Клевета клевете рознь

Клевета клевете рознь
Мнение

2 марта 2016, 16:58
Юлия Желавская
Клевета клевете рознь: российскому журналисту удалось избежать наказания по предъявленному обвинению в клевете.

Я научился не лезть в драку, если обречен на поражение. 

В то же время никогда нельзя давать оскорбившему

тебя человеку уйти от ответа

(Стиг Ларсон, «Девушка с татуировкой дракона»)

К трем месяцам тюремного заключения был приговорен Микаэль Блумквист, герой знаменитого романа Стига Ларсона, по обвинению в клевете. Блумквист, журналист и издатель шведского политического журнала «Миллениум», опубликовал материал о том, что преуспевающий финансист Ханс Эрик Веннерстрём занимается незаконной торговлей оружием и совершил мошеннические операции на сумму более шестидесяти миллионов крон.

Российское законодательство, однако, более лояльно, чем шведское.

Статья 128.1 Уголовного кодекса в качестве меры наказания за клевету предусматривает либо штраф, либо обязательные работы. Кроме того, данная статья не распространяется на юридических лиц.

Защита чести, достоинства и деловой репутации субъектов предпринимательской деятельности осуществляется в гражданско-правовом порядке путем подачи соответствующего иска в суд.

В деле N А50-7191/2015, по которому Арбитражный суд Уральского округа 12 февраля 2016 г. вынес постановление N Ф09-12079/15, журналисту, в отличие от Микаэля Блумквиста, удалось избежать ответственности.

Конкурсный управляющий предприятия обратился в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации к журналисту, опубликовавшему в газете итоги своего журналистского расследования. Автор публикации указал, что в отношении предприятия, для управления которым был назначен конкурсный управляющий, произошел рейдерский захват, данное юридическое лицо банкротят преднамеренно, выводят активы.

Суд округа посчитал, что основания для удовлетворения иска отсутствуют, так как обвинения высказаны не в адрес конкретного лица (в данном случае – конкурсного управляющего), а в отношении предприятия в целом. Высказывания, сделанные в адрес предприятия, основаны на словах бывших сотрудников, которые, в свою очередь, имеют право на свободу мнения. Также суд округа посчитал, что информация, распространенная в отношении истца, не носит негативный характер.

Сослаться на слова бывших сотрудников, на мой взгляд, все равно, что сообщить о якобы заложенной бомбе, а после сказать, что о бомбе узнал случайно, услышал от кого-то в очереди или когда ехал в общественном транспорте (ответственности в таком случае удастся избежать).

Несмотря на то, что, по мнению суда, распространенная информация негативный оттенок не носит, негативный осадок у общественности, я думаю, остался. Ведь люди устроены так, что запоминают именно первые эмоции.

Россия стремится к международным стандартам охраны институтов гражданского общества и правового государства, однако описанный случай свидетельствует об обратном.

Международным сообществом в качестве основных принципов работы журналиста признаны такие принципы, как достоверное и объективное и освещение событий, профессиональная честность, уважение чести, достоинства и деловой репутации.

Любая информация, распространенная в СМИ, должна подкрепляться достоверными источниками. Нельзя сначала вызвать общественное порицание, а потом сослаться на источник, который, по сути, является абстрактным. Помнится, недостоверный источник подвел Микаэля Блумквиста.

В нашей стране журналистам, оказывается, верят и так.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter