2004 год, часть 1: время строить

2004 год, часть 1: время строить
Аналитика

25 июня 2010, 16:00
В 2004 г. челябинские бизнесмены смело брались за масштабные строительные проекты, многие из которых определили современный облик Челябинска.

t1milizia.jpg

Тенденция года

Европа. Класс А

К началу 2004 г. Челябинск пришел classA.jpgс полным набором амбициозных бизнес-про­е­ктов в сфере коммерческой недвижимости. В городе одновременно строилось три офисных центра невиданного еще челябинскими бизнесменами класса А. Как и положено объектам такого уровня, все они еще на старте радовали описаниями смелых архитектурных решений, автономных систем жизнеобеспечения и других видимых и невидимых признаков бизнес-класса. Однако если проект Виктора Лебедева «Золотое кольцо» находился в начальной стадии, в офисном комплексе «Мизар», возводимом одноименной компанией, достраивали верхние этажи. А ввести в эксплуатацию 20-этажное здание с вертолетной площадкой на крыше планировали к октябрю. Необходимость такой непривычной опции один из собственников «Мизара» Семен Мительман объяснял так: «C помощью летательного аппарата можно принимать крупных чиновников, известных артистов, доставляя их из аэропорта не по земле, а по воздуху. Вертолет можно задействовать и на свадьбах. Представьте: молодожены после регистрации в загсе спускаются сверху, а на обзорной площадке под куполом их ждут родственники и друзья». Третий проект изначально не был столь претенциозен: на первом этапе челябинский книжный магнат Василий Курбацких хотел лишь решить производственные задачи — построить здание и разместить в нем издательство и торговый дом. Но аппетит приходит во время еды, и в планах строительства появилось даже не здание, а комплекс зданий, объединенных как функционально, так и архитектурно. «Мне захотелось сделать что-то необычное не только для себя, но и для города, — объяснял смену концепции Василий Курбацких. — Чтобы такое здание не потерялось, например, во Франкфурте-на-Майне, где я не раз бывал на книжных ярмарках».

Прожект года

Пузырь на пустыре

puzirnapustire.jpgМасштабные проекты появлялись не только в сфере офисной недвижимости. В феврале 2003 г. московская компания «Инком-недвижимость» озвучивает грандиозный план по застройке пустыря вокруг ЧелГУ. По взаимной договоренности с руководством университета застройщик брался за освоение 130 га пустующих земель. На 20 из них столичные строители обещали возвести новые здания университета: административный и четыре учебных корпуса, пять ботанических скверов, астрономическую обсерваторию и другие необходимые вузу постройки. В результате имеющиеся 46 тыс. м2 учебных площадей университета увеличились бы до 130. В свою очередь ЧелГУ готов был отдать остальные 110 га под современный жилой микрорайон «Универ-Сити» — с домами повышенной комфортности от 2 до 33 этажей, объектами соцкультбыта и деловой частью.

Впрочем, мечтам университетских профессоров не суждено было сбыться: летом этого же года на Градостроительном совете был продемонстрирован слегка подкорректированный план. Тогда и выяснилось, что окончательный проект не предусматривает строительства всех обещанных благ — вместо новых корпусов предполагалось возвести лишь одно общежитие. А под ботанический сад, который так долго пробивал ЧелГУ в проекте, вообще отведен мизерный участок. Согласования завершились просто и изящно — москвичи получили от ворот поворот.

Стройка года

Развлеченье с увлеченьем

Еще одной стройкой века, объявленной в 2004 г., стал первый в Челябинске торгово-развлекательный комплекс «Горки». В начале года все производственные мощности завода «Строммашина» были перенесены на территорию ЧТЗ, а занимаемый предприятием участок площадью в 50 тыс. м2 выведен из земель промышленного производства. По замыслу девелоперов, бывшую заводскую площадку должен был занять мегамолл с мультиплексом. Директор «Строммашины» Сергей Фишер необходимость строительства подобного объекта обосновывал следующим образом: «Челябинск нуждается в комплексе, в котором можно потратить деньги и получить от этого удовольствие». В составе мегамолла были заявлены кинотеатр (по замыслу — на уровне «КиноМакса»), боулинг, ресторан и детская игровая площадка, да и сроки реализации проекта были обозначены весьма оптимистично — 1,5 года. О конкуренции создатели проекта даже и не за­икались: среди челябинских гипер- и супермаркетов аналогов подобного объекта попросту не было.

Скандал года

Культурная защита

Работы по возведению «Аркаим-Плазы» особой реакции общественности не вызывали, чего нельзя сказать о «мизаровской» стройке. Руководство расположенной по соседству челябинской «публички» восприняло планы застройщиков в штыки. Зинаида Савостина, тогдашний директор ЧОУНБ, была настроена категорично. «Идет прямая атака на пространство библиотеки, культурного центра нашего города», — заявляла она. Предметом недовольства стала подземная автостоянка на 400 мест, запланированная аккурат в охранной зоне библиотеки. Попытка строительства на этой территории уже была: в 1997 г. библиотеку пыталась «приобнять» магазинами и автостоянкой некая фирма «Пассаж». Так что в этот раз руководство библиотеки было настроено решительно — учреждение заручилось поддержкой администрации области, и вскоре Петр Сумин издал указ, запрещающий размещать на территории библиотеки объекты нового строительства, «так как участок областной универсальной библиотеки предназначен только для ее последующего расширения». В итоге «Мизару» удалось откупиться от публички обещанием построить для нее второе здание.

Конфликт года

Воздушные бои

В ночь с 13 на 14 мая УВД на транспорте, ОМОН и ФСБ пресекли попытку захвата Челябинского авиапредприятия. Это почти военное столкновение стало конечной точкой в конфликте между двумя бывшими компаньонами по авиакомпании «Энкор» — Сергеем Яшиным и Евгением Разумовым. Сергей Яшин, в тот период уже возглавлявший федеральное унитарное предприятие «Администрация гражданских аэропортов», продолжал контролировать около 53% голосов Челябинского авиапредприятия. Естественно, мажоритарного акционера не могла не взволновать состоявшаяся без его участия сделка, в результате которой в апреле 2004 г. доля ЧАП в уставном капитале авиакомпании «Энкор» была втихую продана неизвестной фирме за 7 млн руб. Яшин ставил под вопрос законность этой сделки и изначально надеялся решить вопрос через суд. Однако, как за­явил бизнесмен, борьба для него не была самоцелью. Для начала ему нужно было оценить масштаб потерь в «Энкоре». Если возможно, то реанимировать, восстановить разваленное бывшим партнером предприятие. Впрочем, закончилась эта история печально для всех участников этого почти семейного разлада: увлекшись борьбой друг с другом, собственники «Энкора» упустили из рук авиамонополию. И уже к концу года в статусе базового перевозчика в Челябинске утвердилась АК «Сибирь».

Атака года

Тихая распродажа

Несмотря на благоприятную экономическую обстановку в целом, расслабляться челябинским бизнесменам все же не стоило. И история, развернувшаяся весной 2004 г., в очередной раз доказала эту простую истину. В середине марта в газете «Аукцион», издававшейся тиражом аж 50 экземпляров, появилась информация о выставлении на аукцион весьма интересного лота — 32 помещений, входящих в бывший жилой фонд ЮУЖД. Среди тогдашних арендаторов этих помещений были ресторан «Титаник-2000», магазины «Жемчуг», «Трикотаж», «Ткани» и «Электрон», кафе «Ланч-Росс», салоны «Wella-стиль» и «Гармония плюс». По словам генерального директора ювелирной компании «Торговый путь» Олега Иванова, которой принадлежал «Титаник», в его фирме об аукционе узнали совершенно случайно. Причем всего за пару дней до окончания срока подачи заявок на участие в торгах. Сам бизнесмен, находившийся в это время в заграничном отпуске с семьей, срочно вылетел домой: спасать бизнес. Впрочем, в администрации города были обескуражены не меньше — там тоже узнали о готовящейся распродаже случайно. А между тем, случись аукцион, самой пострадавшей после бизнесменов стороной можно было бы считать городские власти, у которых чуть ли не из-под носа увели бы помещения, готовившиеся к передаче на баланс города. Естественно, что под административным давлением руководство ЮУЖД вынуждено было сесть за стол переговоров, за которым железнодорожники и объявили, что деньги на счете организации все же есть, а потому продавать почти муниципальное имущество нет смысла.

Подарок года

Звони, сержант

Весьма нехарактерную для деловых кругов заботу о правоохранительных органах весной 2004-го проявили собственники крупного дилера сотовой и мобильной связи — компании «Т1». В преддверии майских праздников 100 милиционеров из Центрального РУВД получили в подарок пакет услуг «Грин» и солидную скидку на покупку мобильника. «Понимая всю сложность задач, стоящих перед силовыми ведомствами, мы приняли решение об участии нашей компании в программе по подключению всех сотрудников УВД к сотовой связи», — комментировал необычную акцию генеральный директор компании «Т1» Андрей Ткаченко. Насколько благотворно отразилась столь необычная PR-акция на уровне продаж оператора, неизвестно. Однако косвенный эффект не заставил себя ждать — практически сразу милиция задержала злоумышленников, которые в апреле ограбили один из фирменных салонов компании на ул. Кирова. А затем так же молниеносно их дело было передано в суд.

Запрет года

Сухие ночи Первомайского

В 2004 г. сама мысль о том, что спиртное придется покупать по часам, казалась многим южноуральцам нелепой и противоестественной. «Надо ли продавать водку ночью? С житейской точки зрения, надо, поскольку бывают ситуации, когда внезапно приезжают в гости родственники или старые друзья и по русскому обычаю необходимо накрыть стол, — рассуждал на страницах «ЧР» Андрей Нежинский, президент областной нотариальной палаты. — Запрет на продажу водки ночью ущемляет права не только производителей спиртного, но и потребителей». Вопрос этот возник не случайно: поводом послужило распоряжение главы поселка Первомайский Геннадия Усенко, запрещавшее продажу спиртного в местных продуктовых магазинах после 23:00. Ограничение ночной торговли вызвало протест частных предпринимателей, пожаловавшихся в том числе в областное управление экономразвития. По федеральному закону мэр не был прав: чепэшники могли торговать чем угодно круглосуточно. Однако для главы внутреннее чувство справедливости оказалась важнее буквы закона: «Я не хочу нарушать закон, но намерен навести порядок в собственном поселке, — оппонировал он Нежинскому. — Обвинения в «административных барьерах» не признаю, но тотальному пьянству, криминалу буду ставить барьеры и дальше». В итоге позиция сельского главы оказалась пророческой: спустя 2 года напиток крепче сорока ночью нельзя было официально купить ни в одном городе области.

Уход года

Горькая пилюля «Полифарму»polifarm.jpg

Впрочем, в 2004 г. не обошлось и без потерь. Причем весьма чувствительных: Челябинск лишился единственного фармацевтического производства. Как водится, сначала на челябинском заводе «АйСиЭн Полифарм», которому принадлежность к международному холдингу, казалось бы, могла гарантировать безбедное будущее, пошли слухи о готовящихся сокращениях. Хотя совсем недавно международная корпорация планировала открыть в городах области 100 аптек, модернизировать имеющееся фармацевтическое производство и построить новый завод. Руководство югославской фирмы даже приезжало на Южный Урал для переговоров с местным правительством. Тем не менее вслед за слухами из Москвы поступило распоряжение свернуть производство бинтов и настоек на спирту, закрыть стеклодувный участок и производство таблеток, а потом начались и сами увольнения. В итоге после звонка журналиста «ЧР» Евгения Китаева в столичный офис компании выяснилось, что челябинский завод еще в 2003 г. без шума был подан сторонней компании и нес бренд ICN исключительно по инерции. Новые же собственники «Полифарма», имен которых прежние управляющие челябинскому журналисту так и не раскрыли, вместо того чтобы инвестировать в малорентабельное предприятие (оборудование завода устарело, лекарства производились дешевые), приняли решение о ликвидации производства.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter