Игры для Урала

Игры для Урала
Аналитика

27 апреля 2011, 12:08
Исходя из интересов страны, коллективная заявка от Челябинска и Екатеринбурга на проведение летних Олимпийских игр намного предпочтительнее, чем олимпийские притязания Москвы или Санкт-Петербурга.

Опубликовано в 2007 г.

Часть 1: Дерзкая идея

Исходя из интересов страны, коллективная заявка от Челябинска и Екатеринбурга на проведение летних Олимпийских игр намного предпочтительнее, чем олимпийские притязания Москвы или Санкт-Петербурга.

Cover_07_69.jpgУже после проигрыша Москвы Лондону в 2005 г. многие экономисты высказывали мнение о том, что бессменный статус Москвы и Петербурга как организаторов всех крупных международных мероприятий на российской территории уже давно вызывает недоумение. Безусловно, вся инфраструктура в столицах куда в лучшем состоянии, чем в регионах, но это не столько их заслуга, сколько уродливый перекос в развитии территорий огромной страны. И как раз для исправления такого диспаритета, а заодно и мощного импульса в развитии регионов проведение Олимпиады в областных центрах действительно могло бы иметь прорывное значение. И в этом контексте идея подачи заявки на проведение летних Олимпийских игр парой городов Челябинск–Екатеринбург выглядит не фантастикой, а вполне логичным и оправданным шагом. Почему именно парой, а не поодиночке? Да потому, что только совокупные ресурсы и возможности двух регионов делают эту затею состоятельной. Да и от объединенного голоса двух субъектов РФ, звучащего от имени всего Урала, отмахнуться будет не так-то просто.

Географический казус

Не секрет, что МОК придерживается правила чередования континентов при выборе олимпийских столиц, и Россия по умолчанию вроде как относится к Европе. Между тем Челябинск с Екатеринбургом географически находятся в Азии: до соответствующих «пограничных» столбов под Златоустом и Первоуральском добрая сотня километров. Соответственно и заявки на евроазиатскую парочку Россия не моргнув глазом может подавать каждый цикл, по ситуации представляя уральские столицы то европейскими, то азиатскими городами. Помимо казусности географическое положение Челябинска и Екатеринбурга является еще и удобным практически для подавляющего большинства государств, пользующихся авторитетом в МОК. Вся Европа, Северная Африка, Ближний Восток, Средняя и Южная Азия находятся максимум в шести часах лета от Урала. Чуть дальше страны Дальнего Востока. Кроме авиамоста Европу, а также Китай с обеими Кореями связывает с Уралом Транссиб. Аэропорты Кольцово и Баландино при инвестициях в их модернизацию способны без проблем обслужить весь олимпийский пассажиропоток. На случай накладок в пределах 350 км от них находятся международные аэропорты Перми, Тюмени и Магнитогорска.

Минусы в плюсы

Если честно, то кроме географии и природы, ничего подходящего для проведения Олимпийских игр на Урале нет. Куда ни глянь, везде лишь «наличие отсутствия». Но, как показывает опыт того же Сочи, минусы легко превращаются в плюсы. Особенно если умело использовать тему наследия Олимпиады. Нет у нас подходящих спортивных объектов и нужного количества отелей — замечательно, построим с нуля такое, чего мир еще не видывал, и оставим потомкам. Слабо развита дорожная инфраструктура — так для того и затеваем Игры, чтобы уплотнить сеть дорог с твердым покрытием и обзавестись хотя бы двумя-тремя хайвеями. Отсутствует скоростное сообщение между Челябинском и Екатеринбургом — обеспечим его в наилучшем виде. Ну а главный козырь, который можно блестяще разыграть, вызвав слезы умиления у всей мировой общественности, — экологический. Регион, загаженный промышленными выбросами, заваленный шлаками и отмеченный теченским следом, просто кричит о помощи, требуя экологической реабилитации. И без олимпийских миллиардов будет кричать еще очень долго. А создать прецедент превращения техногенной клоаки в экологическую нирвану — чем не идеология ХХI века, рядом с которой померкнут любые гуманистические потуги конкурентов?

Третьим будешь?

На полпути между Челябинском и Екатеринбургом — Увильды, Аргази, Аракуль, Иткуль и прочие озера. Чуть в стороне от кратчайшего пути — озерная цепь: Еловое, Кисегач, Тургояк. Отельная база курортных водоемов вполне может помочь в размещении гостей и участников Олимпиады. Более того, постройка экологически безупречной Олимпийской деревни с использованием передовых технологий жизнеобеспечения именно на берегу одной из природных жемчужин Урала может стать изюминкой олимпийской заявки, повысив наши шансы на выигрыш. И хотя некоторые из перечисленных озер регулярно принимают регаты разной степени размаха, моря для олимпийских парусных дисциплин они заменить не смогут. Впрочем, это головная боль всех неморских олимпийских столиц. И вынос состязаний яхтсменов за многие сотни километров от чаши с олимпийским огнем — устоявшаяся практика. Парусная регата олимпийского Рима 1960 г. проходила в Неаполе, Москва-80 в свое время осчастливила кусочком Олимпиады Таллин, Пекин-2008 поделится Играми с Циндао. Уралу также предстоит выбор приморского партнера. А это уже предмет торга и соображений стратегического порядка. Можно, конечно, пройтись в поисках олимпийской гавани от Таганрога до Сочи. А можно обратить взоры и на Каспий. Причем не на российский его сектор, вызывающий опасения в плане безопасности, а на казахстанский. Альтруистически пригласив к соучастию какой-нибудь Актау, а значит, и весь Казахстан, Россия привлечет к своей заявке дополнительные симпатии.

Геополитический куш

Именно в более прочной привязке Казахстана к России основной геополитический резон уральской Олимпиады. Причем не только в случае «раздела» Игр. В любом случае диффузия экономического роста и олимпийского инвестиционного бума просочится с Урала в Северный Казахстан, предприятия и человеческие ресурсы которого неизбежно будут задействованы в подготовке к Олимпиаде, а это укрепление экономических связей, углубление кооперации, что еще более сблизит наши две страны и их приграничные регионы. Кроме того, Урал — это еще и шов, скрепляющий европейскую часть России с Сибирью. И в интересах государства сделать этот шов как можно крепче. Олимпийские вливания будут работать как раз на такой результат. Оформившаяся агломерация двух городов-миллионников, о необходимости и полезности которой уже много лет твердят экономисты всех мастей, сделает Урал локомотивом экономического роста, центром притяжения капиталов и человеческих ресурсов. С такого обустроенного плацдарма станет намного проще реализовывать прорывные экономические проекты на территории Сибири.

Подавать или не подавать

Но, несмотря на всю очевидность выигрыша России как страны от проведения Олимпийских игр не в столицах, которые бурно развиваются сами по себе и ничего не смогут добавить в геополитическую копилку, на пути реализации описанного сценария стоят едва ли преодолимые барьеры. Это и разобщенность властных элит Челябинской и Свердловской областей, и неспособность их предводителей воспринимать свои уделы в качестве значимых фигур на мировой шахматной доске, в том числе и в олимпийской партии. Соответственно амбициям и лоббистский потенциал. Даже теоретически объединенные в едином порыве ресурсы влияния Росселя, Сумина, Чернецкого и Юревича на порядок меньше единоличных возможностей московского градоначальника или чиновной матроны из Санкт-Петербурга. Впрочем, никто не отменял комфортной пораженческой доктрины «не догнать — так согреться». Регион давно и остро нуждается в положительном пиаре для инвестиционной и туристической привлекательности. Даже простое инициирование в СМИ обсуждения самой идеи подачи заявки поднимет авторитет Челябинска и Екатеринбурга так, как он еще ни разу не поднимался за всю постсоветскую историю. А там, глядишь, ободренные общественным мнением региональные власти и наберутся смелости произнести вслух олимпийское «А»…

image_02_versiya_07_69.jpgДля всех без исключения олимпийских столиц головной болью является выбор талисмана Игр. Похоже, в случае с Челябинском и Екатеринбургом такой проблемы стоять не будет. Даже при беглом взгляде на гербы двух регионов сама собой напрашивается мысль скрестить верблюда и трепетного соболя. Навскидку получается эдакий конек-горбунок. А что, персонаж сказки Ершова по своим спортивным доблестям вполне соответствует олимпийскому citius, altius, fortius…

Часть 2: Cпорт без дворцов

Имеющаяся в Челябинске спортивная инфраструктура не способна принять ни одно крупное событие, даже отдаленно сравнимое с Олимпиадой. 

Centr_0759.jpgВыигрыш летним (в общедоступном представлении) курортом Сочи права проведения зимних Олимпийских игр 2014 г. кое-кого заставил задуматься: а чем, собственно, Южный Урал, и в частности Челябинск, хуже? Заслуг перед спортом вообще и тем более перед зимними его видами у нас несравнимо больше. И хоккей кое-какой уже 60 лет имеется, и конькобежки со времен Лидии Скобликовой, и даже биатлонистки иногда Олимпиады выигрывают. Да и летом есть чем похвастать: сильная легкая атлетика, прекрасная спортивная гимнастика, великолепное дзюдо, крепкий бокс, не говоря уж о женском водном поло, да много чего еще. Не обошла Челябинск и недавняя общероссийская мода на строительство современных спортивных арен. Попытаемся вкратце понять, какими стадионами мы располагаем.

Горе «лукойловое»

Стадион «Центральный», долгие годы бывший главной спортивной ареной Челябинска и прекрасной базой для когда-то блиставшего челябинского футбола и легкой атлетики, пожалуй, главный страдалец южноуральского спорта. Сначала несколько пожаров практически полностью уничтожили половину центральной трибуны, вторая часть которой долгие годы оставалась едва ли не в аварийном состоянии. К этому добавилась многолетняя и неудачная реконструкция Северной трибуны, много раз прекращавшаяся в печальные своим безденежьем 90-е. Впрочем, несколько лет назад казалось — беды завершатся. Благодаря известному предпринимателю Юрию Перваку, содержавшему перспективную футбольную команду «Лукойл», впоследствии «Спартак» (Челябинск) и договорившемуся с властями Челябинска и области, дело сдвинулось с мертвой точки. Причем перемены были радикальны как никогда. По замыслу Первака, «Центральный» из универсального, но дряхлого стадиона превращался в компактную, но чисто футбольную арену на 15 тыс. человек. За образец был взят стадион раменского «Сатурна». Работы начались быстро. От старого стадиона осталась лишь в очередной раз переделанная Северная трибуна, на месте остальных возникли новые. Заново переложили и футбольное поле. Оно стало искусственным, к тому же получило систему подогрева. Однако счастье закончилось так же быстро, как и началось. По слухам, Юрий Первак так и не смог получить стадион в долгосрочную аренду, что было необходимо для планов бизнесмена по созданию сопутствующей футболу коммерческой инфраструктуры — баров, ресторанов, развлекательных комплексов, вскоре уехал из Челябинска сам и перевез в Нижний Новгород команду, где она и развалилась окончательно. «Центральный» же так и остался недостроенным: по сути, функционируют лишь помещения под двумя доделанными трибунами, а многострадальная Северная и вовсе закрыта для зрителей из соображений безопасности. Менять надо и дорогостоящий искусственный газон — он оказался уложенным не по технологии и стал травмоопасен не только для игроков челябинского «Зенита», но даже для любителей, гоняющих мяч на местечковых турнирах. Когда «Центральный» вновь станет приличным стадионом, неясно. Вроде бы власти города должны выделить средства (по некоторым оценкам, на доведение арены до ума нужно около 200–250 млн руб.), но произойдет ли это на самом деле — вопрос.

Вторая жизнь «Юности»

Дворец спорта «Юность» — еще один ветеран челябинского спорта. Кроме основной арены, рассчитанной на 3,5 тыс. зрителей, он обладает построенной по настоянию бывшего директора Дворца спорта Павла Ромаровского второй ледовой площадкой, давшей возможность проводить не только соревнования, но и тренировки как хоккеистам («Юность» со времен постройки является домашней ареной челябинского «Трактора»), так и фигуристам. Так уж получилось, что в безденежные 90-е именно вторая площадка стала для «Юности» главной кормилицей. Чего только она не пережила: была и местом многочисленных выставок, и ночным клубом, и подобием ярмарки. Главная же арена частенько выступала в качестве концертной площадки. Наступающий сезон станет последним для «Юности» как дома для «Трактора». Старый Дворец спорта уже не соответствует регламенту чемпионата России, и его через год должна сменить строящаяся арена на Северо-Западе. Впрочем, и для старенького сооружения работа найдется. В Челябинске нет ни одной мало-мальски приличной арены для игровых видов спорта: гандбольный «Локомотив-Полет» квартирует в душном и неудобном спорткомплексе, баскетбольный «Динамо-Теплострой» играет в современном, но очень маленьком зале Дворца пионеров (!), баскетбольная «Славянка» ютится во Дворце кузнечно-прессового завода, также не соответствующем никаким мало-мальски приличным регламентам, волейбольный «Автодор-Метар» (между прочим, поставщик кадров в женскую национальную сборную) играет в скромном зале «Метар-спорта». Опыт проведения соревнований по игровым видам у «Юности» имеется: здесь и студенческие первенства по гандболу проводили, и чемпионат страны по некогда популярному в городе мини-футболу принимали. Квартировали в «Юности» и дзюдоисты с каратистами. Да и требования по вместимости арен, в отличие от хоккея, в этих видах спорта куда скромнее (если речь не идет о чемпионатах мира или Олимпиадах). Так что «Юность», скорее всего, ждет вторая молодость.

Старые, помятые пионервожатые

Об остальных аренах в применении к действительно качественным спортивным событиям всерьез и говорить не стоит. Футбольно-легкоатлетические «Мечел», «Метар-спорт», «Локомотив», стадион цинкового завода, «Сигнал», «Алмаз», «Восход» и прочие заводские стадионы, построенные в советские годы, имеют максимум несколько тысяч зрительских мест и практически не годятся для телетрансляций. Их уровень — первенство области либо как максимум вторая лига российского футбола. Этим, кстати (да еще милицейскими мемориалами Масленникова), они и перебивались последние лет 10, когда на «Локомотиве», «Мечеле» и «Метар-спорте» квартировал челябинский «Зенит». Бывший спорткомплекс радиозавода «Полет», со сменой хозяина сменивший и название, располагает двумя залами (один — тренировочный) и бассейном. Главная площадка гандбольного «Локомотива-Полета» — тесная арена с несколькими сотнями сидений. Кроме того, столбы железных опор перекрытий находятся в метре-полутора от боковых линий гандбольной площадки, что чрезвычайно травмоопасно (гандбол и мини-футбол, также практиковавшиеся в этом зале, все-таки игры весьма контактные). Как в этом помещении еще проводят гандбольные еврокубки — большая загадка. Пора строить новый легкоатлетический манеж на смену тому, что стоит на территории ПКиО. Причина — устаревшая структура (особенно покрытие дорожек и секторов). Не слаще ситуация и с бассейнами. Лучший, пожалуй, в спорткомплексе ЮУрГУ, но и он годен лишь для тренировок и некрупных турниров. Причина все та же: почти нет мест для зрителей.

Кодокан в спальном районе

Другая гордость спортивной общественности Челябинска — Центр олимпийской подготовки по дзюдо. Челябинск, давший российской и мировой борьбе великого Григория Веричева, чемпиона мира Виталия Макарова, призера Олимпиады Юрия Степкина, а также прекрасного тренера Александра Миллера, давно заслуживал нормальной специализированной базы для борцов. И он ее получил — прекрасно оснащенную всем необходимым для качественной подготовки и восстановления спортсменов, с главным залом размером больше, чем в знаменитом японском храме дзюдо Кодокан. Правда, с расположением опять-таки не угадали. Да, комплекс расположен близко к центру города, но в самом центре большого квартала из спальных девятиэтажек, без специального подъезда автотранспорта. К тому же центр все-таки больше тренировочный — зрительских мест мало, и татами не располагаются на отдельных помостах, а соседствуют друг с другом на одном ковре. В итоге крупные турниры дзюдоисты проводят во дворце спорта «Юность».

Королевский дом королевы спорта

Все прелести нового дома ощутили и челябинские легкоатлеты. Жилище им сделали, что и говорить, классное — в самом центре города, в лесопарковой зоне, с современной беговой дорожкой и грамотно расположенными секторами. И, главное, никаких футболистов на поле — знай себе метай диски с копьями да молоты с ядрами (ядра, впрочем, все же толкают). Новехонький стадион, названный в честь челябинской олимпийской чемпионки по прыжкам в высоту Елены Елесиной, уже успел даже в недостроенном виде принять несколько важных российских стартов. С вводом же в строй новенького тренировочного манежа дом для легкоатлетов должен приобрести круглогодичный статус. Давно пора. Одно смущает: да-да, опять-таки совсем невеликое число зрителей, которых способен принять чудо-стадион. Закономерным образом возникает вопрос: почему манеж надо было делать вместо второй трибуны, а не в 30 метрах от нее? Непонятно. Пространство-то позволяло. А так, с несколькими тысячами зрителей, ничего серьезнее чемпионата страны или захудалого этапа Кубка Европы этому спортивному объекту тоже, увы, не принять.

Стадионы без масштаба

Одна из основ спорта высоких достижений — современная инфраструктура, позволяющая как осуществлять качественный тренировочный процесс, так и проводить соревнования высшего уровня. Но вряд ли столица Южного Урала в ближайшие годы примет по-настоящему значимые и престижные состязания, скажем чемпионаты мира и Европы в популярных видах спорта. В лучшем случае юношеские и российские. Причина — стадионы. С функционалом и уровнем технической оснащенности у новых арен все более-менее в порядке, а вот вместимость на катастрофическом уровне. У стадионов-ветеранов вообще все плачевно. Почему «Центральный» запланировали на 15, а хотя бы не на 40 тыс. зрителей (минимальная вместимость стадиона, который может принять матчи, например, чемпионата Европы), а «Уральскую молнию» на полторы, а не на пять? Кто знает… Но как бы то ни было, для материализации олимпийских притязаний Челябинску потребуется возведение абсолютно всей спортивной инфраструктуры с нуля.

Часть 3: Олимпийский номер

При сохранении нынешних темпов развития гостиничной инфраструктуры достаточность номерного фонда не станет непреодолимым препятствием для олимпийских притязаний Челябинска и Екатеринбурга.

Афинский недобор

gost_olimp.jpgДля проведения зимней Олимпиады в соответствии с требованиями Международного олимпийского комитета необходимо всего 22,8 тыс. гостиничных номеров. А общий номерной фонд Сочи уже в 2007 г. составляет более 57 тыс. номеров. Летняя Олимпиада — более масштабное мероприятие, а потому и требования к номерному фонду принимающего города предъявляются более серьезные. При этом далеко не всегда имеющийся номерной фонд является востребованным на 100%. В пример можно привести Олимпиаду в Афинах в 2004 г. Афинские отели надеялись привлечь до 150 тыс. туристов, но в действительности была сдана лишь половина мест. Сколько туристов привлечет Олимпиада-2008 в Пекине, загадывать не будем. Заметим только, что в настоящее время в китайской столице функционирует около 600 гостиниц класса от одной до пяти звезд примерно на 100 тыс. мест. Но оргкомитет пекинской Олимпиады считает, что номерной фонд необходимо довести до 130 тыс. мест. Номерной фонд Москвы, которая имела серьезные виды на Олимпиаду-2012, насчитывает более 70 тыс. мест. Пусть в спортивной гонке российскую столицу и обогнал Лондон, московские власти не отказались от планов довести к 2010 г. номерной фонд столицы до 180–200 тыс. мест.

Удвоить номера

На фоне этих сотен тысяч гостиничных мест челябинские две тысячи выглядят как-то неубедительно. Но, как говорится, еще не вечер. Конечно, догнать мировые столицы в одиночку столице Южного Урала не удастся, как ни крути. Но вместе номерному фонду Челябинска и Екатеринбурга под силу составить им достойную конкуренцию. Особенно быстро развивается гостиничный рынок в Екатеринбурге. В столице УрФО уже несколько лет сдается более 10 отелей в год. Именно здесь в 2006 г. построил свою первую в России гостиницу Park Inn международный оператор Rezidor SAS. Реализует один из первых региональных проектов и южноафриканская сеть Protea Hospitality Corp. Protea Hospitality Corp — пока единственная западная сеть, решившая прийти на российский рынок не с проектами в Москве или Санкт-Петербурге, а именно в региональных городах. УГМК возводит пятизвездочный отель, управлять которым будет международный оператор Hayatt. Французская Accor Group намерена управлять в Екатеринбурге двумя гостиницами, которые откроются под ее международными сетевыми брендами Novotel (4 звезды) и Ibis (3 звезды). Ждут местные отельеры и появления мирового оператора Marriott. Всплеска на гостиничном рынке ожидают в связи с подготовкой к саммиту Шанхайской организации сотрудничества летом 2009 г. По мнению экспертов, к этому сроку в Екатеринбурге появится не менее 20 новых отелей класса 3–4 звезды. По данным комитета по организации бытового обслуживания населения, сегодня в Екатеринбурге работают 46 отелей (общий номерной фонд более 5656 мест) и 26 средств дополнительного размещения (общежития, квартиры гостиничного типа, кемпинги и т.д.). По стратегическому плану развития Екатеринбурга к 2015 г. число городских гостиниц должно увеличиться до 90, а номерной фонд превысит 12 тыс. мест. На территории всей Свердловской области сегодня расположено 179 гостиниц всех уровней, это порядка 9 тыс. номеров. Региональное правительство рассчитывает к 2015 г. эту цифру удвоить.

Гости из будущего

Активное развитие гостиничного рынка в Челябинске началось позже, чем в Екатеринбурге, но южноуральская столица уже догоняет своего северного соседа по темпам прироста гостиниц. По приблизительным подсчетам, общая численность средств размещения в Челябинске порядка полусотни гостиниц, в том числе ведомственных. Но к разряду качественных можно отнести около 20 отелей, это примерно 1,7 тыс. мест. Кроме того, в городе получил распространение формат мини-отелей с числом номеров от 3 до 10, который мало влияет на прирост номерного фонда. Однако сегодня в работе находится порядка 10 проектов в сфере гостиничного бизнеса. В сентябре начнет работу отель Holiday Inn на 160 номеров, в 2008 г. откроет свои двери отель французской сети Accor Group — трехзвездочный Ibis на 150 номеров. Кроме того, компания рассматривает вариант строительства в Челябинске в 2008—2010 гг. четырехзвездочного отеля под брендом Novotel на 200 номеров. Ряд крупных международных гостиничных операторов также публично выразил желание в срок до 2010 г. построить в Челябинске отели уровня четырех звезд. Так, за последние несколько месяцев в разное время появлялась информация о будущем выходе на местный рынок Rezidor Hotel Group (бренды Radisson, Park Inn), Marriott International Inc (бренд Marriott Hotels&Resorts) и Protea Hospitality Corporation Ltd (бренд Protea Hotels). Расширять свое присутствие на рынке гостиничных услуг собираются и челябинские бизнесмены. Владимир Спиридонов строит пятизвездочный отель на 200 номеров на перекрестке ул. Артиллерийской и пр. Ленина. Известно, что этим проектом интересовались представители Rezidor SAS. За последний год появлялась информация о планах группы компаний «Дэфа», которая при помощи Becar Commercial property планирует возвести в Челябинске «Парк-отель» уровня трех звезд на 150 номеров. Целый комплекс зданий, среди которых есть и 25-этажный отель, планирует построить на предзаводской площади ЧТЗ челябинская компания «Девис». Кроме того, гостиница со странным названием «Двуликий Янус» была запланирована в проекте торгово-гостиничного комплекса «Алое поле». Удастся ли собственникам здания отстоять его в войне с мэрией и довести планы до конца, покажет время. По примерным подсчетам, общий номерной фонд Свердловской и Челябинской областей составляет 13 тыс. мест. Учитывая темпы роста гостиничного рынка, которые установились на уровне 10% в год, можно предполагать, что к 2015 г. номерной фонд двух регионов достигнет почти 28 тыс. мест. Этого, однако, еще недостаточно для проведения летней Олимпиады, но до «зимних» требований МОК регион уже дотянется без посторонней помощи.

СПУСТЯ 4 ГОДА


Анатолий Гуревич, председатель совета директоров турфирмы «Сусанин» (специализируется на деловом туризме):

Gurevich.jpg— Обсуждать всерьез идею с проведением в Челябинской области мероприятий масштаба Олимпиады, думаю, нельзя. Нужно четко понимать, что в Челябинске все пришлось бы строить с нуля. А практика последних лет показывает, что строительство олимпийской инфраструктуры вещь убыточная, поэтому большинcтво олимпийских объектов строится по временной схеме. Так, в Сочи какие-то объекты будут использоваться и после Олимпиады, а что-то будет разобрано и снесено. Там сейчас идут серьезные дебаты  на этот счет. Возьмем бассейн на 10 тыс. зрителей. Не существует ни одного вида соревнований, кроме Олимпиады, который может собрать такое количество людей. Стадион на несколько десятков тысяч зрителей тоже, конечно, можно построить, но использован он будет не более одного раза, а обойдется минимум в $200 млн. Кроме того, в случае с Олимпиадой предъявляются серьезные требования к инфраструктуре. Построить 10 пятизвездников в Челябинске и Екатеринбурге тоже можно, но кем потом эти отели заселять? С моей точки зрения, масштаб чемпионата Европы по дзюдо — это верхний предел того, что может принять Челябинск. И даже это мероприятие сопряжено с определенными трудностями. Например, неясно, кто будет обеспечивать прием иностранных болельщиков, разрабатывать транспортные схемы. Однако подобные этому чемпионату мероприятия проводить в регионе нужно. Денег это требует немного, а отдача с точки зрения имиджа несопоставима с затратами. Если за год провести 10 крупных соревнований, пусть даже по 5 млн руб. на каждое, то потрачено будет всего 50 млн. У Челябинской области сегодня имидж, во-первых, «ядерной помойки», что на самом деле не соответствует действительности, во-вторых, неблагоприятного региона с точки зрения обычной экологии. С этим проблемы есть, но они решаемы. Поэтому любые соревнования, которые можно попиарить (будь то Кубок России по легкой атлетике, чемпионаты и т.д.), окупят вложения с точки зрения имиджа сторицей. 

Леонид Одер, первый заместитель министра физкультуры, спорта и туризма Челябинской области:

Oder.jpg— Идея летних Олимпийских игр в Челябинске — это абсолютная утопия.  Мероприятия типа Олимпиады потянут только такие лобби-центры, как Москва и Санкт-Петербург. Чтобы провести  мероприятие, предполагающее более чем 80 видов спорта, в Челябинске, нужно устроить настоящую революцию. У нас нет необходимой инфраструктуры, строительство которой потребует десятков миллиардов рублей. Челябинску и чемпионат мира по футболу, за право проведения которого на своей территории сейчас борется в том числе Екатеринбург, не потянуть. Для тренировочных стадионов и баз потребуются огромные деньги. А вот чемпионат Европы по дзюдо — это совсем другое дело. Для его проведения у нас практически все уже есть. Главное, есть арена «Трактор», нужно лишь закупить ковры и уладить всяческие оргмоменты — например, по работе московского телевидения (планируется, что на чемпионат приедут специалисты из Москвы со своим оборудованием), организовать работу пресс-центра и т.д. Все эти вопросы, разумеется, будет решать не власть — мы только координирующая сила, дающая госзадания. Работа будет поручена специализированным фирмам. Проблем с размещением тоже не будет: номеров в гостиницах  для спортсменов и гостей достаточно. Предполагается, что на чемпионат приедет порядка 50 команд, по 28–30 человек в каждой, итого — 1,5 тыс. человек в командах (спортсмены, тренеры, представители, врачи…) и еще порядка 500 ВИП-гостей, судей, журналистов и болельщиков из других регионов. То есть всего порядка 2000 человек. Спортсмены (им понадобится 1300 мест) будут размещены в «Малахите» и «Южном Урале», журналисты — в «Виктории», судьи — в «ПаркСити», ВИП-гости — в «Смолино».  Останется только организовать трансфер на гостевые маршруты.

На 2012 г. мы также подали заявку на чемпионат Европы среди юниоров по водному полу. Вроде бы комитет склоняется в нашу сторону. В ближайшую пару лет больше ничего масштабного не планируется.


Сергей Ушкин, генеральный менеджер ООО «Маркштадт Гостеприимство»:

Ushkin.jpg— За 4 года в Челябинске открылись «ПаркСити», «Маркштадт», появилось несколько мини-отелей. Но самое знаковое событие — открытие в Челябинске первого сетевого отеля. Правда, пока запущена только первая очередь Holiday Inn, т. е. 54 номера, а не 160. Novotel у нас так и не появился и вряд ли когда-то появится. На площадке, которую рассматривал Rezidor под Park Inn, строит свой комплекс «Бовид» (не Владимир Спиридонов, которому этот участок в 2007 г. действительно принадлежал). По моим данным, там планируется 150 номеров. Protea тоже по каким-то причинам на наш рынок не зашел. Сетевики обычно рассматривают центральную часть города, а в Челябинске в центре практически нет свободных участков. Да и франшиза удовольствие недешевое — ежемесячные отчисления составляют сотни тысяч рублей, не каждый под этим подпишется. Гостиница «Двуликий Янус» не построена, возможно, из-за сложностей с оформлением земли. «Парк-отель» от «Дэфа» и 25-этажный отель на ЧТЗ от «Девис» не появились наверняка из-за кризиса. Вообще, от него пострадал весь гостиничный рынок. Ведь мы завязаны на бизнес-туризме, а в кризис число командировок резко сократилось. Показатели доходности всех отелей ухудшились, что и повлияло на планы инвесторов. И я очень сомневаюсь, что к 2015 г. совместный номерной фонд Челябинска и Екатеринбурга достигнет 28 тыс. мест. Номерной фонд Челябинска сегодня порядка 1,5 тыс. номеров, а в Екатеринбурге к саммиту ШОС уже настроили отелей, и сейчас их заполняемость, по моим оценкам, не более 40 – 45%. Поэтому мероприятия типа Олимпийских игр или чемпионата мира по футболу нам не светят. Надо учитывать также, что европейские города, сравнимые с Челябинском по населению, являются еще и туристическими центрами. Поэтому гостиницы, которые там планируются к каким-либо мероприятиям, могут быть в дальнейшем освоены. Если наши власти добьются смены имиджа региона, это будет прекрасно. Но это точно вопрос не ближайших лет.

Сохранить

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter