Арбитражная практика по инвентаризациям

Арбитражная практика по инвентаризациям
Мнение

16 февраля 2016, 11:03
Татьяна Ольховатская
Инвентаризация имущества, имущественных прав и обязательств позволяет выявить их фактическое наличие, проверить достоверность сумм, указанных в расчетах, решить задачи внутреннего контроля, а также является инструментом процесса доказывания в суде. Однако, что бывает если инвентаризация проведена с нарушениями, или излишки и недостачи неверно отражены в учете, или инвентаризация в установленный срок вообще не проводилась?

Начнем с того, что непроведение инвентаризации не является причиной для неотражения в учете на отчетную дату существующих расхождений, например, невключения кредиторской задолженности с истекшим сроком исковой давности в состав внереализационных доходов. В пример приведем Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.01.2015 N Ф04-12626/2014 по делу N А75-2639/2013, в котором сказано, что согласно положениям ст. ст. 8, 12 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ организации перед составлением годовой бухгалтерской отчетности для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности обязаны проводить инвентаризацию имущества и обязательств, в ходе которой проверяются и документально подтверждаются их наличие, состояние и оценка. Однако неисполнение обязанности по проведению инвентаризации обязательств в установленный законом срок и изданию соответствующего приказа не может рассматриваться в качестве основания для невключения кредиторской задолженности с истекшим сроком исковой давности в состав внереализационных доходов того налогового периода, в котором истек срок исковой давности (п. 18 ст. 250 НК РФ).

В продолжение темы инвентаризации дебиторской и кредиторской задолженности отметим, что таковая является один из самых распространенных видов инвентаризации, по которому проверяющие инспектора налоговых органов достаточно часто запрашивают документы. И в ходе таких проверок порой удается выявить весьма занятные махинации, содержащие явные признаки необоснованной налоговой выгоды. Так, по результатам одной проверки инспекторы установили, что компания в состав безнадежной задолженности списала сумму беспроцентного займа в несколько десятков миллионов рублей. В доказательство правомерности списания компанией был представлен платежный документ, исполнительный лист суда и акт судебного пристава, согласно которому найти должника невозможно. Но самое интересное случилось после. Инспекторы при проверке представительских расходов этой компании совершенно случайно обратили внимание на одну смету официального приема. В этой смете была указана фамилия руководителя другой компании, не связанной с займом, и ее ИНН. По странному совпадению фамилия и инициалы «пропавшего» руководителя-заемщика были абсолютно идентичны фамилии и инициалам руководителя из сметы представительских расходов. Сверив данные о руководителях по ЕГРЮЛ, инспекторы вдруг обнаружили, что это один и тот же человек. Последней «каплей» стало то, что смета представительских расходов и акт судебного пристава были датированы одним числом. Видимо, оба руководителя не удержались от того, чтобы после получения документа не отметить за счет заимодавца «удачную пропажу» заемщика. Кроме того, согласно отчету о переговорах, в этот день руководители заключили еще один договор займа на точно такую же сумму. На допросе руководителю проверяемой компании ничего не оставалось, как подтвердить факт нарушений.

 

Напомним, что организация обязана провести инвентаризацию в каждом из случаев, указанных в  п. 3 ст. 11 Закона N 402-ФЗ и п. 27 Положения по бухучету N 34н. Также при проведении инвентаризации, документальном оформлении и отражении ее результатов в бухгалтерском учете необходимо руководствоваться Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными Приказом Минфина РФ от 13.06.95 N 49, Постановлением Госкомстата РФ от 18.08.98 N 88 (в редакции от 03.05.2000), утвердившим формы документов, оформляющих результаты инвентаризации.

 

Несоблюдение регламентов инвентаризации влечет риск проигранных судебных разбирательств в случае выявления недостачи. Много подобных споров возникает при попытке взыскать недостачу с материально ответственного работника.

Пример:

Не проведена инвентаризация на дату приема материально-ответственного лица на работу.

Решение Дзержинского районного суда г. Оренбурга от 29.01.2014; Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 21.04.2014 по делу N 33-1925/2014.

Работодатель обратился в суд с иском к МОЛ о взыскании недостачи, указав, что ответчица была принята на работу на должность продавца-кассира, с ней был заключен договор о материальной ответственности. В ходе исполнения ответчиком трудовых обязанностей образовалась недостача, которую МОЛ признала, но не выплатила, а уволилась.

Суд при рассмотрении спора дал надлежащую оценку представленным истцом документам, в том числе тетрадям учета поступления и продажи товара и поступившей от продажи товара выручки; актам ревизии по магазину, согласно которым выявлена недостача, и пришел к выводу, что представленные документы не могут быть признаны допустимыми доказательствами, поскольку не подтверждают передачу ответчице вверенных ей материальных ценностей в период ее трудовой деятельности и образование недостачи по вине последней.

Истец не представил суду и доказательств проведения инвентаризации товара на дату приема ответчика на работу, передачи (вручения) этого товара ответчику, передачи товара от одного продавца другому при смене на рабочем месте. Договоры о коллективной материальной ответственности с участием МОЛ также не заключались. Принимая во внимание также, что работодателем не была проведена надлежащая проверка с целью установления размера недостачи, причин ее возникновения, при том что судом установлены обстоятельства, исключающие материальную ответственность работника, в том числе ненадлежащее ведение работодателем финансово-хозяйственной документации, суд пришел к правильным выводам об отказе в удовлетворении заявленного иска.

 

Если организация хранит товарно-материальные ценности в арендуемом помещении, и обязанность по охране помещений возложена на арендодателя, то при проведении инвентаризации с целью установить ущерб от кражи обязан присутствовать уполномоченный представитель арендодателя. Об этом говорится в Постановлении Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14 января 2003 г. N А39-1220/02-66/11

Но, как показывает практика, грамотно провести инвентаризацию – это лишь половина дела. Не менее важно правильно и обоснованно отразить выявленные недостачи и излишки в учете. Например, чтобы отразить в расходах недостачу по хищению, необходимо подтвердить факт отсутствия виновных лиц.

 

Пример: 

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.11.2004 N А13-3794/04-14.

Налоговый орган, проверив налогоплательщика, принял решение о доначислении налога на прибыль, поскольку налогоплательщиком в целях налогообложения был учтен убыток от недостачи имущества без документального подтверждения факта отсутствия виновных лиц. Налогоплательщик обратился с иском в арбитражный суд. Судьи встали на сторону налогового органа, указав, что, поскольку налогоплательщиком не был представлен документ, свидетельствующий о том, что лица, виновные в недостаче имущества, отсутствуют, у него не было оснований включать во внереализационные расходы убытки от недостачи. Следовательно, доначисление налоговым органом налогоплательщику налога на прибыль правомерно.

 

Также возникают споры о восстановлении налога на добавленную стоимость по похищенным ценностям. При незначительной сумме налога многие его восстанавливают, чтобы не судиться с налоговиками. В частности, выбытие основного средства в связи с его недостачей, выявленной инвентаризационной комиссией, не является операцией, признаваемой объектом обложения НДС. В связи с этим, по мнению Минфина РФ, организация теряет право на вычет суммы НДС, в части относящейся к его остаточной стоимости (Письмо Минфина РФ от 20.09.2004 N 03-04-11/155). Однако судебная практика свидетельствует об обратном. В Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 12.05.2005 N Ф04-2852/2005(11079-А45-18) сказано, что суммы НДС, принятые к вычету по имуществу, которое впоследствии оказалось недостающим из-за хищения или утраты, восстановлению не подлежат. Аналогичные выводы сделаны в Постановлении ФАС Московского округа от 15 июля 2014 г. N Ф05-7043/14, Постановлении Пленума ВАС РФ от 30 мая 2014 г. N 33 "О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость", Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 10 апреля 2014 г. N Ф08-1216/14. Но есть и противоположная арбитражная практика (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28 апреля 2006 г. N Ф08-1521/06-644А).

В случае, если по результатам инвентаризации, наоборот, выявлены излишки, то Минфин России приравнивает подобные ценности к безвозмездно полученным, а они, соответственно, принимаются к учету по рыночной стоимости согласно п. 8 ст. 250 НК РФ. В результате оценки выявленных излишков у организации возникает внереализационный доход, который подлежит включению в налоговую базу по налогу на прибыль для уплаты налога (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 30.11.2006 N Ф04-2872/2006, тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2008 N 13АП-5753/2006, ФАС Уральского округа от 13.08.2009 N Ф09-5794/09-С3).

При этом если имела место пересортица, то она не является недостачей товарно-материальных ценностей. Объемы зачтенной пересортицы не подлежат оприходованию в качестве окончательных излишков. В связи с этим нет оснований для отражения дохода на всю сумму излишков и для начисления налога на прибыль на эту сумму (постановление ФАС Московского округа от 22.032013 N Ф05-1953/13 по делу N А40-68073/2012).

 

Успехов Вам в проведении инвентаризаций, и пусть все сойдется!

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter