Бизнес рискует договориться до убытков

Бизнес рискует договориться до убытков
Мнение

4 апреля 2016, 22:48
Андрей Коршунов
Как, ведя переговоры, не договориться до убытков

Ведущий специалист в мире по переговорам Гэвин Кеннеди утверждает, что договориться можно обо всем, а профессиональные переговорщики говорят на языке сделки. А вступившая в силу с 1 июня 2015 г.  статья 434.1 Гражданского кодекса РФ, касающаяся переговоров о заключении договора, утверждает, что теперь в российской действительности, ведя переговоры о заключении сделки, можно договориться не только обо всем, но и до убытков.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении, принятом 24 марта 2016 года* разъяснил в деталях, как такое может случиться.

Сторона, вступившая в переговоры по поводу заключения договора может, в итоге, стать обязанной возместить убытки контрагенту, причем, не зависимо от того, договорились о заключении договора или нет, если будет установлено что она:

  • недобросовестно вела и прерывала переговоры;
  • получила конфиденциальную информацию и раскрыла ее или использовала для своих целей.

Недобросовестными действиями  при ведении переговоров разъясняет ВС РФ, следует считать, например, попытку получить коммерческую информацию у контрагента либо воспрепятствовать заключению договора между ним и третьим лицом.  При этом, недобросовестность действий должна доказывать та сторона переговоров, которая считает себя пострадавшей.

Это кроме случаев, когда недобросовестность действий предполагается, а именно, в случаях когда сторона переговоров:

   - предоставила неполную или недостоверную информации, в том числе умолчала об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны;

-  внезапно и неоправданно прекратила переговоры о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

В этих случаях добросовестность своих действий должна доказывать та сторона, которой эти действия вменяются.

Верховный Суд, дополнительно к этому разъясняет (п.21 Постановления), что если стороной представлена неполная или недостоверная информация или она умолчала об обстоятельствах, которые должны были быть доведены до сведения контрагента в силу характера договора, то в итоге контрагент может потребовать признания сделки недействительной, а так же возмещения убытков,  если договор был заключен.  Предоставление неполной и недостоверной информации может являться основанием для возмещения убытков, даже если стороны и не заключили впоследствии договор.

Прекращение переговоров без указания мотивов не свидетельствует о недобросовестности.

Под убытками, подлежащими возмещению недобросовестной стороной, понимаются расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.

Как будет применяться ответственность за недобросовестное ведение  переговоров на практике предсказать непросто. Тем более, что такие категории, как «полнота информации», «обстоятельства, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения», «неоправданность прекращения переговоров» пока нигде не определены.

В такой ситуации неопределенности, остается только рекомендовать проявлять осторожность  при ведении переговоров о заключении договоров, учитывая риск последующего признания действия недобросовестными, со всеми вытекающими последствиями. Тем более, как разъяснил Верховный Суд  (п.19 Постановления) недобросовестным может быть признано поведение не только руководителя организации, но и любого работника участвующего в переговорах.

Хотя, вопрос: какое общение контрагентов можно считать переговорами? остается открытым.

__________

 *Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter