Закон против закона

Закон против закона
Аналитика

26 ноября 2012, 15:57
Многочисленные нелигитимные решения региональных властей превратили единичные случаи протестов антимонопольных органов в стойкую тенденцию.

Когда в августе этого года был опубликован проект постановления губернатора Челябинской области «Об установлении дополнительного ограничения времени, условий и мест розничной продажи алкогольной продукции на территории Челябинской области», никто, собственно, и не сомневался, что меры, ужесточающие регламент торговли самым доходным товаром, будут осуществляться на практике. Причем несмотря на откровенную абсурдность принимаемых решений. Хотя зачастую за кажущейся абсурд­ностью скрывается вполне себе разумный расчет. Напомним три основных положения этого постановления: запрет розничной продажи алкоголя в нестационарных торговых объектах; в местах и во время проведения праздничных мероприятий и ужесточение требований к стационарным точкам, торгующим алкоголем в части их площади (она должна быть не менее 100 м2). Все это, естественно, в целях борьбы с алкоголизацией общества. Проект откровенно противоречил действующему антимонопольному законодательству, но разве это первое подобное постановление региональных властей, которое, несмотря на свою нелигитимность, вступало в силу и создавало массу проблем для того самого общества, во благо которого и было принято? Однако в этот раз Челябинское УФАС вступилось за представителей малого бизнеса. В самом деле, бороться с алкоголизацией надо, но только в рамках действующего федерального законодательства, предусматривающего определенную самостоятельность регионов. Хоть эту самостоятельность регионы время от времени ­переоценивают.

Закон и Порядок

В данном случае это два практически антагонистических понятия. Существующий закон — и порядки, которые вводятся на местах решениями местной власти и нередко закону противоречат. Практически в 100% случаев закон этот антимонопольный. Согласно существующей статистике, действия властей приводят к созданию неравных условий на рынке и ограничению конкуренции в 60% всех случаев. И только 25% приходится на компании, злоупотребляющие своим доминирующим положением. Чаще всего незаконные действия органов власти связаны с операциями с недвижимым имуществом и земельными участками, а также с проведением всевозможных тендеров. И если с этой категорией нарушений справиться достаточно просто, то оспорить какое-либо решение власти, приравненное к закону, значительно труднее. Как правило, дело доходит до судебного решения только в тех случаях, когда это решение практически граничит с абсурдом. И опять же не факт, что суд примет сторону антимонопольщиков. Как всегда, есть одно большое и жирное «но», объясняющее весьма противоречивую судебную практику, — административный ресурс. Видимо, исходя из подобной избирательной судебной практики, УФАС предпочитает ввязываться в судебные споры с администрациями только в самом крайнем случае.

Хотя надо заметить, что процесс оспаривания антимонопольщиками решений региональных властей, противоречащих закону о добросовестной конкуренции, постепенно приобретает характер тенденции. И примеров тому хоть отбавляй.

Схематичный остракизм

Еще несколько лет назад в Ижевске начались процессы, аналогичные тем, что происходили недавно в Челябинске: администрация Ижевска приняла решение о сносе части уличных киосков. Решение это предсказуемо привлекло внимание антимонопольщиков, и комиссия управления Федеральной антимонопольной службы по УР установила, что тем самым для хозяйствующих субъектов были созданы неравные условия. Учли и то, что чиновники так и не дали объяснений, по какому принципу определялась судьба той или иной торговой точки, и то, что следствием включения нестационарных торговых объектов в перечень объектов, подлежащих сносу, являлся неправомерный отказ в заключении и продлении договоров аренды земельных участков. И в итоге установили, что решение администрации Ижевска создало дискриминационные условия в сфере мелкорозничной торговли и подлежит отмене, что и признал Арбитражный суд Удмуртской Республики. На Южном же Урале исход борьбы с нестационарными объектами был абсолютно противоположным. И почему подобные действия не были предприняты Челябинским УФАС, остается для владельцев снесенных павильонов загадкой.

Еще один пример. Комиссия управления ФАС России по Алтайскому краю признала обоснованной жалобу сети «Роспечать-Алтай» на администрацию Барнаула, незаконно исключившую газетные киоски из схемы размещения нестационарных торговых объектов: из 106 газетных киосков власти решили убрать 102. Администрация оправдывалась чистосердечным желанием добиться того, чтобы на «красной линии» торговля имела более цивилизованный вид, поэтому сносу подлежат не только киоски опальной «Роспечати», но и овощные, цветочные и прочие халабуды, не вписывающиеся в городской пейзаж. Никаких аналогий не возникает?

Курганское управление ФАС признало незаконным постановление администрации города, которым был введен запрет на торговлю пивом на остановочных комплексах. Сегодня этот запрет действует повсеместно, таков федеральный закон, за что же подтянули курганцев? Поспешили ребята, ввели запрет на своей территории на месяц раньше. Преждевременность запрета, как установило УФАС, «негативно влияет на конкуренцию на рынке продовольственных товаров и вводит ограничения на продажу отдельных видов продукции, что запрещено законами «О защите конкуренции» и «О торговле». Примечательно, что на вынесение соответствующих решений суда потребовался аккурат тот самый месяц, который вызвал протест антимонопольщиков.

Укатали за «газель»

Еще одна ситуация, знакомая практически всем российским городам: в Кирове мэрия исключила из транспортной сети маршруты «Газелей» в пользу автобусов большей вместимости. Региональное управление Федеральной антимонопольной службы признало действия властей ограничивающими конкуренцию. Добиваться своей правоты антимонопольщикам пришлось долго и хлопотно. Но добились: перевозчик, занимавший рыночную долю порядка 8%, вернулся на свои маршруты. Хотя прямо противоположные ситуации противостояния УФАС и региональных властей в вопросе отказа от газовских «горбулок» возникали с 2006 г. в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске, Казани, Уфе, Перми, Ростове, Ульяновске и др. И только Кировское УФАС рулит.

Примеры, описание которых и заняло большую часть статьи, — это, возможно, лишь часть айсберга. Но даже они доказывают, что ведомство, которое традиционно славилось своими до парадоксальности неадекватными решениями (в частности, это касается многочисленных дел о нарушении закона о рекламе, вызывавших если не изумление, то хохот), способно эффективно стоять не только на страже закона, но и на позициях рациональной логики.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter