Депозиты. Стричь или не стричь?

Депозиты. Стричь или не стричь?
Мнение

15 февраля 2016, 16:44
Сергей Колобов
Много шума, в последние дни, наделало предложение Министерства финансов РФ по использованию средств крупных частных вкладчиков для спасения проблемных банков.  Минфин рассматривает возможность применения к депозитам частных лиц механизма bail-in. Механизм этот предусматривает принудительную конвертацию требований кредиторов третьей очереди в субординированные займы или уставный капитал проблемных банков, в которых эти депозиты размещены.

     Эта инициатива сразу же получила название «стрижка депозитов», по аналогии с механизмом, применённым властями Кипра. В действительности же это, мягко говоря, не совсем так, и между «кипрским сценарием» и механизмом, предлагаемым Минфином есть одна, но очень существенная разница. На Кипре частичной экспроприации подверглись все вклады в проблемных банках, превышающие застрахованную сумму в 100 000 евро. В нашем же случае предполагается применять механизм принудительной конвертации только к крупным вкладам, размер которых превышает 100 млн. рублей. 

   Единства в вопросе о целесообразности такого шага сегодня нет даже среди контролирующих органов. Как это не удивительно, но с возражениями против использования средств граждан для оздоровления проблемных банков выступило АСВ. Хотя ранее, ещё в 2015 агентство само предлагало внести аналогичные изменения в закон о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций «с целью совершенствования системы санации банков». Кстати, тогда введение процедуры bail-in, счёл преждевременным Банк России, который сегодня горячо поддерживает инициативу Минфина.

      Просочившись в прессу, информация о подобных планах сразу же вызвала волну самых противоречивых мнений и возмущённых комментариев как маститых экспертов, так и рядовых граждан. Оно и понятно. Кому же понравится, когда без его согласия кто-то распоряжается его деньгами? 

Но давайте попробуем разобраться что же на самом деле предлагает Минфин? Что это означает для вкладчиков? И есть ли какая-то альтернатива этой неприятной процедуре? 

    Подобный механизм не является новым, хотя ранее в России он никогда не применялся. В случае возникновения у банка серьёзных финансовых проблем, у него отзывалась лицензия, либо принималось решение о его оздоровлении (санации) с участием Агентства по страхованию вкладов (АСВ) или другой кредитной организации, отобранной по результатам конкурса. Из этих двух процедур, процедура оздоровления однозначно является более предпочтительной для клиентов. В этом случае собственники и руководители банка отстраняются от управления, но сам банк продолжает сработать, и клиенты сохраняют все свои средства, размещённые в банке. Однако средства, которые АСВ может направить на оздоровления кредитных организаций, ограничены. Именно поэтому процедура санации применяется далеко не ко всем банкам, и некоторые банки, которые, теоретически, имели шанс на спасение, лишились лицензий и в итоге обанкротились. 

Надо чётко понимать, что, если у банка возникли финансовые проблемы, приведшие к неисполнению обязательств перед кредиторами или критическому падению капитала, то альтернатива оздоровлению только одна - это отзыв лицензии с последующим банкротством банка. А это уже неизбежно приводит к значительным потерям для его клиентов.

       В случае банкротства со средствами клиентов происходит следующее: 

Вклады граждан и средства индивидуальных предпринимателей, в сумме, не превышающей застрахованную (а сегодня это 1,4 млн. руб.), выплачиваются владельцам за счёт средств АСВ. Все остальные средства физических лиц, размещённые в банке и превышающие застрахованную сумму, а также средства предприятий могут быть возвращены владельцам только в ходе конкурсного производства и реализации активов и имущества банка. Но дело в том, процедура банкротства вводится только тогда, когда сумма активов банка существенно меньше суммы его обязательств.

Сегодня, в 99 случаев из 100, это приводит к потере всех или почти всех средств держателями крупных депозитов, которые относятся к требованиям третьей очереди. То есть шансов полностью вернуть свои деньги у таких вкладчиков нет. Как правило, в ходе конкурсного производства, кредиторам третьей очереди удаётся вернуть не более пяти процентов своих средств. И это в лучшем случае, поскольку зачастую они не получают вообще НИЧЕГО. При этом очень часто запускается целая цепочка банкротств. То есть возникают ситуации, когда небольшие предприятия, имеющие счета в банке, теряют все свои средства на расчётных счетах, и в результате этого прекращают своё существование. Таким образом банкротство банка – это всегда самый худший, из всех возможных вариантов не только для акционеров, но и для его клиентов. 

    Вот в качестве альтернативы банкротству банка и предлагается механизм bail-in. 

В этом случае крупные депозиты могут быть конвертированы в субординированные займы (которые учитываются при расчёте собственных средств банка, и позволяют повысить уровень достаточности капитала) либо в акции и доли в уставном капитале банка. В этом случае лицензия у банка не будет отозвана, и он продолжит свою работу, выполняя все обязательства перед клиентами, до полного финансового оздоровления. При этом прежние собственники и руководители банка будут отстранены от управления, а руководить банком будет администрация, назначенная АСВ или организацией - санатором. 

     Если депозиты будут конвертированы в субординированные займы, то до момента их возврата вкладчику, на сумму займа ему будут выплачиваться проценты.

Для справки:(Субординированный займ – это займ, который привлекается кредитной организацией на срок не менее 5 лет, который не может быть истребован кредитором до окончания срока действия договора, если заёмщик не нарушает его условия. Выплата основной суммы долга происходит одним платежом по окончании срока действия договора. Проценты по такому виду кредита не могут существенно отличаться от рыночных условий предоставления аналогичных кредитов и не могут меняться в течение срока договора. Без согласования с Банком России невозможны досрочное погашение кредита или его части, досрочная уплата процентов за пользование кредитом, досрочное расторжение договора кредита и (или) внесение в него изменений. Сумма субординированного кредита включается в расчёт дополнительного капитала банка)

    Если средства будут конвертированы в акции или доли, то вкладчик (хоть и не по своей воле) станет совладельцем банка и приобретёт все права его акционера (участника). Кроме того, как в период оздоровления, так и после его завершения он сможет продать акции банка и вернуть свои средства или, по крайней мере, большую их часть. 

   Таким образом, применение механизма bail-in дает вкладчикам серьезные шансы, со временем, вернуть свои средства там, где сегодня у них таких шансов нет. По сути у вкладчика есть альтернатива либо вернуть свои деньги через какое-то время, либо потерять их сейчас.

    Очень важно понимать, что этот механизм касается не всех вкладов, во всех банках, а только тех кредитных организаций, которые уже фактически прекратили работу, и которым грозит отзыв лицензии. 

В этой ситуации держатели крупных депозитов вряд ли смогут как-то иначе защитить свои средства. Если у банка нет проблем, то вкладчикам ничего не угрожает. Если же у банка возникли финансовые проблемы, то забрать оттуда 100 млн.- да и гораздо меньшую сумму - скорее всего уже не получится. Называя вещи своими именами, скажем: Фактически, этих денег в банке уже просто нет. 

Дробление депозитов на суммы, не превышающие 100 млн. рублей, скорее увеличит риск потери средств, чем уменьшит его. Ведь если на момент принятия судьбоносного для банка решения на его счетах не окажется таких крупных депозитов, то механизм bail-in к такому банку применен не будет. А значит и шансы на введение процедуры его оздоровления станут минимальными. 

  Подводя итог, можно сказать что, предлагаемый механизм, несмотря на его принудительный характер, в целом, повышает защищенность клиентов проблемных банков. Однако предметом более детального обсуждения должны стать пороговая сумма депозита, который может быть принудительно конвертирован в капитал, и механизмы справедливой компенсации держателям таких депозитов. Ведь этой ситуации они оказываются в неравном положении по сравнению с остальными клиентами банка. 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter