Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.

«Конар» против Путина? 2526

07:3625 Февраля 2019  Версия для печати

В Челябинске предпринимателя затаскали по судам и замучили проверками, доведя до остановки работающее промышленное предприятие

«Конар» против Путина?

Из-за устроенных государственными надзорными органами непрерывных проверок фактически приостановило свою работу челябинское металлургическое предприятие «УглеродПромСервис». Коллектив трудящихся выставлен на улицу, а генеральный директор завода Евгений Кокорев не может даже выплатить им долги по зарплате – счета арестованы, а сам Кокорев половину своего рабочего времени проводит, посещая суды различных инстанций и отбиваясь от очередной чиновничьей проверки.

Всё это происходит уже после того, как Владимир Путин сказал в послании Федеральному Собранию: «Чтобы добиться тех масштабных задач, которые стоят перед страной, нам нужно избавляться от всего, что ограничивает свободу и инициативы предпринимательства. Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьей, постоянно чувствовать риск уголовного или даже административного наказания».

Челябинским чиновникам и надзорным органам, так своеобразно выполняющим требования президента, слова Путина не указ.

- Мы производили углерод для предприятий металлургического комплекса России, поставляли нашу продукцию и в Казахстан, и в Белоруссию, честно платили людям зарплату, а государству налоги, внедряли инновационные технологии, - сетует Евгений Кокорев. – Но теперь я просто физически не могу продолжать развивать предприятие. А как, если за последнее время у нас побывали проверяющие из налоговой, Росприроднадзора, инспекции по труду, районной прокуратуры, Минэкологии, ОБЭП, МВД и даже федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителя и благополучия человека в Челябинской области. Есть оказывается и такая… Когда мне работать, если я вынужден ходить по бесконечным судебным заседаниям, чтобы доказывать свою невиновность перед законом. И докажу, рано или поздно! Вот только предприятие не работает, такое впечатление, что людям, которые отвечают за «благополучие человека» не нужны ни зарплаты рабочему человеку, ни налоги государству, которое возглавляет Владимир Путин.

Беды производственника из Челябинска продолжаются даже несмотря на то, что уполномоченный по защите прав предпринимателей в Челябинской области Александр Гончаров официально признал, что «в отношении «УглеродПромСервиса» проверка инспекции по труду была проведена незаконной, а проверка «Роспотребнадзора» проводилась так же с ГРУБЫМИ нарушениями и так же является незаконной». Результат – нулевой, что взять с Гончарова, если эти парни не уважают самого Путина и плевать хотели на указ президента не кошмарить бизнес.

К сожалению, такая безнаказанность представителей надзорных органов вполне объяснима, скорее всего, им просто была дана команда сверху. Не из Кремля, понятно, в Москве просят как раз обратное – не мешать бизнесу работать. Проблемы Евгения Кокорева начались после того, как на его предприятие положил глаз могущественный челябинский олигарх Валерий Бондаренко – глава холдинга «Конар» и индустриального парка «Станкомаш». Дело в том, что еще до приватизации «Станкомаша» структурами Бондаренко, на территории машиностроительной промзоны начал с 2008 года свою деятельность «УглеродПромСервис». Спустя несколько лет вся территория «Станкомаша» досталась олигарху и ранее работавшие там производства стали выживать, имея монопольный доступ на электричество, воду, газ и железнодорожные пути. Бесцеремоннее всех обошлись с заводом Кокорева, предложив ему просто убираться, ведь «УглеродПромСервис» находится на гостевом маршруте.

- Меня вызвала Алена Абрамова, директор проекта Бондаренко – индустриального парка «Станкомаш» и в ультимативной форме заявила, что будущего у нас на этой площадке нет, нам необходимо отсюда уехать, времени у нас на это 2-3 месяца, - рассказывает Евгений Кокорев. – По словам Абрамовой, Бондаренко готов выкупить наше производство и здание за 15 млн рублей и мне настоятельно рекомендовали не отказываться от этого предложения. Приводились примеры, когда еще и не такие предприниматели были принуждены расстаться со своим бизнесом, что смысла сопротивляться нет, потому что будут задействованы все ресурсы, и госмашина нас раздавит, как давила еще и не таких как мы. Затем последовали угрозы в адрес моих детей, моей семьи, мол, подумайте о них, каково будет им. Однако, я продолжил работать.

«УглеродПромСервис» принимал различное сырье (антрацит, пековый кокс, бой электродов, огарки анодов и катодов и другие отходы металлургических заводов), перерабатывал его, выдавая металлургам гранулированный углерод – необходимый и важный компонент металлургического производства. Полсотни человек честно трудились на производстве, которое выполняло все законные предписания. В частности, насчет внедрения более экологичных технологий. У предприятия было всё нормально с ПДК (предельно-допустимая концентрация выбросов), но инвестировав более 10 миллионов рублей в установку очистных комплексов, Кокорев добился снижения выбросов в пять раз, до четырех тонн в год. Вот только покрасить заднюю стену своего длинного цеха не успел, чем вызвал гнев со стороны структур Бондаренко: «стоит тут сарай на гостевом маршруте, внешний вид портит, когда вы уже от нас съедете, мы тут Путина ждем, а вы такие некрасивые». То, что Путин требует развивать бизнес и платить людям зарплату, а не возводить «потемкинские деревни», людей из «Конара» не волновало, требования продать за бесценок завод и убираться продолжались. А когда вновь от Кокорева поступил отказ, на «УглеродПромСервис» посыпались проверки, а потом возникло уголовное дело с обвинением директора завода в создании схем по уклонению от уплаты налогов.

- Причем так торопились, что уголовное дело возбудили даже не дожидаясь результатов налоговой проверки, - возмущается Евгений Кокорев. – Как будто знали, какой результат там будет. Затем последовали обыски в офисе и дома у меня и у главного бухгалтера, изъятие документов. Искали хоть что-нибудь, следователю нужно было обвинить меня в том, что я, якобы, создал несколько фиктивных организаций, руководил ими, делал фиктивные документы и таким образом уходил от уплаты НДС. Однако фирмы, которые поставляли нам сырье, существуют, отгрузку готовой продукции мы осуществляли, нет ни одного доказательства того, что мы нарушили закон. А проверки за проверкой, фактически парализовавшие работу предприятия, находят только мелкие нарушения, вроде не вовремя внесенной записи в учетный журнал НМУ. Все остальные проблемы, касающиеся природоохранной деятельности, были тоже незначительны, мы устранили их в короткий срок, еще до того, как началось судебное заседание по их рассмотрению.

Что за рычаги в руках у Валерия Бондаренко, если проверки на «УглеродПромСервис» отправляет лично вице-губернатор Челябинской области Олег Климов? В документе за подписью топ-чиновника, направленного в областную прокуратуру, вице-губернатор называет завод Кокорева «источником негативного влияния на окружающую среду» и просит от прокурора Кондратьева… организовать очередную проверку. Других загрязнителей атмосферы Челябинска вице-губернатор Климов не замечает? Надавив на прокуратуру, вице-губернатор пытается использовать в понятных только ему целях главу местного Росприроднадзора, обращаясь к Виталию Курятникову с той же просьбой – на «Станкомаше» скоро ждут Владимира Путина и Нурсултана Назарбаева, срочно обратите внимание на «незаконную деятельность» находящегося поблизости «УглеродПромСервиса». К чести Курятникова, федеральный чиновник под козырек взял, проверку провел, но не найдя на заводе по-настоящему серьезных очагов загрязнения атмосферы и окружающей среды, так об этом и написал в отчете. Но неугодный Валерию Бондаренко завод «Росприроднадзор» перетряхнул основательно, не способствуя нормальному рабочему процессу на предприятии. Знал бы приехавший на «Станкомаш» на российско-казахстанский форум Владимир Путин, что творилось в те дни за его спиной…

А знаете, какой недочет нашли направленные Олегом Климовым на «УглородПромСервис» сотрудники областного МЧС? Недоукомплектованный пожарный щит. Недоукомплектованный. Пожарный. Щит. Из-за которого вице-губернатор и стоящие за его спиной люди подняли такую тревогу. Именно о недопустимости подобных действий говорил в конце февраля Владимир Путин.

Евгений Кокорев обращается в челябинский центр общественных процедур «Бизнес против коррупции» (есть оказывается и такой) с просьбой о помощи. И получает классическую отписку с циничной бюрократической формулировкой «предлагаем вам применить в отношении Бондаренко медиативные процедуры». 50 человек выставлены на улицу, загублено работающее производство, а челябинские профессиональные «борцы с коррупцией» предлагают с Бондаренко «поговорить».

- 6 марта я пойду на очередное судебное заседание, - говорит директор завода. – На прошлом разбирательстве свидетель по моему делу прямо заявил, что нужный протокол подписать его практически заставил следователь. И всем понятно, что фирма его никакая не «фиктивная», а настоящая, они реально поставляли нам сырье, они работали, а не существовали на бумаге, как уверяет следователь. Надеюсь, что после этих слов, и после выступления Владимира Путина в защиту бизнеса, суд вынесет справедливое решение. Затем придется обращаться в суд арбитражный, просить, чтобы сняли арест со счетов предприятия, ведь без этого мы не сможем вести нормальную работу. Я очень хочу лично встретиться с Валерием Бондаренко и спросить у него, какие причины мешают «УглеродПромСервису» работать в рамках проекта индустриального парка, ведь именно развития производства требовали от Бондаренко и Владимир Путин, и губернатор Челябинской области Борис Дубровский. И я не верю, что наш завод недостоин существовать только потому что портит вид гостевого маршрута индустриального парка.

Статьи по теме:

Обсуждаемое