Собственно, в соответствии с 46-й статьей Закона о СМИ можно было бы направить этот текст в «Челябку»,...

Собственно, в соответствии с 46-й статьей Закона о СМИ можно было бы направить этот текст в «Челябку»,...
Мнение

30 апреля, 13:54
Александр Полозов
Собственно, в соответствии с 46-й статьей Закона о СМИ можно было бы направить этот текст в «Челябку», в дополнение к тому, что взяла из моего интервью в свое расследование уважаемая Ольга Айзенберг. Но опыт показывает, что право на ответ у нас пока не работает: под твоим комментарием газета непременно подверстает какой-нибудь свой новый, тем более что Айзенберг показала свою явную заинтересованность. Так что по привычке воспользуюсь блогом, тем более что в отличие от принта онлайн позволит сразу ответить на дополнительные вопросы аудитории.Перед аудиторией, кстати, сразу приношу извинения за реальномногобукв. Но ответ не имеет никакого смысла, если он не обстоятельный. А для того чтобы дать обстоятельный ответ, мне придется тряхнуть стариной напомнить, что я хоть и бывший журналист, но все-таки...

***
Итак, в Челябинской области 43 муниципальных образования т.н. «верхнего уровня»: 16 городских округов и 27 муниципальных районов. С незапамятных времен во всех этих муниципалитетах издается своя городская либо районная газета. В Троицке и Троицком районе газета общая, то же самое в Чебаркуле и Чебаркульском районе. Эти две газеты, равно как и почти все остальные учреждены при участии области. Исключения можно сосчитать на пальцах: «Вечерний Челябинск» - это муниципальное учреждение, в Озерске, Трехгорном и Локомотивном газеты продолжают действовать как мупы, а в Снежинске и Южноуральске они частные. Остальные районки (так мы их называем в повседневном рабочем обиходе) работают в форме автономных некоммерческих организаций. В подавляющем большинстве случаев у каждой из этих АНО три учредителя – область, муниципалитет и коллектив редакции. Система была выстроена не вчера, не позавчера и даже не три года назад, а гораздо раньше.
С незапамятных же времен районки получали из областного бюджета прямую денежную субсидию на частичное возмещение производственных затрат. Это традиционная форма государственной поддержки печатных СМИ, издаваемых на территории Челябинской области. Помощь им особенно понадобилась тогда, когда страна вошла в рынок.

Теперь о том, что такое «Губерния» и с чем ее едят. Еще при Сумине в области оценили, с одной стороны, пропагандистский, а с другой – творческий потенциал местных редакций. Одновременно с восстановлением управляемости (через регистрацию районок в качестве АНО, в наблюдательных советах которых две трети – представители власти) ставку справедливо сделали на централизованный подход. И предложили редакциям издавать сквозные «тематические полосы», которые на самом деле готовились, как вы понимаете, в одном месте. Формальным учредителем «полос», ставших неотъемлемой частью каждой районки, выступила ассоциация районных и городских газет «Пресса» (существует с 1999 года). Издание «полос» (с июня 2000 года) финансировали из областного бюджета – сначала напрямую, а потом косвенно – через те самые денежные субсидии, которые районки получали до последнего времени.

«Губернию», видимо, редакторы тихо возненавидели уже тогда. Ведь с тех пор районки тянули лямку по изданию и распространению вкладки, отдавая половину, две трети, а то и практически всю субсидию, поступавшую из области. Забавно, что лямку тянули без каких-либо договоров. На основе устных, джентльменских, так сказать, соглашений. Но по этому поводу молчали, стиснув зубы.

Как мне видится, молчали по одной простой, но веской причине – субсидии приходили к ним в денежной форме. Притом далеко не в равном размере. Кто-то мог получить несколько миллионов, а кто-то – всего-то пару сотен тысяч. Каков был критерий распределения, не знаю. Но справедливым и прозрачным он не был точно, иначе не пришлось бы то и дело выслушивать от «ходоков» полные непонимания стоны: дескать, почему этим дали столько, а мне всего-то столько…

В самом деле, берет и считаем. Газет 36. С газетами-мупами и того больше. А миллионов всего 35. Притом на эти деньги не без успеха слетались со стороны и по полмиллиона в год откусывали. Газета про милосердие и здоровье, например, регулярно забирала 100 тыс. И даже кое-что бесплатному глянцу перепадало. Как ни конец года, так держим оборону: идут спортсмены, нацмены, пенсионеры, пионеры…  Всем, разумеется, дай, и не дай Бог не дашь: тут же включается технология открытых писем в сочетании с попытками зайти в более высокие кабинеты и уже принести тебе готовое (под себя) решение…

В привязке к субсидии интересна еще одна тема. Это контроль за расходованием этих денег. Формальную отчетность получатели субсидий приносили, но вот вам говорящий за себя фактик. Одна из наиболее воинствующих ныне редакторш (называть никого пока не стану) в запале сама же и «спалилась»: я-де «Губернию» вашу через почту раньше и не распространяла! Секундочку. Ты получала субсидию, в которую, пусть и по устной договоренности с прежними кураторами-начальниками, было «вшито» твое обязательство печатать и распространять «Губернию». Притом, заметь, не как отдельный газетный продукт, а как неотъемлемую часть. Если твоя основная газета распространяется, главным образом, через почту, то твои же собственные слова встречают резонный вопрос. «На засыпку». А ты вообще распространяла «Губернию»? Ты ее вообще печатала?

***
У многих чиновников есть такое правило: мол, да, выстроенная когда-то система может быть и несовершенна, но если она худо-бедно работает – лучше ее не трогать. Пусть себе тарахтит. Но с моей точки зрения, система подавала плохие сигналы, в том числе через обратную связь. Так что я правило нарушил. Чтобы уйти от архаики, были предложены следующие меры.

Первое. Районки как конечные получатели субсидии теперь должны получать ее в товарной, а не в денежной форме. В виде бумаги, которая в газетном производстве, как вы понимаете, не последняя статья затрат. Если кто-то после этого скажет, что руководство области хотело оставить районки без господдержки, пусть первым бросит в меня камень. К этим анонимным, к слову, по большей части господам могут присоединиться те, кто считает, что это решение неэффективно: вагон бумаги, который придет с комбината в область, будет дешевле аналогичного объема маленьких тележек, которые раньше привозили газеты самостоятельно.

Второе. Размер субсидии в товарном виде нужно привязать к четкому критерию, и таковым является тираж каждого конкретного издания. Его видно всем, и с этим показателем не забалуешь. Типография, почта, «Роспечать» дадут всю необходимую информацию. Есть, правда, еще довольно распространенная практика списания тиражей, но и там существует допустимый процент, выход за который должен быть поводом для проверки. Да, и если по итогам очередной подписной кампании с газетой случится такая «неприятность», как рост тиража, очевидно, объем помощи автоматически должен быть увеличен.

Третье. Очевидно, что районки должны быть избавлены от повинности оплачивать издание «Губернии» из своего кармана, отдавая на это, повторюсь, половину, а то и всю полученную из области субсидию. Во-первых, печатать «Губернию» НЕцентрализованно – это неэффективно. Раньше «Губерния» обходилась в 15 млн. рублей ежегодно, притом была черно-белой и четырехполосной. С этого года она цветная и восьмиполосная. И тоже стоит 15 млн. рублей: печатать большие тиражи в одном месте дешевле, даже с учетом последующей доставки до местных типографий и фальцовки внутрь местных изданий. Во-вторых, не вызывает сомнений, что бумагу, которую газеты должны получать в соответствии со своими тиражами в виде товарной субсидии из области, они должны расходовать только на себя.

В этом основные экономические тезисы моих реформ. Решение увеличить число полос «Губернии» и перевести ее в цвет, кстати, было принято в результате банального математического расчета. Просто прикинули, во сколько может обойтись предоставление товарной субсидии и зарезервировали эту сумму – около 20 млн. рублей. Теперь давайте уже подведем некоторые итоги.

БылоПредлагается
35 млн. руб., в т.ч:
15 млн. руб. – на «Губернию»,
20 млн. руб. – районкам в виде денег по непрозрачной схеме распределения
35 млн. рублей, в т.ч:
15 млн – на «Губернию»,
20 млн. руб. – районкам
в виде бумаги по объему тиража
«Губерния» состоит из четырех черно-белых полос «Губерния» состоит из восьми цветных полос
Районки печатают и распространяют «Губернию» сами«Губерния» печатается сама, распространяют районки

Дьявол, как справедливо заметила г-жа Айзенберг, кроется в деталях. На мой взгляд, самое существенное при изучении даже не то, что без увеличения общего бюджета а) возросла эффективность субсидии и б) появился четкий критерий для ее распределения между конечными получателями – то есть, районками. Самое существенное в том, что отныне помощь доходит и – вот главное! - остается в редакциях, никогда не относившихся к пресловутой «белой кости». У них раньше после расходов на печать и распространение «Губернии» мало что оставалось, если оставалось вообще. Теперь же область (в соответствии со своими финансовыми возможностями, разумеется) по крайней мере решила взять на себя расходы по бумаге на собственный продукт районных изданий. Пожалуй, впервые при этом отделив мух от котлет - то есть «Губернию» от основных газет.

Часть редакторов это прекрасно осознает. Так что для меня совершенно не случайно, что из 36 руководителей СМИ письмо в прокуратуру подписали только 24. И дело отнюдь не в страхе оставшихся 12 за своих кресла. Как вы понимаете, редакторов я изучил давно. Я прекрасно знаю, кто улыбается в лицо, но люто ненавидит меня не только за мои реформы, но и за то, что я вообще представляю (и настойчиво представляю) нынешнюю областную власть. Нет никакой трудности в том, чтобы снять этих фрондеров с их насиженных мест. Совершенно не проблема. Однако при мне пока что не был снят ни один. После упразднения Главного управления по делам печати районками у меня вообще занимаются только две сотрудницы. Одна заболела, а другой я четко указал – все только в режиме односторонней связи.

***
Вот теперь подобрались, наверное, к главному. Убежден, что хай подняли те самые руководители СМИ, которые привыкли получать больше других (способы лоббирования своих местечковых интересов существуют разные, складывались и оттачивались в этой системе годами, но все они не имеют никакого отношения к цивилизованному распределению госпомощи) и не отчитываться должным образом за полученные деньги. Им невыгодно, что приток областных денег в их редакции по факту станет меньше, потому что помощь будет перераспределена в пользу тех, кого все эти годы недокармливали. Им невыгодно, что живых денег они просто не увидят, потому что приобретенная для них бумага будет поставлена напрямую в их типографию. Им невыгодно, что даже при этой скудной, на их взгляд, помощи от области им придется регулярно отвечать перед ней, областью, на неудобные вопросы.

Почему, например, в редакции с трехразовым выпуском и полумиллионным годовым убытком работает 18 человек, и только половина из них – журналисты? Почему в редакции до сих пор не проведена оптимизация режима налогообложения, которая даст около 150 тыс. рублей в год? Почему я, будучи куратором отрасли, получаю жалобы из коммерческих структур, которые осуществляют активную экспансию в территории и хотели бы разместить рекламу в районной прессе, но удивлением обнаруживают, что в редакции второй день подряд с ними играют в «футбол»? Или, например, почему редакция, регулярно размещая на своих страницах рекламу пластиковых окон, не в состоянии договориться с одной из фирм на бартерную сделку, чтобы себе самой эти пластиковые окна вставить и не клянчить на это деньги у учредителей?

Я уж не говорю про вещи иного порядка. Например, как получается так, что типография, в которой с незапамятных времен печаталась газета и с которой существовала в одном комплексе, вдруг становится частной и уходит со всем оборудованием к новому владельцу? После чего главный редактор заключает с типографией соответствующие договоры, и из не шибко богатой редакции начинает струиться ручеек живых денег… Больше всего меня, конечно, смущает, что сторонами этих договоренностей выступают кровные родственники, каковых, кстати, в штатной структуре редакции оказалось предостаточно…

В своем демарше редакторы поставили во главу угла вопрос распространения «Губернии». «Губерния» ответила: за первое полугодие вам все компенсируют. За второе – тоже. Но будьте готовы подтвердить свои расходы, предъявленные к компенсации. Если с ценообразованием расходов по линии почты все понятно, то в части вашей альтернативной доставки предъявленные суммы, мягко говоря, вызывают сомнения... Но, видимо, сочли за благо ничего никому не доказывать, а одним махом решить все проблемы в отношениях с областью. И новый порядок отменить (очевидно, в надежде вернуть прежнюю вольницу), и от ненавистной «Губернии» избавиться.

***
Вот давайте снова о «Губернии». Бунтовщики подчеркивают, что газета является частной. Формально да, но прошу обратить внимание: частной «Губерния» стала до Полозова и до Филичкина, и редакторы «белой кости» это прекрасно знали. Но по уже названным причинам помалкивали. Между тем по факту имеем следующее. Не первый год зарегистрирована газета «Губерния», которую учредило некое ООО «Губерния» - с двумя физическими лицами в бенефициарах. Это при том, что существовало областное государственное учреждение «Издательский дом «Губерния». Через этот издательский дом, собственно, область и входила в районные АНОшки, где печатались «сквозные страницы» все с тем же названием «Губерния». С какой целью и в чих интересах было осуществлено все это клонирование, - вопрос, повторюсь, не ко мне. Однако любой юрист вам скажет – это мина замедленного действия.

В разминировании пошли по наименее проблемному пути. Хорошо. Удельный вес «Губернии» на медиа-рынке области возрастает (была, по крайней мере, поставлена такая задача). По понятным причинам материалы в «Губернии» становятся все острее, и, стало быть, надо решать вопрос о юридической безопасности районок, на чьих «сквозных страницах» выходят эти материалы. Наконец, нужно уходить от «джентльменских соглашений» в отношениях с районками, менять порядок их субсидирования, переводить вкладку на централизованную печать. Словом, нужна полноценная газета «Губерния». Государственной газета быть уже не может (послание президента 2011-го года все помнят), к тому же, уже существует печатное издание с названием «Губерния». Нашли владельцев газеты, перерегистрировали ее на другое юрлицо. Действительно, теперь рекламное агентство «Соседи», которое, впрочем, сразу же безвозмездно передало все права на издание «Губернии» ее же редакции. Последнюю, кстати, впервые за все время существования оформили в качестве самостоятельного юридического лица. Теперь это АНО «Объединенная редакция «Губерния». Учредитель у нее один – это та сама ассоциация городских и районных газет «Пресса», которая когда-то, собственно, и начала издавать «Губернию».

Аргумент о том, что председателя ассоциации на подписание учредительных бумаг никто не уполномочивал, я не принимаю. Если все же его принять, то будет необходимо признать, что у председателя, без достаточных на то оснований поставившего всюду свои подписи, просто нет мозгов. Но я надеюсь, что эта важная часть тела присутствует, по крайней мере, у тех чиновников, в чьих присутственных местах была оформлена якобы заведомо ничтожная регистрация. Поэтому идем дальше.

Оппонентов смущает, что за «Соседями» маячит «Гранада-пресс». Но давайте честно. За все время истеричной демонизации «Гранады» на маргинальных сайтах (не только в привязке к этой истории) что именно набралось ей предъявить, кроме идиотского пустословия вокруг «убийства свободы слова в угоду банды Юревича»? Набралось бы – давно бы предъявили, учитывая вклад «Гранады» во все информационные войны последних лет. Могу сказать следующее: ни один газетный проект, за который бралась «Гранада», не потерпел фиаско, даже такие на первый взгляд неподъемные, как «Южноуральская панорама». Можем, конечно, спорить об этом сколько угодно, но это не будет иметь отношения к сути дела. Куда важнее то, что «Гранада» научилась работать на рынке газетной рекламы, став одним из его крупнейших игроков в регионе. А это как раз то, что нужно «Губернии» сейчас. Кстати, г-жа Айзенберг под дудку своих восставших подружек напела такой конспирологии, что просто смешно. А ларчик открывается куда проще: с «Губернией» у «Гранады» комиссионный договор. Так работают многие редакции, считающие свои деньги. Газета «Челябинский рабочий» тоже, смею предположить, о чем я и сказал в своем интервью. Но Ольга Анатольевна, опубликовавшая много чего из услышанного якобы «под запись», именно этот фрагмент почему-то решила изъять…

Ни Айзенберг, ни редакторы ни словом не обмолвились о некоторых прочих деталях, раз уж так хочется искать «дьявола». Ну, например, что на первой же встрече с редакторами в новом качестве я высказался за повышение общественного, даже можно сказать политического веса редакторов в локальных сообществах. Призвал включаться в работу общественных палат, экспертных советов, может, даже идти в депутаты местных собраний. Становиться более активными модераторами локальных процессов, через это повышать роль и значимость возглавляемых ими изданий, а заодно прощупывать, затем уверенно находить и в конечном итоге капитализировать (во всех смыслах) подлинный читательский интерес.

Ни слова никто не сказал о том, что возглавляемый центр задался целью покончить с полнейшим хаосом в трактовке местными чиновниками положений антимонопольного законодательства. До сей поры не паханая тема нас интересует только с одной стороны. По 131-му закону органы МСУ обязаны публиковать свои нормативные акты. Те без этого просто не вступят в силу. А вот тут-то в городах и весях кто в лес кто по дрова.

Ладно, если местная газета получает деньги за публикацию местной нормативки в качестве оплаты услуг единственного поставщика – то есть 99 тыс. рублей в квартал, хотя все должны понимать, что реально эта услуга стоит в разы дороже. В большинстве же случаев в ход идет пресловутый 94-й закон. Или самодеятельность вроде каких-нибудь дополнительно учрежденных «Депутатских вестников», которые не пойми кто делает. То есть деньги уже имеют все шансы пойти мимо наших редакций. И идут. И деньги, повторюсь, немалые: в среднем миллион в год. Хотя тот же 131-й закон позволяет муниципалитетам для публикации своей нормативки становиться учредителями печатных СМИ. Больше того, муниципалы это право благополучно реализовали: я напомню, что три десятка с лишним городских и районных газет учреждены как раз при участии муниципалитетов. Но об этом все как-то подзабыли. Недотыкомки в администрациях боязливо кивают на антимоноальное законодательство, а редакторы с этим смирились. Мы заручились разъяснениями из самых разных инстанций, включая профильный комитет Госдумы. И рекомендовали главам с этим больше не чудить: если, скажем, газета «Вперёд» указана в качестве официального публикатора в уставе Троицкого муниципального района, и та же роль публикатора отражена в уставе самой газеты «Вперёд», то заключение муниципальных контрактов на публикацию официальных актов с третьей стороной мы будем считать незаконным.

***
Приближаясь к завершению, хотел бы призвать бунтарей остановиться, потому как, судя по немногочисленным, но увидевшим свет публикациям требования восставших из экономических стремительно превращаются в политические. Развивать мысль не стану, но считаю нужным сказать несколько слов о всегда смущавшей меня двусмысленности подобных заявлений. К слову, я даже рад, что из внутрисистемной плоскости дискуссия перешла в общественную, с привлечением широкого круга участников. Тем лучше.

Странно, дорогие мои. Для вас, должно быть, не секрет, что вы работаете в организациях, которые на две трети учреждены властью (в данном случае по понятным причинам я не отделяю муниципальный уровень от областного), но этим фактом так громко возмущаетесь. Выхода-то всего два. Или власть должна уйти из ваших газет, но, согласитесь, не при мне она туда пришла и не при мне, соответственно, оттуда уйдет. Или – этот второй вариант подойдет тем, кто особенно истосковался по независимости и свободе – давайте, до свидания! Освобождайте кабинеты и идите делать свободные, независимые и экономически устойчивые издания. Посмотрим, что у вас получится… На ваше же место придут другие, которые не будут стесняться того простого факта, что они «замужем» за властью. На этом мы закончим мировоззренческий конфликт…

И наконец, очевидно, требуется вспомнить перманентную дискуссию о том, стоит ли государству вообще подчас искусственно поддерживать жизнь локальной прессы, особенно в век стремительно развивающихся цифровых технологий и все более легкого доступа к самой разнообразной информации. Дискуссия это не только наша, с разной степенью остроты она ведется во всем мире. Специально изучал опыт субсидирования отрасли в ряде европейских стран. Во-первых, далеко не везде пресса вообще дотируется. Во-вторых, где дотируется - не всегда прямыми денежными субсидиями, часто поддержка осуществляется косвенно: например, через льготные налоговые ставки или целевое дотирование услуг печати, дистрибуции и почтовой доставки. То есть субсидии идут типографиям или в почтовую службу, а в редакциях этих денег просто не видят. В-третьих, кое-где установлен потолок госпомощи: например, она не должна превышать 3% общих доходов издания (у одной из бунтарок – получается больше 10%). Но самое главное – и это в-четвертых, – цель, с которой государство оказывает помощь местным изданиям. Идея у них - не просто поддержать кого-то наплаву, а обеспечить через это плюрализм в общественном мнении.

Если эту идею переносить на нашу почву, то поддержка должна оказываться буквально всем подряд – просто по факту существования местной газеты, именно потому что каждая из них вносит свою лепту в обеспечение этого плюрализма. То есть если в Чебаркуле и Чебаркульском районе, помимо СИСТЕМНОГО «Южноуральца» издается еще и частный «Калейдоскоп», деньги должны получить и они. А если, допустим, «Метро74», «Итоги74» или та же «Челябка» зарегистрируют местную редакцию, то деньги почти автоматом пойдут им тоже. А чем они хуже брендов с 99-летней историей? Тем, что нет ни одного советского ордена в шапке?

У меня в связи с этим вопрос к восставшим: готовы ли они к тому, чтобы тот небольшой (напомню, второй год подряд всего 35 млн. рублей) бюджетный пирог не оставлять целиком в СИСТЕМЕ, а делить еще и с их конкурентами? Последние, в отличие от многих СИСТЕМНЫХ, привыкли рассчитывать исключительно на собственные силы. Но с большой охотой заявят о своих претензиях даже на малые крохи, притом легко эти претензии обоснуют. А еще неплохо было бы узнать мнение уважаемых глав, чей авторитет мелькнул за спинами бунтарей: они-то понимают, чем им грозит пересмотр сложившейся в области традиции, строго ориентированной на поддержку СИСТЕМНЫХ газет?

***
Сухой остаток крайне скверен. На моем корабле бунт, который, не стану скрывать, делает весьма туманными мои дальнейшие перспективы в нынешней капитанской роли. Равно как и перспективы начатых мной реформ. К положению о субсидии, я уверен, претензий у проверяющих структур не найдется: его под лупой смотрели и до, и после принятия, в том числе в прокуратуре. Таков порядок. Но ясно, что получение субсидии из области затормозилось на неопределенный срок. Как раз на это время я ухожу в отпуск, но готов, если надо, ответить на все вопросы прокуратуры, ФАС, кого угодно.

Как мне передали, ключевые зачинщики бунта готовы идти до конца, до отказа всяческих обязательств перед областью и выхода из под ее опеки. Экономическое состояние их газет вполне позволит им вообще прожить без всякой дотации, хоть денежной, хоть товарной, о чем они сейчас бравурно, но по-прежнему анонимно заявляют на сетевых форумах. Глупее всего сейчас выглядят редакторы из числа колеблющихся. Это не их война, но стадный инстинкт взял свое. Этих не жалко. Жаль редакции, которые из-за эгоистичной позиции считанных своих коллег и вставшего на их сторону «болота» теперь «встряли» с получением государственной помощи. Они за это не боролись, но на это напоролись.

Терпения вам, коллеги!

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter