Мозг субстанция темная. Исследованию не подлежит

Мозг субстанция темная. Исследованию не подлежит
Мнение

28 января 2017, 10:09
Юлия Кульчицкая
Древние греки думали, что мозг нужен, чтобы производить сопли.  Обычный человек использует свой мозг на 9 %, и только Ленин на 13%. Мозг может изменяться, мы можем его тренировать.

Недавно мне в сети прилетела ссылка от коллег, с комментарием, «посмотри, тебе будет интересно». Ссылка оказалась на выжимки из статей нейролингвиста Татьяны Черниговской о том, как работает наш мозг. Неудивительно, что сейчас, когда мы перегружены информацией, задачами, когда не успеваем за скоростями рынка и жизни в целом, начинаем искать ресурсы и способы для увеличения производительности его работы. 

Мозг пытались изучать всегда, начиная с Древней Греции. Древние греки думали, что мозг нужен, чтобы производить сопли или охлаждать кровь. Сейчас многие области науки кинулись изучать мозговые извилины. Мы узнаём,  как можно прокачать свой мозг, радуемся, что нервные клетки всё-таки восстанавливаются. Когнитивная наука включает в себя шесть больших областей: философию, психологию, математику, биологию, информатику и лингвистику. Мозгом сейчас в разной степени занимаются все, кроме, наверное, физиков.

Нейронаука очень популярная область. В ней работает невероятное количество исследователей со всего мира. В том числе британские ученые. Неудивительно, что большое направление — это перепроверка уже полученных данных. Еще одно направление моделирование работы мозга с помощью больших вычислительных мощностей. Многих ученых вдохновляет идея нейропластичности. Это концепция про то, что мозг изменяется. Идея не новая, так же как и идея о восстановлении нервных клеток. Нервные клетки работают за счёт того, что взаимодействуют друг с другом, а связи между ними могут сильно меняться.

 «Нервные клетки не восстанавливаются»

Мозг может перестраиваться, поэтому его можно тренировать, чтобы приобретать новый опыт. Таким образом, учиться чему-то новому очень полезно, потому что появляются новые нервные клетки, а старые приобретают новые связи. Самое простое, читать много книжек и осознавать новый опыт. Но есть более специфические методы или специальные тесты, которые задействуют наши психические функции, которые мы тоже можем тренировать.

Это упражнения на логику и сообразительность.  Они развивают стратегическое мышление и рабочую память. Вы решаете задачки, тренируете эти функции и таким образом, как считается, улучшаете свои способности в целом. Любопытно, что часть из этих задач — те же самые игрушки, которые принято критиковать. Например, «Тетрис», «Судоку», «Косыночка». При этом надо отметить, что внимание и реакция во время игр улучшаются, но эмпатия снижается. Нельзя однозначно заявить, что снижение эмпатии происходит в результате игр. Но говорить о том, что объем взаимодействия офф-лайн, а значит и навыки оценки эмоций собеседника точно становятся ниже.

 «Не попробуешь-не узнаешь»

Популярная тема, связанная с открытием 1990-х годов, — зеркальные нейроны. Они отвечают за способность к обучению через имитацию, которая развита у нас лучше, чем у других существ, и еще одно направление, связанное с зеркальными нейронами, — это устройство нашего познания. Мы слишком переоцениваем роль мыслительных операций в познании мира. Иначе говоря, мы понимаем мир, не столько размышляя о нём, сколько переживая его внутри себя. То есть действовать, жить по принципу – не попробуешь, не поймешь, для обучения значительно эффективнее, чем изучать мир в теории. Результатом этого вывода стала концепция «обучения действием», которая сейчас так востребована на предприятиях. Она же в «лайт»-варианте призывает заменить семинары и лекции на тренинги и практику. Эта концепция утверждает, что, во-первых, не только нервная система, но и вообще всё наше тело участвует в нашей психической жизни, а во-вторых, познание происходит более прямым путём, без построения сложных моделей в голове. В одном из экспериментов участник зажимал в зубах карандаш и не позволял этим мышцам реагировать на улыбки собеседника. Выяснилось, что в этот момент он хуже распознавал эмоции других людей, потому что мышцы его лица не участвовали в этом распознавании чужих эмоций. Даже если мы не улыбаемся в ответ, мышцы, которые отвечают за улыбку, начинают реагировать на чужую улыбку

 «Используя опыт поколений»

Часто говорят, что сознание — это только верхушка и с нами происходит много всего вне сознания. Сейчас стало понятно, что мозг всё время проверяет наши гипотезы относительно окружающего мира. Когда мы что-то делаем, у нас заранее есть представление о том, что должно получиться, и мы сверяем это представление с тем, что получилось. И в зависимости от этого меняем или не меняем свои представления об окружающем мире. Меня в детстве учили, что обычный человек использует свой мозг на 9 %, и только В.И. Ленин использовал его на 13%. Позже в ВУЗе преподаватели развеяли этот классический миф про мозг. Конечно, мы используем его на 100 %. Вдобавок у нас есть дополнительный потенциал: мозг может изменяться, мы можем его тренировать.

Еще один домысел - размер мозга. Сам по себе напрямую не связан с интеллектом. Самый большой мозг у голубого кита, а он не умнее нас.

Мы давным-давно как вид в своём развитии используем не только наши собственные способности и мозг, но и  накопленные человечеством знания. Поэтому биологическая эволюция дополняется культурной.  В этом смысле мы всё равно двигаемся вперёд. Современный ребёнок за семь лет, которые он растёт, получает гораздо больше информации и опыта, чем ребёнок за то же время тысячу лет назад. Таким образом, поговорка «меньше знаешь – крепче спишь»  - это только про сон. Умнее от этого не становишься. И знания, которые вы способны взять из культурного наследия надо брать.

Процесс анатомического роста длится до 25 лет, но анатомический рост и развитие мозга, разные  процессы. Пока мы растём его пластичность, конечно, больше, но он может изменяться и позже. В 25 лет развитие не заканчивается.

 «Голова что бы думать, а не запоминать»

Когда-то мы помнили наизусть столицы государств, все тригонометрические равенства  и два десятка наиболее необходимых телефонов. Сейчас в ужасе слышим от детей «пойду погуглю».

Наша память ухудшается от такого количества информации, которое приходится обрабатывать? А давайте предположим, что нам и не нужна будет память в том смысле, в котором мы к ней привыкли. Зачем помнить названия всех островов, на которых побывал Одиссей, если можно за секунду найти ответ в Google? Важней становится не память сама по себе, а способность знать базовую информацию и ориентироваться в том, где найти всё остальное. Иначе говоря, выше будет цениться скорость, с которой человек способен собрать и структурировать информацию, а не держать ее в голове. Люди будут узнавать об уровне образования не по количеству запомненных латинских цитат, а по скорости оценки достоверности информации и способности проверить, что правда, а что нет. Есть такой любопытный «эффект Флинна». Он демонстрирует, что средние показатели IQ, которые измеряют с начала XX века, у человечества растут. Это происходит от того, что мир становится другим. Значит ли это, что мы умнее своих дедушек? Непонятно, потому что показатель IQ — это довольно специфическая вещь. С другой стороны, большое количество информации ухудшает наши способности концентрироваться.

Нам сложнее ориентироваться, потому что мы ещё существуем на сломе информационных эпох. Наверное, дети, которые сейчас рождаются, научатся лучше нас ориентироваться в информационном мире. Человек в этом смысле — уникальное существо, которое наилучшим образом приспосабливается к изменяющимся условиям. Нет основания считать, что мир катится в пропасть — что-нибудь придумаем.

 

 

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter