В два прикуса

В два прикуса

В два прикуса
Аналитика

28 июня 2010, 15:51
Смена политических элит может поставить точку в решении судьбы пригородных территорий, относящихся к Сосновскому району и непосредственно прилегающих к северо-западной ­границе Челябинска.

О времени


Сосновский муниципальный район в том виде, в котором он существует сейчас, территориально «ограничился» в 1934 г. А до этого, с 1926 г., он являлся пригородным районом Челябинска с условным центром, находящимся в границах города.

В Сосновку этот центр переехал лишь позже. Но решением Президиума ВЦИК «Об организации поселковых Советов в Челябинской области» и «Об изменениях в административном устройстве Челябинской области» вся территория присоединенных к Челябинскому горсовету сельских местностей преобразовалась в самостоятельный район. Так на карте области появилась новая административная единица — Сосновский район. Затем ее центр переехал из крохотной Сосновки в более богатое Долгодеревенское, и район стал Долгодеревенским. Аж на три долгих месяца. Выговаривать неудобно... Вернулись к более благозвучному и менее урбанистическому. Так что если говорить об исторической справедливости, о которой сейчас так модно спорить (особенно если речь идет о российских курортах, вдруг ставших украинскими), возвращение хотя бы части сосновских земель к родным челябинским пенатам — просто установление статуса-кво. Но не это является причиной повышенного интереса к месту, которое в масштабах города почти то же, что Крым в масштабах потерявшей его России.

О пространстве

Сосновский район своеобразной подковой огибает Челябинск с юго-запада до севера. Причем границы этой «подковной» близости размыты уже давно. Только на территории Кременкульского сельского поселения расположено около десятка челябинских садовых товариществ (например, «Электрометаллург», участки в «Вавиловце», дачи в Малиновке), которые сводят границу на нет. Стоит заметить, что административная принадлежность этих садов-огородов существенно осложняет жизнь их жителям, поскольку в случае элементарного ДТП, необходимости вызвать милицию или «скорую» приходится обращаться в соответствующие инстанции в Долгодеревенском, которое значительно дальше от их дач-домиков, чем Челябинск. При всем при том челябинцы, постоянно живущие в дачных поселках и садовых кооперативах, реально увеличивают плотность населения. Официально в Кременкульском поселении проживает 5958 человек, а численность садоводов и дачников превышает 30 тыс. человек в сезон, и почти треть из них живет здесь постоянно, сохраняя челябинскую прописку. Но что такое 10 тыс. человек по сравнению с сотнями тысяч тех, кто мог бы с удовольствием переехать в «Солнечную долину» «Реновы»? И что такое для Челябинска потерять пару-тройку сотен жителей? Эта незначительная, на первый взгляд, потеря может обернуться утратой статуса миллионника. Не лучше ли, наоборот, демографически обогатиться за счет сосновцев? Тем более что прецедент уже создан. Именно так поступили в Красноярске. В 2007 г. здесь расширили административные границы за счет присоединения городов-спутников — Сосновоборска, Дивногорска и пригородного Березовского района, увеличив численность населения более чем на 100 тыс. человек. Это автоматически вывело 920-тысячный Красноярск в число городов-миллионников. За счет пригородных поселков в прошлом году границы изменили Воронеж (22 населенных пункта) и Волгоград (29 населенных пунктов). Правда, в двух последних случаях демография ни при чем — просто пригороды воссоединились с городом сами собой. Да и Челябинску для мгновенного прироста населения проще слиться в демографическом экстазе с Копейском.

Расширение границ за счет пригородов — классический путь урбанизации. Им пошли многие мегаполисы мира. К примеру, та же Москва, юридической границей которой является Большая кольцевая автодорога, разрастается именно вширь, поглощая окрестные населенные пункты. Так что нет ничего удивительного в том, что Челябинск, следуя столичному примеру, начнет прирастать в самом благоприятном направлении. А благоприятным его сделали и роза ветров, и близость населенных пунктов, и жители, большинство которых каждое утро отправляется на работу в областной центр, и сами поселки, растущие в сторону мегаполиса. Так, двигаясь навстречу друг другу, город и пригороды соединялись, временами провоцируя анекдотические ситуации, когда жители соседних улиц населяли разные административные пункты. Альтернативы не было, поскольку людям нужно жилье, и они его строили по окраинам. Окраины кончились… Будучи главой Челябинска, Михаил Юревич неоднократно заявлял, что строительство жилья в Сосновском районе может решить проблему его дефицита в областном центре, поскольку внутриквартальная застройка стала невозможной. И даже не столько из-за нехватки территорий, сколько из-за ограничений, которые накладывает на строительство существующая инфраструктура, уже загруженная, что называется, по горлышко.

Но, как полагают некоторые эксперты, этим интерес челябинского градоначальника не ограничивался. Тем более что такая модель урбанизации сегодня уже устарела и реализуется преимущественно в Азии, Африке и Латинской Америке. Сейчас гораздо более перспективным считается путь формирования агломераций — обширных территорий, интегрированных в большой город экономически, но формально находящихся вне его границ. Их объединяет в одно целое развитая сеть транспортных коридоров. Население с периферии тяготеет преимущественно не к главному городу, а к этим магистралям, которые становятся для людей источником заработка. Таким образом, расти начинают не сами мегаполисы, а периферийные населенные пункты. Соединенные между собой, они образуют более-менее целостную экономическую структуру.

О третьем измерении

О том, которое совсем не на виду, но тем не менее является тем самым моторчиком, продвигающим любое решение, даже лишенное с первого взгляда какой-либо логики. И измеряется это «третье» самым надежным эквивалентом — деньгами. Пригородные земли дороги сами по себе. А все, что расположено вдоль 12 км дороги от Челябинска до Кременкуля, дорого вдвойне, поскольку уже обеспечено всеми необходимыми коммуникациями, о которых престижному девелоперскому проекту «Малинки Village» остается только мечтать. Несмотря на все генпланы, утвержденные в районной администрации при прежнем губернаторе, который к главе Сосновского района благоволил (чего не скажешь о нынешнем хозяине области). Тогда мечты районной администрации воплощались в жизнь с нереальной скоростью: строительство конно-спортивного комплекса «Рифей» (почему-то расположенного не впритык к городской черте, а на приличном удалении) обеспечило это удаление всем необходимым, чтобы «сказку сделать былью». Только режь эту облагодетельствованную юдоль на участки и продавай. И вот уж этот корм точно не в коня. А кормушка, скажем прямо, царская, если учесть, что еще до строительства «Рифея» кременкульские участки в этих местах ООО «Еврострой», например, продавало по 100 тыс. руб. за сотку. Не церемонились с ценами и другие землевладельцы. Сложно представить, во сколько раз подскочит цена, окажись эти земли в черте областного центра. Еще одной составляющей «косвенных» побудительных мотивов может являться то обстоятельство, что на территории Сосновского района находится и ОАО «Макфа», налоги от которого наряду с ООО «Равис», челябинским филиалом ООО «Уралтрансгаз» и подразделением ЮУЖД составляют сегодня основу районного бюджета. Правда, это не касается территорий Кременкульского поселения, но, как говорится, лиха беда начало: стоит создать прецедент присоединения одного участка, а дальше проще. При таком развитии событий можно было бы решить сразу три задачи: положить в копилку Челябинска гарантированный налоговый рубль, приблизить бизнес, который все-таки не чужой, и заодно наказать сосновского главу, который, по оценкам местных политологов, является одним из самых «закадычных врагов» бывшего мэра Челябинска. Сейчас при желании вопрос присо­единения завидных земель может решиться на раз-два. Раз — сделать подарок любимому городу и оставшейся «ручной» команде. От этого «раз» хорошо будет как городу, так и населенным пунктам, попадающим в зону присоединения и поглощения. Пострадает район. А это то самое «два»: губернаторские полномочия подразумевают хозяйскую ласку для всей области, без лоббирования интересов исключительно центра.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter