Шаг за границу

Шаг за границу
Аналитика

26 мая 2011, 15:05
Для Челябинской области партнерство России с Казахстаном особенно актуально: от областного центра до казахстанской границы всего 100 с ­небольшим километров. Однако южноуральский бизнес, который рискнет пересечь границу, могут ожидать сюрпризы.

Большинство официально озвученных оценок Таможенного союза между Казахстаном и Россией сугубо позитивны. Но пока четкого представления о том, что изменится для реального бизнеса в связи с экономическим сближением двух государств, у его представителей нет. С одной стороны, перед южноуральскими компаниями открываются новые рынки сбыта, с другой — неизвестно, готов ли казахстанский рынок принять товары и услуги из России. Перспективы региональных компаний на едином торгово-экономическом пространстве обсуждали эксперты журнала «Курс дела»: соучредитель МПП «Таврия» Виталий Рейхель, заместитель генерального директора по коммерции ООО «Равис — птицефабрика Сосновская» Евгений Шаповалов, директор по развитию типографии «Домино» Павел Варнавский и президент ассоциации «Челябинские автомобильные дилеры» Александр Рулевский.

— Таможенный союз должен увеличить товарооборот между нашими странами. Изменится ли конкурентная ситуация на внутреннем рынке Челябинской области?

reihel.jpgВиталий Рейхель:

— До 2002 года многие предприятия мясопереработки области работали на казахстанском сырье: близость сбыта, низкая цена делали его привлекательным. Затем сначала на областном, а после на федеральном уровне этот сырьевой поток от области отсекли. Да, еще года полтора были попытки налаживания контрабандных поставок, но и они скоро сошли на нет. Так что к новым условиям торговли между нашими регионами мы подошли с уже отлаженными процессами: южноуральская мясопереработка переориентировалась на внутреннее сырье и сырье из дальнего зарубежья. Да и предложить казахстанцам сейчас нечего. Свинина не выращивается, говядины, нужной нам, там просто нет — поголовье выбито, а воспроизводство не налажено. Как нет и сильного мясопереработчика, который мог бы везти готовый продукт сюда. Реальной угрозой для нашего рынка могут стать производители зерна. Уже сейчас казахстанская твердая пшеница есть на наших прилавках в виде муки, макаронных изделий. Агрохолдинг «Иволга» — очень сильный игрок этого рынка, которому принадлежит максимум посевных площадей Казахстана.

ravis.jpgЕвгений Шаповалов:

— Уровень развития птицеводства в соседней республике еще слабый, и у производителей есть время, чтобы закрепиться на этом рынке. Мы рассматриваем этот рынок как потенциально привлекательный. У нас в области уровень обеспечения собственными продуктами птицеводства уже приблизился к показателям, определенным доктриной продовольственной безопасности, поэтому дополнительный канал сбыта, который открывается перед нами, важен.

Насчет экспансии производителей зерна могу сказать, что около 10 лет назад из Казахстана его завозилось к нам много. Но сейчас регион насыщен своим производством, и если региональные производители его используют, то лишь в качестве улучшителя. Единственное, у нас мало зерна твердых сортов — для их выращивания годится только юг области. В Казахстане же климат позволяет добиваться хорошего качества этих сортов, и если их продукция дополнит то, что уже производится в нашей области, это будет только вкладом в нашу экономику.

rulev.jpgАлександр Рулевский:

— Я думаю, для экономики региона гораздо опаснее третий участник союза — Белоруссия. Молоко, мебель, трикотаж, машиностроение, пиво — все эти белорусские товары у нас довольно популярны. И самой проблемной отраслью может стать машиностроение, потому что белорусы производят и машины, и комплектующие. А главное, делают это качественно — они одинаково хорошо работают и в понедельник, и в субботу, и в начале месяца, и в конце месяца. И если белорусский МАЗ нашим Iveco и «Уралу» не прямой конкурент (все-таки МАЗ исключительно дорожная машина), то по комплектующим наши производители могут попасть в прямую конкуренцию с ними. Что касается торговли автомобилями с соседним Казахстаном, то здесь угрозы я не вижу. На рынке подержанных авто, которые в Казахстане действительно дешевле, порядка 70% праворульных машин, которые сейчас административными способами с рынка выдавливаются. В новом техническом регламенте для них, например, прописаны ограничения при прохождении техосмотра. Ввозить их к нам нет смысла — этот рынок так же стоит, как и рынок новых машин: за 10 месяцев в Россию завезли подержанных авто в 12 – 13 раз меньше, чем в прошлом году. Так что даже если казахи или наши перекупщики захотят продавать здесь подержанные авто из соседней республики, они не смогут это сделать даже со скидкой в 50 – 70 тыс. руб. Казахстанский рынок новых иномарок гораздо беднее российского — там не представлены даже все те бренды, что есть в нашей области. Поэтому чем-то удивить они нас не могут. Да, у соседей много китайских машин. Но китайцы ведь не делают машины отдельно для Казахстана, отдельно для России — они те же самые, что у нас, с теми же проблемами качества.

Павел Варнавский:

domino.jpg— На местном рынке полиграфии вряд ли произойдут какие-то серьезные изменения. В Казахстане уровень развития отрасли примерно соответствует российскому уровню 2000 года. Там по-прежнему преобладают устаревшие, но еще вполне работоспособные двухкрасочные офсетные машины формата А2. Качество печати вполне нормальное, но с этой стороны вряд ли стоит бояться конкуренции. Думаю, что при создании единого таможенного пространства скорее казахстанским заказчикам и предприятиям, нуждающимся в качественной полиграфической продукции, будет интересно сотрудничать со многими челябинскими и екатеринбургскими типографиями, где имеется достаточно хорошее и современное оборудование. Что же касается бумаги, то, несмотря на географическую и экономическую близость Казахстана к Китаю, крупнейшему производителю и поставщику качественной и дешевой бумаги, я не могу сказать, что ее стоимость у казахстанских оптовиков сильно отличается от цен на российском рынке. Возможно, это связано с тем, что общий объем бумаги, потребляемой на внутреннем рынке Казахстана, значительно меньше, чем в России. Скорее всего, цены останутся прежними и после образования Таможенного союза, поскольку всем его членам придется жить по единым таможенным правилам и никаких китайских льгот специально для Казахстана, конечно, не будет.

— Насколько интересен казахстанский рынок нашему бизнесу? Какой бизнес может стать там успешным?

Виталий Рейхель:

— Предпосылки для торговли нашим продуктом, с одной стороны, есть — из-за его органолептических свойств. С другой стороны, тем производителям, кто начнет экспансию, придется преодолевать стоимостный барьер. Сейчас в Казахстане представлены все федеральные бренды: «Микоян», «Черкизово», «Царицыно». И поставляют они туда в основном эконом-продукт, который в рознице в среднем стоит 50 – 60 руб. /кг. На рынке с низкой покупательной способностью она пользуется спросом. Еще одна проблема — таможенные льготы не отменят для нас требований к оформлению ввозимой продукции. А это время, миллион справок, и связываться с этим ради непонятных пока объемов торговли производители не очень хотят. Когда ситуация будет более понятной, вполне возможно, что вследствие близости этого рынка для нас он может оказаться очень интересным.

Я вижу перспективы и для создания совместных предприятий. У нас есть опыт, который мы могли бы экстраполировать на соседнюю область. Специалистов собрать, думаю, тоже не проблема. Связи Южного Урала и соседних казахстанских регионов очень прочные. На Троицкой таможне в пятницу вечером поток машин огромен: казахстанцы, кто учится или работает здесь, в области, поехали на выходные, а в воскресенье вечером — обратно. Еще одно направление может стать интересным для Челябинской области — создание на границе логистических центров для мелких оптовиков.

Евгений Шаповалов:

— Все перспективы надо рассматривать, исходя из состояния внутреннего рынка, а не говорить о Таможенном союзе, не принимая во внимание другие законодательные акты. Я уже упоминал доктрину продовольственной безопасности, которая будет принята в ближайшее время. Согласно ей, экономическая безопасность страны достигается, если на территории страны воспроизводится 95% потребляемого зерна, 80% сахара и масла, 90% мяса, 80% рыбы, 95% картофеля и 85% соли. Российское птицеводство сегодня обеспечивает 75% внутренних потребностей, это уже очень близко к выполнению задачи, поставленной доктриной, и импортозамещение продолжается. По прогнозам, к 2012 г. мы достигнем нужных показателей. Рынок птицы продолжает расти, и нам уже нужны новые рынки сбыта, мы ждем, что благодаря объединению наших стран они появятся. Плюсов в нашем продукте много: это и скороспелость, и быстрый цикл обработки, и доступность. Покупательная способность казахстанцев в целом ниже, чем в России, но на продукцию птицеводства у нас сейчас цены адекватные, незавышенные, поэтому проблем с ее вхождением в рынок быть не должно. Учитывая то, что 92% таможенных пошлин Казахстан и Белоруссия приняли в «российской редакции», можно предположить, что для российского производителя условия выхода в эти страны будут неплохие.

Александр Рулевский:

— Потребность в казахстанском рынке есть в основном у производителей и дилеров ­отечественных авто. В России много складов, затоваренных нереализованными машинами, есть они и в Челябинской области. И перспективы неплохие: российские марки в Казахстане хорошо известны. Если производителям хватит маркетинговой смекалки, российские машины могут освоиться на соседском рынке. Выйти самостоятельно нашим дилерам иностранных авто в Казахстан производители вряд ли дадут: они ограничивают дилерские зоны и в случае нарушения могут даже отозвать лицензию. Думаю, будет небольшой приток покупателей со стороны Казахстана за дорогими иномарками — из-за дефицита брендов, который наблюдается у них. В общем-то не секрет, что статусные машины уходили за границу и раньше, но поток этот был не совсем легальным. Сейчас у покупателей, скажем, из Костаная будет возможность купить Porsche или Infiniti законно, без растаможивания и переплаты. На фоне трое­кратного падения спроса этот ручеек будет для дилеров хоть какой-то отдушиной.

Павел Варнавский:

— На фоне состояния полиграфического рынка Казахстана у наших печатников хорошие перспективы. Цены на печать у нас ниже, качество высокое, и тот же глянец из Астаны с удовольствием ушел бы к нам, но с учетом сегодняшних таможенных требований России и Казахстана, с учетом транспортировки продукции по железной дороге через Петропавловск сроки поставки растягиваются до пяти дней и более. Впрочем, несмотря на объективные трудности, у многих челябинских предприятий полиграфической отрасли уже имеется положительный опыт работы с казахскими изданиями. Есть еще одна ниша, которую могут занять наши типографии: в Казахстане не так интенсивно, как в России, идет переход на этикеточную продукцию, изготовленную флексографским способом на пленке и прочих невпитывающих материалах, и многие казахстанские предприятия пищевой промышленности по-прежнему используют бумажную этикетку, отпечатанную традиционным офсетным способом. В отсутствие таможенных барьеров челябинские полиграфисты вполне могут обеспечить соседей недорогой и качественной этикеткой.

— Есть ли какие-то специфические особенности казахстанского рынка, которые могут оказаться проблемой для ведения бизнеса на его территории?

Павел Варнавский:

— Главная проблема для выхода наших полиграфистов на казахстанский рынок — это логистика. Думаю, что такая ситуация сохранится и в будущем, хотя мы могли бы доставлять продукцию, например до той же Астаны, в течение суток. А что такое журнал или партия этикеток, которые нужны заказчику сегодня, а пришли через неделю? При всех имеющихся выгодах заказчику это неинтересно, и создание Таможенного союза в одночасье не решит эту проблему.

Александр Рулевский:

— В Казахстане очень сильна национальная корпоративность. Из-за нее, например, наши перевозчики почти потеряли рынок: при заключении сделки казахстанский партнер обязательно настоит на том, чтобы перевозку осуществляла казахстанская же компания. 75% рынка перевозок принадлежит сейчас казахстанским компаниям.

Виталий Рейхель:

— Согласен, национальное самосознание, чувство единой нации там очень развито. Там нет русских, казахов, немцев — есть казахстанцы. Восточное сознание накладывает отпечаток на ведение бизнеса: если ты приезжаешь гостем, для тебя будет все лучшее. Если же ты приходишь как «захватчик», начинаешь строить у них свой бизнес, могут встретить градом проверок, согласований, нужных и ненужных. Переговоры по довольно простой сделке могут продолжаться полгода. Но надо отметить, что если ты становишься партнером, все, что входит в контракт, будет выполнено очень четко. И от тебя ждут того же — не дай бог обмануть казахстанского партнера. Можно надолго забыть про этот рынок.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter