Страшный сон «Пеплоса»

Страшный сон «Пеплоса»
Аналитика

29 сентября 2014, 13:29
Возможный запрет на импорт тканей из ЕС разорит не только магазины и ателье, но и флагманов южноуральского легпрома.

Возможный запрет на импорт тканей из ЕС разорит не только магазины и ателье, но и флагманов южноуральского легпрома.

Ассоциация текстильщиков России в начале сентября обратилась к Президенту РФ с предложением ввести эмбарго на ввоз текстильной продукции из Европы. Инициатива, прохладно встреченная участниками рынка, заиграла новыми красками, как только Россия получила вторую порцию санкций. Чиновники в числе ответных запретов помянули и продукцию западного легпрома.

Казалось бы, при наличии Турции и Китая тревожиться нечего, если бы не важная национальная особенность: Россия — одна из немногих стран, где остались сотни магазинов тканей и армия частных портных. Только официальных ателье в том же Челябинске более 200. Не говоря уж о тысячах рукодельниц-надомниц, которые, обшивая себя и знакомых, вносят важный вклад в российский ВВП, пусть и в теневую его часть. При этом и небольшое ателье, и швейное производство загружают свои мощности заказами из импортных тканей минимум на 50%.

«Половина моих клиентов выбирает импортные ткани, в основном европейские, — говорит Лилия Васильева, директор «Авторского ателье Лилии Васильевой». — В случае их запрета часть заказчиц я потеряю, да и мне как дизайнеру одежды будет труднее реализовываться».

Владелица теперь уже федеральной сети Tissura Лариса Рахматуллина избегает прогнозов относительно своего бизнеса: «Пока есть только возможность запрета. И мы надеемся на лучшее, ведь Tissura работает только с европейскими тканями, мы нарабатывали деловые связи с производителями все 16 лет, что существует компания».

Впрочем, не поздоровится и флагманам южноуральского легпрома. Например, «Пеплос» на своем сайте уверяет, что не только ткани, но и все прикладные материалы для костюмов тоже изготовлены вне пределов нашей страны. Так, нитки для пошива костюмов производятся английской фирмой Kouts и германской Gutermann, а прикладные материалы поступают из Франции (Lainiere de Picardie).

Обоснованно тревожится и «Леди Прима». «У нас половина всех плательно-костюмных тканей — итальянского производства, — говорит генеральный директор компании Денис Силин. — Есть немного немецких и только треть — японские и южнокорейские. Вот уже несколько лет мы выполняем крупные заказы для мировых гостиничных сетей. Их стандарты требуют использовать только ткани европейских производителей. Вряд ли из-за нас они изменят правила. Тогда мы потеряем заказы».

Выходит, случись текстильное эмбарго, о закрытии или полной смене бизнес-модели в Челябинской области придется задуматься многим: и магазинам тканей, и ателье, и известным на всю страну текстильным производствам.

Сюжеты:
Торговля
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter