Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.

Избрать через VK? 772

14:376 Ноября 2018  Версия для печати

О влиянии социальных сетей на политические технологии в Челябинской области рассуждает Евгений Маклаков

Избрать через VK?

Мы научились с помощью Интернета заказывать еду, товары и авиабилеты. Погружение в социальные сети исключило из нашей повседневной жизни официальные и скучные телевизионные новости. Питание и путешествия, секс и развлечения, с современными digital-инструменты добудут нам все. А можно ли через ФБ или ВК выбрать президента? Или хотя бы губернатора? О том, как соцсети влияют на современные избирательные технологии рассказывает политтехнолог Евгений Маклаков.

– Евгений, можно ли сегодня одержать победу на выборах с помощью социальных сетей?

– В России – нет. В США – можно, и успешные примеры агитационной работы с избирателями именно через соцсети есть. Таким образом очень умело завоевывал в виртуальном пространстве реальные голоса предыдущий американский президент Барак Обама, по полной программе использовал соцсети действующий президент Дональд Трамп. Соцсети – это чрезвычайно удобный инструмент в предвыборной и вообще в политической борьбе. С их помощью можно собрать деньги. Через призывы в соцсетях можно организовать серьезное ядро из волонтеров. И что очень важно, соцсети помогают кандидату перевести из онлайна в оффлайн всех своих избирателей. Понятно, что все это происходит не только через соцсети, но при определенном подходе их роль очень велика.

– Но не в России?

– Не хочу ни в коей мере обидеть нашу страну и отечественных политиков, но в США и в странах Евросоюза уровень digital-развития гораздо выше. В плане технологий мы отстали от американцев лет на 10-15. Это не говорит о том, что у российских политтехнологов нет креативных идей или отсутствуют какие-то продвинутые месседжи, нет, все это имеется. Но технологии digital, которые являются удобным инструментом в работе с конкретной целевой аудиторией, отстают. Именно таргетирование – возможность точного попадания в целевую аудиторию, вот одно из главных конкурентных преимуществ соцсетей. Таким образом политик может проинформировать не просто жителей Челябинской области, а именно тех избирателей, которым будут интересны его идеи и месседжи, после чего они превращаются из обычных людей в его сторонников. Такой эффект не дают ни газеты, ни массированная агитация через телевизор. 

– Но ведь и раньше маркетологи, размещая рекламу в ТВ и газетных СМИ, тоже старались сделать ее именно под нужную целевую аудиторию…

– …и максимум, что они формулировали – это возраст, социальный статус, доход и место проживания. А соцсети позволяют детализировать портрет целевой аудитории в сотню раз сильнее, конкретнее. Мы можем точно сказать куда нужный нам избиратель водит своих детей, какие магазины посещает один раз в неделю, а какие – ежедневно, какую музыку он слушает и с какими людьми общается. И пошла сегментация: по политическим пристрастиям, по литературным, по творческим. И для такой микрогруппы создается свой контент, тот, который они прочитают с гарантией в 100 процентов. Естественно, такой точечный подход находит должный отклик. Причем человек из микрогруппы не знает, что его «выделили» и именно под его запросы сочинили пост, ему кажется, что об этом «говорит весь Фейсбук». У избирателя создается ощущение общности, а в силу коллективного инстинкта, грубо говоря, стадного чувства, избиратель идет совершать общее действие. В нашем случае – голосовать за того или иного кандидата. Так что мое мнение, что соцсети для политтехнолога, как инструмент, гораздо более эффективны, чем традиционные медиа или наружная рекламы с раздачей листовок.

Евгений Маклаков из Челябинска размышляет о том, можно ли через ФБ или ВК выбрать президента или губернатора в России

– Ты упомянул про Обаму и Трампа, а на выборах Владимира Путина использовались digital-технологии?

– На выборах президента России, ты имел в виду? Конечно, использовались. Та же Mail.ru Group очень активно была связана с Центроизбиркомом, работая в соцсетях на популяризацию выборов, на явку. Если же говорить о кандидатах, то в соцсетях очень качественно работал представляющий КПРФ Павел Грудинин, полностью разрушив стереотип о том, аудитория у Компартии – возрастная и читает только газету «Правда» . И по мнению независимых источников, коммунисты через свой сайт, группы в соцсетях и вообще через Интернет, работали гораздо более активно, чем та же «Единая Россия». Это вполне объяснимо, ведь оппозиционная партия, и это не только к КПРФ относится, обязана быть более креативной, подвижной и интересной, чем условная «партия власти». Именно в кампании Грудинина политтехнологи продемонстрировали, как заинтересовывать людей в социальных сетях, а затем выводить их в оффлайн, приглашая для продолжения сотрудничества в центр поддержки кандидата от КПРФ. Таких людей было очень много, вначале они получали нужную информацию на своем аккаунте, а затем приходили в Центр и шли раздавать листовки за Грудинина, причем делали это абсолютно бесплатно. Людей набирали совершенно по иному принципу, нежели раньше «покупая» агитаторов и волонтеров.

– А вот у монстра соцсетей Николая Сандакова перевод из онлайна в офлайн не получился. В ФБ лидер виртуального движения «Челябинск, дыши!» казался грозен и крут, но попытался организовать реальный митинг и собрал всего около тысячи человек. Почему?

– Возможно, при актуальной на первый взгляд в обществе идеи экологической борьбы, она была подана не так, чтобы зажечь тысячи людей. Не были задействованы традиционные маркетинговые инструменты привлечения покупателей (избирателей) из Интернета в магазин (на митинг). Скорее всего, Николаю не хватило на это времени. В теме экологии не возникает «вау-эффект», когда написал яростный пост и вывел на улицу тысячи возмущенных граждан. Возможно, тему зашоркали и замылили специально, ведь органы власти, которым экологические митинги не нужны, тоже работают в соцсетях. Многочисленные провластные общественные экологические организации, так же активно присутствующие в соцсетях, как и «Челябинск, дыши!», знают свое дело. За электорат в виртуальном пространстве идет мощная битва.

– Насколько внимательно государство следит за социальными сетями?

– Сейчас в нескольких российских регионах, в том числе, и в Челябинской области, в структуре органов местной власти установлена система «Инцидент-менеджмент». Раньше этот программный продукт назывался «Сирена». Она отслеживает все посты и комменты в соцсетях, связанные с плохой работой чиновников, с жалобами на систему ЖКХ или плохую уборку мусора. Причем если событие попало в местный мониторинг, оно автоматически видится и наверху, в федеральном центре, который уже отслеживает и то, как оперативно и грамотно в регионе отреагировали на обсуждаемую в соцсетях проблему.

 В следующем году в Челябинской области – выборы: губернатора, депутатов городской Думы Челябинска. На местном уровне соцсети будут задействованы в работе с избирателями?

– Убежден, что если депутат гордумы хочет переизбраться на следующий срок, он должен использовать соцсети в качестве digital-инструмента по работе с обществом. Ему, кстати, в этом отношении проще, если, конечно, депутат не зевал и успел собрать подробную базу своих избирателей: с номерами мобильных телефонов, электронной почтой, аккаунтами в соцсетях и другими мессенджерами. Создавай контент и действуй. Причем работа в соцсетях дешевле, чем выпуск листовок и развешивание наружной рекламы. Если раньше кандидат мог рукой махнуть и произнести презрительно: «Да, зачем мне ваш Интернет, у меня на округе одни пенсионерки голосовать ходят!», то сейчас стоит задуматься о том, что время течет достаточно быстро. И в преклонный возраст активно голосующих людей вошли уже люди, которые без всякой проблемы пользуются электронной почтой как минимум.

Как социальные сети влияют на современные избирательные технологии рассказывает политический технолог Челябинска

– А кто на сегодняшний день из челябинских политиков активно присутствует в digital-сфере?

– Грамотно работает в соцсетях Владимир Бурматов, он представитель поколения, которое предельно активно пользуется digital-инструментами. И в политике, в том числе. Хотя о качестве контента, рассказывающего исключительно о депутатской деятельности Бурматова в Госдуме, можно поспорить. Политик, это тоже человек, и именно с этой стороны гораздо больше интересен аудитории, не желающей читать очередной пост про очередную встречу в Госдуме или поздравления избирателям. В этом плане более изобретательно вел свой аккаунт депутат Законодательного Собрания Константин Захаров, позволяющий себе и провокационные темы, собирая тем самым внушительное число реальных подписчиков, а не ботов. К сожалению, г-н Захаров в последнее время свою digital-активность снизил.

– А почему такое происходит? Вот у той же Ирины Гехт схожая картина: то она пишет много и интересно, то ее в Сети почти не заметно.

– Возможно это связано с наличием свободного времени.

– Но ведь тот же Евгений Ройзман, при всей своей загруженности, находил время на интересные посты, привлекая внимание к своей персоне колоссальную аудиторию. А вот у челябинского градоначальника Евгения Тефтелева своего аккаунта в соцсетях нет. Почему?

– И у Станислава Мошарова нет своего аккаунта. Наверное эти люди считают, что они смогут избраться и без помощи соцсетей, придерживаясь старых методов по общению с избирателями. Но есть еще одна причина отсутствия в социальных сетях ВИП-политиков – им не нужна известность в digital-среде. Она принесет им больше негатива. Едва появится аккаунт, как такому человеку пользователи вывалят всё, что они знают о нем. Распространяя негатив уже в массовую аудиторию. Отбиваться от клеветы – тратить время, да и смысла в этом нет, челябинский Интернет – среда предельно агрессивная, слушать и слышать часто просто не желающая. И большинство ВИПов наглухо разделяют свою личную жизнь и публичную деятельность, во избежание возможных оскорблений не желая показаться обычным человеком, не выставляя, как все, селфи с хоккея или отпускные фото. Не дай бог тебя увидят в шортах, а не в традиционных костюме, галстуке и депутатском значке.

– Но ведь Путин же не стесняется демонстрировать свои фотографии с голым торсом?

– Путин сфотографируется верхом на лошади – кто его осудит. А представьте, какой вал отзывов вызовет фотография Мошарова с аквалангом или Тефтелева со спиннингом. Негативных отзывов, причем как со стороны простых людей, так и от товарищей из Политсовета «Единой России». Общество еще не готово увидеть фото Евгения Тефтелева в джинсах и гуляющего с собакой. Стереотипы требуют иного образа градоначальника – в костюме и лакированных туфлях. Ломать эти стереотипы – не задача политика. Хотя я уверен, что будущее – за людьми открытыми, либо хорошо имитирующими свою открытость и доступность в соцсетях. Еще лет десять назад можно было сказать: «Я не умею пользоваться электронной почтой», тебя все снисходительно понимали. Стоит сейчас повторить эти слова, тебя просто примут за идиота. С присутствием политиков в социальных сетях случится скоро точно такая же история.

Комментировать



  • Перезагрузить изображение

Статьи по теме:

Обсуждаемое