Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.

Ударим логикой по формализму или как выиграть налоговый спор 1918

11:0328 Июня 2018  Версия для печати

Как выиграть налоговый спор: анализ свежих судебных решений в пользу налогоплательщика

«…Акт не должен содержать субъективных предположений проверяющих, не основанных на достаточных доказательствах. Каждый установленный в ходе налоговой проверки факт нарушения законодательства о налогах и сборах должен быть проверен полно и всесторонне»
– Приказ ФНС России от 08.05.2015 N ММВ-7-2/189@


До недавнего времени формальный подход к проведению налоговых проверок считался нормой. Для инспекторов достаточным доказательством могла служить одна подпись в одном счете-фактуре или ином документе, выполненная неустановленным лицом, что влекло за собой непринятие всего пакета документов для вычета по НДС и подтверждения расходов при расчете налога на прибыль. Или, к примеру, ненахождение организации по юридическому адресу в 2018 году, что могло сразу поставить под вопрос реальность взаимоотношений с таким контрагентом в 2014 году. И т.д. и т.п.

Однако сегодня ситуация довольно сильно изменилась. Суды стали указывать налоговым органам на иные аспекты взаимоотношений между контрагентами и говорить о том, что организации вольны сами выбирать методы и способы выполнения взятых на себя обязательств, будь то субподряд, аренда, использование личного имущества и др.

Суды неоднократно отмечали – главное результат. Если товар был, работы были, услуги оказаны, и результат работ в дальнейшем был применен в предпринимательской деятельности или же продан, соответственно необоснованной налоговой выгоды быть не может. Вычеты и расходы правомерны.

Рассмотрим пару ярких и свежих судебных решений, принятых пользу налогоплательщиков, которые не согласились с формальными доводами налоговых органов.

1. Постановление АС Уральского округа №Ф09-2264/18 от 10.05.2018 года по делу №А76-26319/2016.

Доказательства инспекции:
  • Часть контрагентов не представила документы по требованию налогового органа. Другая часть прислала документы, которые оказались копиями подлинников, изъятых в ходе выемки у налогоплательщика, что было установлено технической экспертизой. В документах были подписи неустановленных лиц.
  • Контрагенты имеют признаки «фирм-однодневок»: не находятся по адресам, указанным в ЕГРЮЛ, имущество и транспортные средства отсутствуют, сведения о доходах физических лиц не представлялись, НДС к уплате задекларирован в минимальных размерах и т.п.
  • Нелогичные банковские операции: денежные средства, перечисленные контрагентам, в по-следующем сняты одними и теми же физическими лицами.
  • Первые лица контрагентов при допросах заявляли о своей непричастности.
  • Подконтрольность контрагентов: налоговая отчетность от имени спорных контрагентов представлялась по почте одними и теми же лицами с указанием одного номера телефона, организации имели одинаковые IP-адреса, их деятельность контролировало одно лицо (родственник или бывший сотрудник).
  • Задолженность: у налогоплательщика числится многомиллионная задолженность перед контрагентами, которую они не торопятся взыскивать.
  • Автомобили, указанные в товарно-транспортных накладных, оформленных от имени контр-агентов, на территорию завода не проезжали.
  • Помощь таможни. Согласно грузовым таможенным декларациям, указанным в счетах-фактурах контрагентов, товар приобретен у иностранных поставщиков. Однако по сведениям Челябинской таможенной службы контрагенты не зарегистрированы в качестве участников внешне-экономической деятельности и таможенное декларирование в зоне деятельности Челябинской таможни не осуществляли.
  • Как видим, в данном случае налоговый орган сложно обвинить в формальном подходе. Инспекторы отработали от и до, провели массу мероприятий и собрали огромную базу доказательств. И, проведя такую колоссальную работу, налоговый орган был абсолютно уверен в своей правоте.
Налогоплательщик настаивал на том, что если ФНС не опровергла реальность поставки товара и его дальнейшую реализацию, значит сделки реальны, товар реален и затраты реальны.

Основные доводы налогоплательщика:
  • Документы оформлены в соответствии с нормами законодательства РФ (договоры, счета-фактуры, товарные накладные).
  • Все сделки отражены в бухгалтерском учете: аналитический учет по счетам 10, 60, 41, 20, 43 и 90. Можно увидеть все движения спорных товаров.
  • Проявлена должная осмотрительность с использованием сайта nalog.ru.
Более чем формальный подход, не так ли?

Налогоплательщик заявил, что налоговому органу представлен весь пакет необходимых доку-ментов. А доказательства о согласованности действий со спорными контрагентами ФНС не представлены. Смотрите: вот поступление товара, вот его учет, вот дальнейшая реализация. Таможенные запросы, признаки обналичивания, подписи – лишь косвенные доказательства.

Суд первой инстанции встал на сторону налогового органа. Но апелляционная и кассационная инстанция обратили внимание на наличие самого важного аспекта дела – реальное движение товара. Налоговый орган не оспорил факт приобретения, оприходования и использования товара в предпринимательской деятельности.

Письмо Челябинской таможни не опровергает доступность импортного товара на внутрироссийском рынке и возможности его поставки спорными контрагентами. Налоговики не опровергли, что количество товара, полученного от иностранных производителей, недостаточно для производства в спорном периоде готовой продукции, а также для последующей перепродажи. Согласно документам внутреннего учета, приобретенные товары списаны в производство. ФНС не доказала иной источник происхождения товара.

Налоговый орган не проанализировал объемы закупленного и израсходованного товара, не составил товарный баланс, а неполнота проверочных мероприятий не может быть истолкована против налогоплательщика.

Относительно должной осмотрительности судами был сделан вывод о том, что сделки, заключенные налогоплательщиком со спорными контрагентами, соответствовали его обычной деятельности, не являлись особо крупными. Границы проявления должной осмотрительности определяются, в том числе доступностью сведений, которые могут быть получены налогоплательщиком о своих контрагентах. Законом не закреплена обязанность налогоплательщика проверять своих контрагентов на предмет нахождения по месту регистрации или выполнения ими обязательств перед бюджетом. Вменение налоговым органом таких обязанностей налогоплательщику можно расценивать исключительно как возложение на него дополнительных обязанностей, связанных с проведением мероприятий налогового контроля, что ни ст. 23 НК РФ, ни иными положениями налогового или гражданского законодательства не предусмотрено.

Таким образом, в данном случае ФНС «поработала ради работы». Отработанный годами алгоритм не сработал. Да, стоит отдать должное за проделанную работу с контрагентами. Совместные мероприятия с коллегами из таможни только усилили полученные ранее доказательства. «Вишенкой на торте» стали допросы причастных лиц. Однако все это не опровергло наличие товара и его дальнейшую судьбу, что и стало камнем преткновения в судебном процессе.

2. Постановление АС Западно-Сибирского округа от 29.05.2018 года по делу №А75-3936/2017.

Налогоплательщик и контрагент заключили договор поставки щебня и договоры подряда на выполнение работ.

Формальный подход ФНС проявился в представлении следующих доказательств:
  • «Массовый» адрес регистрации.
  • Учредитель отрицает участие в деятельности контрагента.
  • Контрагент был впоследствии ликвидирован.
  • У контрагента отсутствуют реальные поставщики товара.
  • Нет документов, подтверждающих погрузочно-разгрузочную работу при транспортировке щебня.
  • Стоимость товара ниже среднерыночной.
  • Общество не проверило деловую репутацию контрагента и не проявило должную осмотри-тельность.
  • Налогоплательщик сам выполнил спорные работы. Данный вывод следует из проведенного анализа (сопоставления объема выполненных работ).
На что налогоплательщик предоставил:
  • Полный комплект документов: договоры, дорожные накладные, акты о погрузке, счета-фактуры, акты приемки выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ, товарные накладные, платежные поручения. В дорожных накладных и актах о погрузке щебня содержатся сведения о времени и датах погрузки, о транспортных средствах, на которых перевозился щебень, местах доставки щебня, а также сведения о должностных лицах и их подписи.
  • Показания свидетелей: сотрудники налогоплательщика и сотрудники контрагента подтвер-дили факт взаимоотношений.
  • Доказательства реальности контрагента: он исправно платил налоги и не в минимальных размерах, о чем свидетельствует бухгалтерская и налоговая отчетность. Штат сотрудников контр-агента был вполне достаточный – 8 человек, что подтверждено сведениями по форме 2-НДФЛ.
  • Доказательства выполнения работ именно контрагентом: договоры аренды спецтехники и др.
  • Проявление должной степени осмотрительности: проведение личной встречи с заместителем генерального директора, которая была задокументирована.
Как итог – суды трех инстанций поддержали налогоплательщика, а доводы налоговиков оказались не более чем домыслами и формальным подходом к проведенной проверке.

Приведенные примеры не единичны. Инспекторы долгие годы работали «спустя рукава», чувствуя за спиной поддержку судов. Теперь же по всей стране суды стали обращать внимание на конечный результат взаимоотношений.

И пока ФНС не пересмотрела свои подходы, для налогоплательщиков продолжает складываться положительная арбитражная практика, и этим вполне можно сейчас воспользоваться.

Надолго ли?

© Виталий Гульчак, и.о. руководителя департамента налогового консалтинга компании LA`consulting

Пожаловаться
Комментировать



  • Перезагрузить изображение
Обсуждаемое