини-ТЭС, возведение которых занимает около 12 месяцев. Однако пока работы по проекту находятся в стадии планирования и обоснования.

Отечественный бизнес к проектам малой генерации пока относится с опаской. Инвесторов смущают долгий срок окупаемости (7?–?10 лет) и внушительные вложения без гарантий со стороны малых энергетиков. Тем не менее сильный интерес проявляется со стороны южноуральских застройщиков, так как автономное обеспечение новостроек и микрорайонов экономически выгодно. Кроме того, запитать отдаленный район на собственную мини-ТЭС проще, чем достигнуть нужных договоренностей с централизованной сетью. Но есть еще одна проблема перевода жилого фонда на автономию — отсутствие квалифицированных специалистов, которые не только смогли бы провести монтаж и подключение системы, но и грамотно обслуживали источники питания. Впрочем, даже если бы необходимые люди и ресурсы нашлись, в масштабах всего города массовый переход на автономию невозможен в силу многолетней централизованной системы снабжения, плотности застройки и личной заинтересованности монополистов. Три кита челябинского энергорынка не хотят пускать в свою вотчину новых игроков, хотя для них этот вброс был бы только полезен. «Малая генерация позволит частично разгрузить сетевые источники, даст возможность крупным компаниям подлатать свои сети и выполнить все обязательства перед потребителями», — считает Александр Торопин.

Потенциальным инвестором малой генерации может быть государство, но власть не спешит входить в перспективный сектор экономики, предпочитая оставаться в стороне. Впрочем, Максим Загорнов считает, что это к лучшему. «Решить вопросы малой генерации лучше получится у среднего и мелкого бизнеса, — говорит эксперт. — Пусть это останется частным сектором, существующим на инвестициях, нежели превратится в сложную государственную систему с «оптом» и «розницей». Никаких государственных проектов в поддержку малой энергетики в ближайшем будущем не предвидится, может, оно и к лучшему».

Генерация по-малому

Локальные источники энергии в Челябинске достаточно востребованы, особенно если речь идет о труднодоступных или отдаленных районах. Но говорить о бурном развитии и конкуренции в этом направлении еще рано — слишком много подвод­ных камней у инвестиционных проектов. Кроме того, до конца неясно, как долго малая генерация будет оставаться конкурентной. Ведь весь сегмент производства тепловой энергии полностью регулируется тарифным органом. А поскольку решения этой службы основываются не только на общей законодательной базе, но и учитывают политику властей населенного пункта, города либо области, предвидеть изменения тарифной политики на последующие годы достаточно сложно. Впрочем, это может иметь и обратный эффект, когда на фоне растущих тарифов сетевых поставщиков малая генерация сможет предлагать потребителям ресурс по неизменно низкой цене.

Плюсы и перспективы направления очевидны. Средняя окупаемость в 7 лет и рентабельность порядка 10% — это хорошие показатели в условиях локального спроса. Кроме того, существенным аргументом в пользу автономного энергообеспечения служит отсутствие трансфера и налога оптового рынка. К тому же малая энергетика активно развивается в северных областях УрФО, особенно в Тюменской, где добывающим и перерабатывающим компаниям остро не хватает энергии. А значит, тенденция роста собственной генерации вполне устойчива.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter