Область большого туризма

Область  большого туризма

Область большого туризма
Аналитика

26 апреля 2011, 17:40
Челябинская область может избавиться от имиджа промышленного региона и превратиться в регион «большого туризма». Ведь почти все, что необходимо для этого, у нас уже есть.

Опубликовано в 2001 г.

Челябинская область может избавиться от имиджа промышленного региона и превратиться в регион «большого туризма». Ведь почти все, что необходимо для этого, у нас уже есть.

map_optim.jpgДля того чтобы сделать регион туристически привлекательным, по большому счету, необходимы три вещи: произвести инвентаризацию всего, что может представлять хоть какой-то интерес, создать вокруг этого «интереса» определенную «ажиотацию» (или, выражаясь рыночным языком, спровоцировать спрос) и, конечно же, привлечь под спрос и интерес энную сумму инвестиций, чтобы все закрутилось. Причем если последнее — дело техники и делового оборота, не требующих особой фантазии, то первые два действия в высшей степени интеллектуальные, от правильности которых зависит успех всего предприятия. А самое интеллектуальное и основополагающее во всем этом — создание и внедрение ярких и убедительных туристических мифов. Миф в данном контексте — это не байка и не сказка в жанре Овидия или Игоря Кона. Это четко просчитанная и выверенная, а затем убедительно и ярко изложенная уникальная конкурентная позиция региона. Причем миф не просто констатация. Он предполагает целый шлейф фактов, атрибутов, визуальных и ассоциативных образов, событий, мероприятий, провокаций и многого другого, работающего на его непререкаемую бесспорность и способствующего его глубокому внедрению в общественное сознание. Туристический миф — это в итоге всегда рафинированная лубочная картинка, красочная и понятная, на которую клюет тот или иной тип среднестатистического туриста.

Достаточно даже беглого взгляда на Челябинскую область, чтобы понять, что это регион с мультитуристическими возможностями. Более пристальный взгляд приводит к выводу, что на его туристическое благополучие могут эффективно работать по меньшей мере шесть туристических мифов.

Край техногенных «чудес»

К нашей радости, в культивации этого мифа нам помогли средства массовой информации и экологические организации всех без исключения стран, в которых водится жирный турист. Бундесов, макаронников, лягушатников и прочих денежных европейцев не нужно убеждать в том, что Карабаш — самый грязный город мира, а химкомбинат «Маяк» — Чернобыль образца 57‑го года, об этом им уже давно рассказали. Наше дело — помочь клиенту сделать тот единственный шаг, который отделяет ненависть от любви, и трансформировать панический ужас в навязчивое желание посетить легендарные места. К последним можно смело отнести Коркинский угольный разрез, масштабы которого зафиксированы в Книге рекордов Гиннесса, и Магнитогорский металлургический комбинат, поражающий воображение своим гигантизмом. Фотография на его фоне окажется куда эффектнее, чем с Эйфелевой башней, а кислотно-лунный ландшафт Карабаша будет восприниматься как изощренная компьютерная графика. Как не поехать за такими впечатлениями? Особенно если под всю эту жуть подвести политкорректную идеологию экологического воспитания — одних только «зеленых» возить не перевозить...



Край «страшных» секретов

«Опорный край державы» в послевоенное время активно прирастал предприятиями ВПК. Спрятать тогда целый город со стратегически важным заводиком в уральской тайге, обнести его колючей проволокой и не наносить ни на одну карту было вполне мудрым шагом в плане хранения военных секретов. Сейчас же, когда со спутников-шпионов можно различать детали денежных купюр, никаких секретов уже не существует. По крайней мере, для специалистов. Для обывателя же попасть в город за семью печатями, который во всех документах именуется ЗАТО (закрытое административно-территориальное образование) — сладостный ритуал приобщения к тайне, за который он готов платить звонкой монетой. Администрации Трехгорного, Снежинска и Озерска, формально сохраняя всю строгость въездного режима, давно уже сделали свои закрытые города вполне открытыми для нужных людей. Почему бы не открыть их и для туристических автобусов? Впечатления от пересечения КПП будут не менее острыми, чем, например, в момент пересечения блокпостов на границе Израиля и Палестинской автономии между Иерусалимом и Вифлеемом. Те же ряды колючей проволоки, вооруженные солдаты, проверка документов. Кстати, там с пристрастием осматривают практически все автомобили, но автобус с туристами — это священная корова, который подвергнут досмотру лишь в самом крайнем случае. Помимо посещения «запреток» в список достопримечательностей можно внести КБ им. Макеева, танковый полигон в Бишкиле, один из многочисленных бункеров, построенных на случай ядерной войны (с показательными выступлениями мастеров гражданской обороны в химзащите и с противогазами). Такую туристическую программу непременно следует преподносить под идеологическими соусами: для внутреннего употребления будет уместен патриотический и краеведческий, для внешнего сгодится миротворческий: наследие холодной войны, открытость России, переориентация с производства ракет на пивные кеги и прочие приятные западному уху басни.



Колыбель цивилизаций

ARK4.jpgНастоящий подарок небес — это Аркаим. Обладая им, мы смело можем претендовать на первые позиции в рейтинге стран, наживающихся на обломках древних цивилизаций (Греция, Италия), объектах мистически загадочных культов (Египет, Мексика, Перу), святых местах мировых религий (Израиль, Саудовская Аравия). Дело за малым — созданием общепризнанного культа Аркаима. Для этого просто необходимо на государственном уровне обеспечить поддержку и прикрытие самым радикальным версиям о сущности и месте в истории человечества этого древнего городища. Энергетический центр планеты? Так оно и есть. Филиал Шамбалы? А вы как думали. Праматерь всех религий? Бесспорно! Именно здесь и проповедовал Заратустра? Странный вопрос, а где же еще он мог это делать. И не нужно бояться того, что все эти утверждения построены на песке. Не менее зыбкое основание имеет колоссальное количество фактов всемирной истории. Но тех, кто делает на них туристический бизнес, достоверность волнует меньше всего. Так, Израиль без тени смущения выдает свой Иерусалим за единственно возможное место локализации священного библейского города, Тунис с радостью ухватился за возможность «разместить» на своей территории развалины Карфагена, Египет упрямо твердит о заоблачной древности своих пирамид, Монголия искренне считает себя родиной Чингисхана. Хотя ни один из этих фактов не является бесспорным и поле для исторических дискуссий по ним достаточно широко. При грамотной постановке дела именно Аркаим может пролить на экономику области золотые ливни масштабных инвестиций в туристическую инфраструктуру. Любой аналитик скажет, что только проработка арийско-зороастрийской темы этого памятника древности бьет в самое яблочко: в 80-миллионное население самой богатой и туристически активной страны Европы — Германии. А это громадные деньги, за которые не грех побороться.

Край голубых озер

uveldi.jpgПожалуй, это самый простой и безотказный туристический миф. Добрый десяток мудрых европейских стран, обделенных морскими пляжами, сделал прекрасным источником заработков свои внутренние водоемы, внушая всем, что именно в них плещется совершенно особенная вода, а если присутствует вдоль бережка хоть какая-нибудь вязкая муть, то она-то и есть самая чудодейственная и целебная в мире грязь. Подкрепить такие утверждения данными химических проб и свидетельствами медицинских светил не составляет никакого труда. Остальное — дело умело поставленной рекламы. Действуя примерно таким образом, привлекают на свои бальнеологические курорты тысячи туристов Австрия, Швейцария, Словения, Чехия, Македония, Румыния. Про Венгрию, которая носится со своим Балатоном, как курица с единственным яйцом, и говорить нечего. Бальнеологический потенциал наших озер несравнимо богаче, чем в любой из перечисленных стран. Мертвая вода Теренкуля, радоновые ключи Тургояка и Увильдов, кристально прозрачные малые озера на севере области, соленые и горькие — на востоке. А сапропелевые грязи присутствуют практически в каждом водоеме, на берегах которых построены хоть какие-то санатории.

Край лесистых гор

«Слишком много шику! Дикая красота. Воображение идиота» — эти слова Остап Бендер вполне мог бы адресовать и горам Южного Урала. Но на горы можно не только глазеть и отпускать комментарии по этому поводу, но и перебирать по их склонам резвыми ножками. Мода на пешие горные маршруты со скоростью эпидемии распространяется среди западных туристов. И нам, как нетрудно догадаться, есть что им предложить. Десятки оздоровительных, спортивных (альпинизм, спелеология, рафтинг и т. д.), экстремальных и валеологических маршрутов по пересеченной местности можно разобрать и не хитро оборудовать за достаточно короткое время и без привлечения серьезных средств. Изюминкой именно наших маршрутов может стать возможность отыскать и увезти с собой в качестве сувенира декоративный и полудрагоценный камень, прочистить легкие напоенным хвойными фитонцидами чистым горным воздухом и даже получить гомеопатическую дозу кюри от естественного радиоактивного фона (если, конечно, полезность такой процедуры будет хоть как-то обоснована).

Горнолыжный рай

showimgbig.jpgНедавно мне на глаза попалось рыночное исследование одного доморощенного экономиста двухлетней давности, где утверждалось, будто вкладывать деньги в местные горнолыжные центры нецелесообразно потому, что «они сильно удалены от основных горнолыжных центров Европы», а специально сюда никто не поедет. Беда этого советчика в том, что он стопроцентно никогда не стоял на горных лыжах! Иначе бы понимал, что в привлечении одержимых этим видом спорта людей географический аспект стоит не на первом месте. Психология прожженного горнолыжника идентична психологии Дон Жуана: «поимев» и подчинив себе трассу, он теряет к ней интерес, его снова тянет на свежатинку. И если на горизонте появляется что-то новенькое, он просто не в силах пройти мимо. Как, например, сотни зачастивших в Абзаково, Аджигардак и на Завьялиху москвичей, из года в год примерно за те же деньги проводивших время на склонах Австрии или Андорры. А для того чтобы за ними потянулись граждане Евросоюза, нужна агрессивная и целенаправленная маркетинговая тактика, одной из составляющих которой непременно должна стать эксплуатация того факта, что именно наши курорты предпочитает всем остальным mr.Putin. А еще необходимо наращивать предложение, не поспевающее за лавинообразно нарастающим спросом: увеличивать производительность существующих подъемников, оборудовать новые трассы, создавать вокруг них инфраструктуру, не забывая при этом давить на качество. Очень перспективной в плане формирования турпакетов выглядит идея построить дорогу, соединяющую Абзаково с Завьялихой, расстояние между которыми по прямой менее 100 км (в объезд все 400). Тогда разместившегося в комфортных условиях Завьялихи туриста и от Аджигардака, и от Абзаково будет отделять от силы полтора часа езды, благодаря чему он сможет достаточно долго предаваться горнолыжному промискуитету, не покидая пределов финансовых интересов области.

Как видно из вышеизложенного, туристическая емкость Челябинской области велика настолько, что доходы от вовлечения ее в хозяйственный оборот могут оказаться сравнимыми с тем, что область получает сегодня от металлургии и машиностроения (предвидя кривые усмешки скептиков, напомню о том, что еще лет пять назад никто в России и предположить не мог, что пивная индустрия станет второй после ТЭКа по платежам в бюджет и объемам инвестиций). Вопрос лишь в том, каким путем это вовлечение будет происходить. Если все будет пущено на самотек — то долго, нудно, со скромными оборотами, низкой рентабельностью третьестепенной периферии мирового туристического рынка. Второй путь — стремительного развития, привлечения качественных стратегических инвестиций, выход не только на внутренний, но и мировые рынки. Такой вариант возможен лишь в случае осознания областной властью грандиозности и реальности этой задачи и перевода ее в разряд приоритетов. Следующим шагом должно стать привлечение команды профессионалов, способных обеспечить маркетинговое сопровождение программы развития туристической отрасли. Именно профессионалов, а не «как всегда», поскольку процесс продвижения области на конкурентные мировые рынки услуг и инвестиций, частью которого и является создание, внедрение и сопровождение туристических мифов, — это область высоких PR-технологий, предполагающих соответствующий уровень компетентности и, естественно, затрат.

10 ЛЕТ СПУСТЯ

Олег Сиротин, президент национального парка спорта и туризма «Тургояк», председатель совета директоров ГЛЦ «Солнечная долина»:

Сиротин1.jpg— В целом на рынке горнолыжного туризма ситуация, на мой взгляд, ухудшилась. Это только с виду кажется, что горнолыжка привлекательна и доходна, на самом деле это очень сложный бизнес. Он окупается в течение 10 – 15 лет, поэтому в него очень неохотно инвестируют. Сегодня спрос не поспевает за предложением — в этот вид отдыха вовлекается больше людей, чем строится новых центров. Более того, некоторые, например ГЛЦ «Завьялиха», и вовсе прекращают свою работу.

Чтобы бизнес мог развиваться, власти должны помогать ему решать конкретные задачи. Во всех странах, о которых мы привыкли хорошо говорить, — в Австрии, Италии и т. д., непосредственно государство поддерживает проекты по строительству ГЛЦ. На деле это льготные проценты по кредитам, частичное финансирование инженерной инфраструктуры (дороги, кабели, газ, вода и пр.). В этом случае проекты становятся более привлекательными, окупаемость с 15 лет переходит на 7 – 8. Если у нас будут предприниматься такие же действия, то в горнолыжное направление будут вкладываться деньги. Все это делается в складчину в три бюджета — городской, региональный, федеральный. Но инициатива в любом случае должна исходить от местных властей. В противном случае будет одна говорильня.

Сейчас в этом смысле в Челябинской области наметились некоторые сдвиги. С участием губернатора земли ГЛЦ «Солнечная долина», находившиеся все это время в статусе сельскохозяйственных, наконец-то переводятся в земли поселений. Раньше именно из-за того, что земля не была подготовлена для легального строительства, два года мы не могли сдвинуться с мертвой точки. Теперь же итальянские инвесторы, владеющие 25% акций ГЛЦ, смогут, наконец, начать строить. Определенные подвижки наблюдаются не только в нашем случае — развивается проект на Кусе, идет строительство в Аше. Во многом это стало возможным благодаря снятию определенных административных барьеров.

Людмила Мосина, директор туристической компании «Спутник»:

Мосина-ЛМ.jpg— До недавних пор туристический рынок Южного Урала развивался экстенсивным путем. Многие брали землю в долгосрочную аренду и строили на ней гостиницы. Экскурсионная деятельность до кризиса тоже развивалась достаточно хорошо. Но это были в основном инициативы малого бизнеса, который развивался своими силами, без привлечения инвестиций извне. В период кризиса все местные санатории и турбазы начали чувствовать себя неважно. Более-менее активно развиваются сегодня спортивный и экстремальный отдых — спелеология, альпинизм, сплавы. Единственное, от чего эти виды туризма зависят, так это от сезонности. Что касается индустриального туризма, то эта тема так и осталась закрытой. Одно время мы проводили экскурсии в закрытые города Озерск, Снежинск и др., и это было интересно школьникам и студентам. Но поскольку такие экскурсии в основном организовывались для детей, то часто организация была сопряжена с какими-либо накладками. Например, вместо одного ребенка решают направить другого, меняется фамилия и приходится оформлять все по новой. А оформляется все это очень долго, где-то 30 дней. В общем, это очень трудоемкая, технически не продуманная и в итоге неэффективная деятельность, и в результате мы от нее отказались.

Самой главной проблемой в сфере внутреннего туризма до сих пор остается земельная. Многие земли на Южном Урале относятся к федеральной собственности, к заповедникам. Для инвесторов это является камнем преткновения. Возьмем тот же Аркаим. Деньги сюда так и не вкладываются, потому что здесь до сих пор не решен вопрос с землей. При этом поток людей в это место с мая по октябрь с каждым годом увеличивается. Сюда едут из Екатеринбурга, Кургана, Уфы, Челябинска. Летом «Абзаково», находящееся недалеко от Аркаима, возит сюда на экскурсии своих отдыхающих. Но всерьез заняться развитием этого места так и не получается. Земельный вопрос сегодня решается, но он очень сложный и быстро решен не будет.

Галина Бельская, завкафедрой неврологии, мануальной и рефлексотерапии ГОУ ДПО УГМАДО Росздрава, главврач физиотерапевтической поликлиники:

Belskaya.jpg— Урал — очень перспективный регион в плане развития бальнеологического направления. Хорошие санатории, расположенные вблизи водоемов, используемых для физиотерапевтического лечения, есть в Свердловской области, Тюмени, Башкирии. Но Южный Урал не уступает им, а в чем-то и превосходит. У нас более трех тысяч озер, начиная с таких лидеров, как Тургояк, Увильды, Кисегач, Еловое, и заканчивая такими водоемами, как, например, Хомутинино. Все они разные — грязевые, солевые, с минеральными водами, и все сохранили свои лечебные свойства. Кроме того, считается, что при лечении не очень хорошо менять климатические условия, лучше лечиться в своем, привычном климате. Поэтому для жителей близлежащих областей курорты Южного Урала — идеальное место для прохождения физиотерапевтического лечения.

У нас есть все условия для того, чтобы быть конкурентоспособным регионом в плане бальнеологии. Безусловно, для полноценного развития необходимы огромные усилия менеджмента, грамотная маркетинговая политика и, разумеется, методики и кадры. В случае применения всех этих составляющих южноуральские здравницы могут стать не хуже европейских курортов. Яркий тому пример — Увильды. Но, конечно, не все могут похвастаться такими результатами. Есть и такие санатории, которые нуждаются в серьезных доработках.

Главное в этой отрасли — сохранить и уберечь кадры. Все остальное — методики, высокие характеристики озер — у нас есть. Основная причина некоторого кадрового дефицита — это удаленность абсолютного большинства санаториев от мегаполиса. Специалисты из Челябинска не стремятся работать в глубинке. Да и, что греха таить, говорить о достойных зарплатах тоже пока не приходится. Но будущее у сферы бальнеологии в Челябинской области, уверена, есть. Сейчас в «Челябинсккурорте» новый руководитель — Наталья Геннадьевна Кочеткова. Думаю, что новый человек привнесет в отрасль свежие силы, инновации, импульс к развитию.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter