На что это похоже, или Челябинская область глазами ЦРУ

На что это похоже, или Челябинская область глазами ЦРУ
Аналитика

26 апреля 2011, 12:07
Беглый взгляд на достижения многих государств привел нас к мысли о том, что Челябинская область на их фоне смотрелась бы как минимум не хуже. Итак, на что была бы похожа Челябинская область, посчитай ее ЦРУ вместе со всеми остальными странами…

Опубликовано в 2006 г.


Беглый взгляд на достижения многих государств привел нас к мысли о том, что Челябинская область на их фоне смотрелась бы как минимум не хуже. Итак, на что была бы похожа Челябинская область, посчитай ее ЦРУ вместе со всеми остальными странами…



Zaqst2.jpgТерритория




Челябинская область занимает площадь 87,9 тыс. км2. Почти такую же территорию имеет Азербайджан (86,6 тыс. км2), чуть меньше — Австрия (83,87 тыс. км2), почти на столько же, но больше, — Иордания (92,3 тыс. км2).




Население




Население Челябинской области, согласно переписи 2002 г., слегка превышает 3,6 млн человек. По этому показателю Южный Урал тяготеет к середине второй сотни государств мира. Примерно с таким же показателем на 130‑м месте находится Литва (3,596 млн), на 131‑м — Албания (3,563 млн) и на 132‑м — Уругвай (3,415 млн). Несмотря на такой весьма скромный демографический потенциал, Челябинская область тем не менее не так уж сильно уступает Новой Зеландии (4,035 млн), Ирландии (4,015), Ливану (3,826) и в то же время существенно населеннее таких стран, как Армения (2,982 млн), Латвия (2,290 млн) и Словения (2,011 млн).




Трудовые ресурсы




Количество занятых в экономике Челябинской области, согласно переписи 2002 г., составляет 1613 тыс. чел. По этому показателю мы бы заняли уже 117-е место в страновом рейтинге, совсем немного уступив равновеликой по населению Литве (1630 тыс. чел.) и слегка опередив Ливию (1590 тыс.) с Уругваем (1560 тыс.). А вот Албания, чье население также равно нашему, в трудовых ресурсах отстала от нас почти на 500 тыс. чел. Причиной тому как более низкий уровень развития экономики этой страны, так и иная демографическая структура общества, где велико количество нетрудоспособного населения до 15 лет.




Размер экономики




Размер ВВП государств мира ЦРУ предпочитает исчислять не в абсолютных величинах, а по паритету покупательной способности. Такая методика преподносит Россию в весьма выгодном свете: в 2004 г. она оказалась десятой национальной экономикой мира с ВВП $1408 млрд (вместо $560 – 570 млрд, если просто делить рублевый ВВП на курс доллара). По официальной статистике, ВВП России в 2004 г. составил в текущих рыночных ценах 16 778,8 млрд руб., а ВРП Челябинской области — 306 млрд руб., или 1,82% от валового продукта страны. Аналогичная доля от российского ВВП, посчитанного по паритету покупательной способности, составит в денежном выражении $25,6 млрд. Именно такой размер экономики, исходя из «цэрэушной» методики, имела Челябинская область в 2004 г. С таким результатом мы идем вровень с Иорданией ($25,5 млрд), Сербией и Черногорией ($26,27 млрд) и Латвией ($26,53 млрд). В страновом рейтинге это места со 105-го по 103-е соответственно. Обидно, но равные с нами по населению Литва и Уругвай по размеру валового продукта обошли нас едва ли не в 2 раза — $45,23 и $49,27 млрд соответственно. В качестве же утешения можно принять тот факт, что многие ныне независимые страны — наши бывшие соседи по общему советскому дому — обладают в разы меньшей экономической мощью, чем Челябинская область: Грузия ($14,45 млрд), Армения ($13,65 млрд), Молдова ($8,58 млрд), Кыргызстан ($8,49 млрд), Таджикистан ($7,95 млрд).




ВВП на душу населения




Уровень благосостояния жителей того или иного государства определяет такая качественная характеристика, как размер ВВП на душу населения. Нетрудно посчитать, что при населении 3,6 млн человек и размеру ВРП $25,6 млрд этот показатель для Челябинской области в 2004 г. равнялся $7110. Это столько же, сколько в Тунисе ($7100) и Македонии ($7100) и почти столько же, сколько в Турции ($7400), места в страновом рейтинге — 105, 104 и 101 соответственно. Из государств экс-СССР мы немного обогнали Беларусь ($6800) с Украиной ($6300) и слегка отстали от Казахстана ($7800). Равную нам по размеру валового продукта Сербию и Черногорию мы обошли в 3 раза ($2400). От наиболее успешных стран Восточной Европы мы отстаем примерно в 2 раза: Чехия ($16 800), Венгрия ($14 900), Польша ($12 000), а от странового показателя России почти на треть ($9800).




Темпы экономического роста




В 2004 г. ВРП Челябинской области вырос на 7%. По этому показателю мы оказались в четвертой десятке стран мира в одной компании с Малайзией (7,1%), Кувейтом (6,8%) и Молдовой (6,8%). Это серединка самой динамичной группы стран, которые помимо высокого потенциала, за редким исключением (той же Молдовы, например), обладают и достаточно весомой базой роста. Существенно быстрее растут только страны с низкой экономической базой — 1-е и 3-е места в рейтинге самых быстрорастущих экономик мира занимают едва вышедшие из разорительных войн Ирак (52,3%) и Либерия (21,8%), а 2-е и 4-е — нищие Чад (38%) и Экваториальная Гвинея (20%), на территории которых стали вдруг добывать нефть. Слишком же медленный рост — это либо свидетельство стагнационных явлений при очень высокой экономической базе (Нидерланды — 1,2%, Португалия — 1,1%, Мальта — 1%), либо безысходной депрессии экономически несостоятельных государств (КНДР — 1%, Руанда — 0,9%, Центрально-Африканская Республика — 0,5%).




Инвестиционная активность




Перспективы дальнейшего экономического развития любой страны определяют инвестиции, и в этом плане критерием для сравнения выступает процентное отношение инвестиций к ВВП. Увы, но точных официальных данных о размере инвестиций в экономику Челябинской области в 2004 г. нам найти не удалось. Разные чиновники называют совершенно не стыкующиеся друг с другом цифры. Тем не менее наибольшего доверия заслуживает информация двух официальных лиц. В январе 2005 г. первый вице-губернатор Челябинской области Владимир Дятлов озвучил суммарный объем инвестиций в размере 49 млрд руб., а почти год спустя на пресс-конференции в ИА «Интерфакс-Урал» министр экономического развития Челябинской области Юрий Клепов «поднял» эту цифру до 54 млрд руб. Среднее значение составит 51,5 млрд руб. Опять же и эта цифра не является окончательной. У чиновников принято делить все сделанные в область инвестиции на отечественные (рублевые) и иностранные. Но каждый раз уточнять это они почему-то забывают. Поэтому если кто-то из должностных лиц говорит о том, что в таком-то году в экономику области было инвестировано столько-то миллиардов рублей, следует понимать по умолчанию, что имеются в виду лишь внутренние инвестиции. А где-то есть еще и иностранные, точный объем которых за 2004 г. выяснить также не удалось. Руководствуясь утверждением Юрия Клепова о том, что они в 2004 г. составили $200 на каждого жителя области, можно предположить, что речь идет примерно еще о 20 млрд руб. инвестиций. Итого: 71,5 млрд руб.




При ВРП 306 млрд руб. процент инвестиций в экономику области составит 23,3. А это точно такой же результат, как у Румынии (48-е место в страновом рейтинге), и чуть выше, чем у Катара (22,9%) с Венгрией (22,8%). Здесь ситуация примерно такая же, как с экономическим ростом. При очень низком значении ВВП любая существенная инвестиция составит высокий от него процент. Именно поэтому в первой тройке этого рейтинга фигурируют Азербайджан (65,1%), Экваториальная Гвинея (50,8%) и Мозамбик (47%). Замыкают же рейтинг страны с достаточно развитой экономикой, не имевшие в 2004 г. никаких грандиозных инвестиционных проектов, — Уругвай (9,6%) и Кувейт (8%).

Челябинская же область оказалась в группе среднеразвитых и в то же время динамичных, инвестиционно привлекательных стран: Венгрия (член Евросоюза с 2004 г.) и Румыния (на пороге вступления в эту организацию) переживают период инвестиционного бума, Катар пытается копировать достижения эмиратов Дубай и Абу-Даби, направляя вырученные от нефтегазовых проектов миллиарды в развитие туристической и деловой инфраструктуры.




Кстати, показатель области на 4,2% превышает результат РФ (19,1%), которая занимает в рейтинге 90-е место.




Экспорт




По данным областного комитета по экономике, экспорт Челябинской области в 2004 г. составил $3,8 млрд. Даже официальный объем экспорта ставит нас выше таких государств, как Латвия ($3,6 млрд) и Узбекистан ($3,7 млрд), занимающих 90‑ю и 91‑ю строчки в рейтинге стран-экспортеров. Однако, исходя из нашей модели «Челябинская область — отдельное государство», к цифре экспорта в страны дальнего и ближнего зарубежья следует прибавить стоимость всех товаров и услуг, направленных в регионы Российской Федерации. Точных данных по этой экономической статье, похоже, не существует в принципе. Даже результаты подконтрольной областным властям программы межрегиональной кооперации выражены исключительно в тоннах отгруженного металлопроката и штуках холодильников, но никак не в денежном эквиваленте. Поэтому позволим себе удвоить цифру официального экспорта. Полученная стоимость всех товаров и услуг, вывезенных за пределы области ($7,6 млрд), выводит Челябинскую область на 77-е место в рейтинге и ставит в один ряд с бананово-нефтяным Эквадором ($7,560 млрд), нефтегазовым Брунеем ($7,7 млрд) и специализирующейся, помимо всего прочего, на экспорте туристических услуг Хорватией ($7,845 млрд). Любопытно, что экспорт равных нам по объему ВВП Латвии, Иордании и СиЧ находится в диапазоне $3,2 – 3,6 млрд, т.е в 2 раза уступает нашему. Равная же нам по населению Литва экспортировала в 2004 г. товаров и услуг на сумму $8,88 млрд (73-е место в рейтинге), а вот Уругвай подкачал — всего $2,2 млрд, правда, в 2003 г.



Железные дороги



Эксплуатационная длина железных дорог в Челябинской области, по данным на 2002 г., составляла 1800 км. Равную протяженность имеют железные дороги Монголии (1820 км) и Малайзии (1890 км), сравнимую с нашей — Литва (1998 км). Между тем, вопреки сложившемуся стереотипу о том, что Южный Урал — развитый железнодорожный регион, покрытие области этим видом путепроводов смотрится очень бледно в сравнении с железнодорожными сетями равных нам по территории государств: плотность магистралей Азербайджана (2957 км) превышает нашу более чем на треть, а Австрии (6021 км) — в три раза.




Автодороги




Еще хуже обстоят дела с сетью автомобильных дорог с твердым покрытием. По данным на 2002 г., их в Челябинской области 14 300 км. Здесь мы вправе равнять себя с Ямайкой (13 109 км), Португалией (14 736 км) и Чили (16 080 км). Можно бесконечно утешаться одинаковым результатом с Португалией, чья территория к тому же ненамного больше нашей. Но правда такова, что указанная протяженность качественных автодорог — хороший результат для Африки, но не для экономически развитого региона. Достаточно сравнить наши 14 300 км с дорожными инфраструктурами равной нам по населению Литвы (69 202 км), равной по размеру ВВП Латвии (57 206 км) и равной по территории Австрии (200 000 км). Разрыв от четырех до четырнадцати раз!




Аэропорты




Судя по тому, что число аэропортов в России, по данным ЦРУ, составляет 2586, эта уважаемая организация считает абсолютно все взлетно-посадочные полосы, с которых в принципе может хоть что-то взлетать. Соответственно посчитанными должны быть и гражданские, и военные, и бывшие досаафовские, и законсервированные аэродромы, а также места базирования-взлета малой авиации и вертолетов. Исходя из того, что количество военных аэродромов наверняка является государственной тайной, узнавать точную цифру всех мест приема воздушных судов в Челябинской области в государственных инстанциях мы даже не пытались. Все же опрошенные в частном порядке специалисты, связанные с авиа­ционными кругами, называли примерно одну и ту же цифру: «Ну 20 точно будет». Исходя из этого консенсусного значения, по количеству воздушных гаваней Челябинская область идет вровень с Сенегалом (20), Камбоджей (20) и Молдовой (23). Результат, прямо скажем, скромный, как и 140-е место в страновом рейтинге. И совсем никудышный в сравнении с равновеликими по базовым параметрам (население, территория, ВВП) странами: в Азербайджане и Латвии по 50 аэродромов, в Уругвае — 64, а в Литве и вовсе 102 штуки. Утешиться можно разве что авиационными достижениями Албании (11) и Иордании (17 аэродромов).




Что с этим делать?




Итак, всего лишь по дюжине экономических параметров Челябинская область одновременно похожа (в алфавитном порядке) на Австрию, Азербайджан, Албанию, Болгарию, Боливию, Бруней, Венгрию, Иорданию, Камбоджу, Катар, Кувейт, Латвию, Ливию, Литву, Македонию, Малайзию, Молдову, Монголию, Португалию, Румынию, Сенегал, Сербию и Черногорию, Словакию, Тунис, Турцию, Уругвай, Хорватию, Чили, Эквадор, Ямайку. Причем на некоторых и не по разу. Выглядит все это занятно и интригующе, но можно ли извлечь из таких сравнений хоть какую-то пользу, руководствуясь ими в принятии конкретных бизнес-решений? На наш взгляд, прикладной характер полученной информации очевиден.




Во-первых, она позволяет коренным образом изменить самосознание южноуральских компаний и власти. Как оказалось, в качестве самостоятельного международного субъекта Челябинская область вполне состоятельна. Более того, в ряде случаев по своим показателям она находится в весьма благополучной первой сотне из более чем 200 государств мира. Для компаний-лидеров своих рынков этот факт означает, что их бизнес давно уже пора мерить международным аршином и, исходя из этого, выстраивать свои стратегии. Для властей это повод избавиться от провинциальности мышления, рассматривать вверенную им территорию в контексте глобальных мировых процессов и при принятии абсолютно всех решений наполнять принципиально новым содержанием затертое выражение «государственный подход».




В рамках нового подхода к делу не мешало бы наметить себе на международной арене достойного соперника и посвятить ближайшие годы тому, чтобы «догнать и перегнать» его. Исходя из нашего анализа, трудно подобрать более подходящий ориентир, чем Литва. Страна, обладающая такими же, как у нас, населением и трудовыми ресурсами, чья территория лишь на четверть меньше нашей, в настоящее время в неполных два раза превосходит нас по экономической мощи и на порядок по развитию инфраструктуры. Пуститься вдогонку за таким соперником — задача и амбициозная, и реалистичная одновременно.




Сравнение области с другими странами позволяет более отчетливо увидеть узкие места в экономике региона. Расшивка их опять же должна проводиться, исходя из того, что существующие проблемы являются не локальными, а международными вызовами. И в их решении Челябинская область должна идти на несколько шагов впереди самой России. Самый серьезный вызов для области — стремительное выбытие трудовых ресурсов вследствие неблагоприятных демографических процессов при высоких темпах экономического роста и такой же инвестиционной активности.




Другая явственно проявившаяся в процессе сравнительных манипуляций проблема — неразвитость транспортной инфраструктуры. Но если ситуация с низкой плотностью покрытия железными дорогами и скромным количеством воздушных гаваней не поддается кардинальному разрешению, то улучшить положение дел с автомагистралями можно достаточно быстро.

Наличие равновеликих по тем или иным параметрам государств позволяет Челябинской области избавиться от преследующего ее стереотипного сравнения со Свердловской областью. В переговорах с любыми инвесторами и партнерами вместо ожидаемой ими контраргументации относительно к Екатеринбургу можно применить асимметричный ход: «О чем вы говорите, какой еще Екатеринбург (Свердловская область)?! Челябинская область по населению почти такая же, как Ирландия, размер нашей экономики равен ВВП Латвии, растем мы такими же темпами, как Малайзия, а уровень инвестиционной активности у нас точно такой же, как в Венгрии. Как можно пренебречь таким развитым и перспективным рынком?». Подобное позиционирование Челябинской области, эксплуатирующее положительный имидж стран, чьи названия стали брендами для любого международного инвестора, способно в разы увеличить наши шансы в конкурентной борьбе за инвестиции.

По-иному в рамках предложенной нами концепции начинает выглядеть и областной центр. Челябинск становится в один ряд с добрым десятком не самых последних мировых столиц. В этом контексте совершенно нелепо выглядит ситуация с челябинским аэропортом, из которого никуда, кроме Москвы, улететь невозможно и из которого не летает ни один иностранный авиаперевозчик («узбеки» не в счет!). Для столичного города это просто унизительно.

И еще одно полезное наблюдение, сделанное в процессе работы над этим материалом. Челябинская область как экономический субъект неожиданно оказалась информационно закрытым регионом. В интернет-пространстве не существует ни одного официального ресурса, где была бы представлена систематизированная информация по ключевым экономическим параметрам Южного Урала. Нужную информацию приходилось выковыривать буквально по крупицам из груды онлайнового мусора. Причем на многие вопросы ответов так и не нашлось. Например, о структуре ВРП области. Между тем такая информация легко отыскалась по всем без исключения областям соседнего Казахстана. Можно проводить хоть по десять инвестиционных форумов в год, но пока необходимая для принятия решений информация не станет находиться в свободном доступе, ничего, кроме раздражения, у инвесторов такая территория вызывать не будет. Поэтому создание информационной основы для деятельности хоть инвесторов, хоть СМИ, хоть того же ЦРУ — одна из первоочередных задач Челябинской области. В каком бы качестве она себя ни представляла — самостоятельного субъекта мировой экономики или всего лишь одного из субъектов РФ…

5 лет спустя

Андрей Бондарюк, главный редактор «Курса дела», автор материала:

bond.jpg— Удивительно, но 7 лет, прошедшие с 2004 г., мало что изменили в международном позиционировании Челябинской области. Чуть уменьшившееся население — до 3,447 млн чел. — сегодня идентично латиноамериканской Панаме. Хотя так же, как и в 2004 г., соразмерно населению Литвы (3,545 млн) и Уругвая (3,510 млн). А вот Албания сдала — вместо 3,563 млн чел. тогда сейчас ЦРУ насчитало в ней лишь 2,987 млн жителей.

Размер экономики Челябинской области в рублях за это время более чем удвоился, поднявшись с 306 до 650 млрд. руб. В долларах по ППС прирост тоже оказался существенным, но не в разы. Если ВРП Южного Урала в 2004 г. тянул на $25,6 млрд, то в 2010 г. составил $32,56 млрд. Рядом все те же — Латвия с $32,2 млрд и Иордания с $33,8 млрд. Вроде бы безмятежная стабильность. Но если взглянуть на шаг дальше, то выясняется, что нас за эти годы пусть и ненамного, но обскакал Гондурас с ВВП $33,77 млрд, а на пятки наступает еще один «латинос» — Парагвай ($30,94 млрд). Что до равновеликой по населению Литвы, то Южный Урал скорее согрелся, чем хоть немного догнал прибалтийскую республику: если 7 лет назад хозяйство региона составляло 56,6% литовской экономики, то сегодня 57,9%. Хуже с подушевым ВВП. Здесь все эти годы мы в основном сдавали позиции. Со своими $9473 мы сильно уступили Турции ($12 300), Казахстану ($12 500) и Беларуси ($13 400). На позицию выше еще один привет из Латинской Америки — Колумбия ($9800). А с кем мы упорно продолжаем идти по жизни вровень, так это с Тунисом ($9500), что в свете недавних событий в этой стране, начавшихся с недовольства населения именно экономическим положением, воспринимается не очень комфортно. Добавим сюда повсеместное латиноамериканское соседство (слава богу, что не африканское!), к примеру, все с тем же Гондурасом, и становится еще веселее. Что и говорить, хотелось бы наблюдать Челябинскую область в более респектабельной компании.

Владимир Помыкалов, профессор, директор института экономических исследований и бизнес-образования «Робис», Челябинск:

pomikalov.jpg— Возобновленное знакомство с цифрами семилетней давности, увы, не способствует повышению настроения. Ведь по этой статье можно смело судить о положении всей России в мировом социально-экономическом рейтинге. Если наша область — далеко не самый слабый регион, то с какими же камбоджами и ботсванами сравнивать оставшееся большинство субъектов Федерации? Особенно обидно, что сегодняшнее положение нашего отечества практически не отличается от тогдашнего. А ведь в 2003 г. средняя цена на нефть не превышала $30 за баррель. И за прошедшие годы на страны, с которыми нас сравнивают, не проливался золотой дождь нефтедолларов. И сейчас не они получают астрономических доходов от цены, приблизившейся к $130…

Уже это простое рассуждение показывает, что их экономика гораздо эффективнее нашей. А мы упустили колоссальные возможности, дарованные нам самой природой. Г-н Кудрин не так давно сообщил нам, что финансовые закрома Родины снова полны. И это его радует. Ведь именно стабилизационные фонды и золотовалютные резервы позволили «нам пережить кризис легче, чем другим» (цитата). Прямо по старому анекдоту хочется спросить его: «А нам?». Жизненный уровень подавляющего большинства россиян снизился, цены и тарифы выросли, инфляция не сокращается. А вот население — наоборот.

Теперь к родным пенатам. Хорошо оплачиваемые оптимисты и местечковые патриоты могут назвать меня пессимистом, но картинки региональной жизни не вдохновляют. Эти сравнения ярко высвечивают глубокий провинциализм Челябинска и Челябинской области: иорданский размер экономики, тунисский подушевой доход, румынская инвестиционная активность, хорватский размер экспорта, монголо-ямайская дорожная сеть, пустой аэропорт. И… застой как главная черта глухой провинции. Словом, «опорный край».

 

Все это только подчеркивается внезапными всплесками строительства «брендов», призванных, по мысли начальства, сформировать позитивный, привлекательный образ региона. Но все эти попытки отдают какой-то третьесортностью. Ибо осуществляются на фоне нерешенных и нерешаемых экономических, социальных, экологических и прочих проблем. Брендостроительство по-челябински, по сути, спешная покраска старых и строительство новых заборов и заборчиков, прикрывающих гадкие помойки и зловонные свалки перед приездом иностранных визитеров. Как это было сделано к учениям ШОС на Чебаркульском полигоне. «Вторая свежесть»… А ведь завтра мы в ВТО. На каких задворках мы окажемся там?


Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter