Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.

Искусственное дробление бизнеса приводит лишь к одному 670

08:5325 Апреля 2016  Версия для печати

Вывод о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды - самое распространенное основание для доначисления налогов, пеней и штрафов по результатам налоговой проверки.

При этом одним из излюбленных налогоплательщиками способов налоговой оптимизации является дробление бизнеса.

Сам по себе указанный способ не содержит в себе ничего противозаконного. Однако, применяя его, нужно учитывать, что получение в результате дробления бизнеса налоговой выгоды не может являться единственной целью совершаемых преобразований.

В конце 2015 г. Верховный Суд РФ рассмотрел одно из дел и вывел свои признаки искусственного дробления бизнеса, поддержав доводы налогового органа (Определение Верховного Суда РФ от 27 ноября 2015 г. N 306-КГ15-7673).

ФНС России письмом от 19.01.2016 N СА-4-7/465@ довела информацию об одержанной победе до сведения всех нижестоящих органов для использования в работе.

Суть дела

Общество оспаривало решение налогового органа по результатам налоговой проверки.

Первая инстанция вынесла решение в пользу общества, признав недействительным решение о доначислении 124 млн. руб. налога на прибыль и 144 млн. руб. налога на добавленную стоимость, а также соответствующих пеней и штрафов. Апелляция решение суда первой инстанции по эпизоду доначисления 124 млн. руб. налога на прибыль и 144 млн. руб. НДС отменила, в удовлетворении требования общества отказала. Кассация вновь встала на сторону общества и оставила в силе решение первой инстанции.

Налоговая инспекция обратилась в Верховный Суд.

Доводы налогового органа

Общество посредством согласованных действий с индивидуальным предпринимателем на ЕНВД создало схему уклонения от налогообложения. Суть схемы заключалась в том, что общество формально заключило с ИП взаимные договоры поручения. По условиям договоров стороны могли от имени друг друга заключать с покупателями товаров сделки купли-продажи. Это позволяло распределять между ними полученную выручку в нужном порядке и минимизировать налоговые обязательства.

Фактические обстоятельства осуществления деятельности, на которые ссылался налоговый орган, свидетельствовали о согласованности действий общества и ИП, а также о подконтрольности ИП обществу:

* реализация товаров предпринимателя осуществлялась преимущественно в пределах торговых площадей, используемых обществом;

* торговые площади ИП не представляли собой самостоятельную торговую точку с автономной системой торговли, отдельной кассовой линией, не были обособлены от торговых площадей общества, имели общие входы, общие торговые залы, оформленные в едином фирменном стиле сети магазинов общества, в которых находились товары обеих сторон;

* общество и предприниматель использовали одни и те же кассовые терминалы, при этом покупателям выдавался один кассовый чек, содержащий сведения о собственнике каждого товара;

* расчеты с покупателями осуществлялись только работниками общества;

* стороны использовали единое программное обеспечение для учета выручки, а также производили совместное инкассирование выручки;

* товары обоих лиц поступали на склад и в магазины общества, доставка, разгрузка товара и его хранение осуществлялись силами общества.

Выводы судов

Суд первой инстанции решил, что налоговый орган не доказал факт отсутствия реальных хозяйственных операций между обществом и ИП с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Суд апелляционной инстанции, напротив, пришел к выводу о том, что, создав фиктивный документооборот, общество путем согласованных действий с ИП имитировало хозяйственную деятельность поверенного лица предпринимателя по реализации товаров предпринимателя в рамках договора поручения, фактически осуществляя реализацию собственного товара. Т.е. выручка ИП является выручкой самого общества и подлежит включению в налогооблагаемую базу по налогу на прибыль и НДС.

Кассация решила, что прав суд первой инстанции.

Выводы ВС РФ

Для разрешения вопроса о добросовестности либо недобросовестности налогоплательщика необходимо исследовать все фактические обстоятельства и представленные в дело доказательства, при этом в их совокупности и взаимосвязи, чего не было сделано судами первой и кассационной инстанций.

Между тем, в ходе налоговой проверки была установлена совокупность документально подтвержденных обстоятельств, свидетельствующих об умышленной минимизации налогового бремени с использованием схемы «дробления бизнеса». В итоге ВС РФ оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции.

В письме, направляемом нижестоящим органам, ФНС России вывела критерии недобросовестности налогоплательщика:

-     * наличие единой производственной базы;

* отсутствие у подконтрольного лица собственных производственных мощностей;

* использование проверяемым налогоплательщиком и подконтрольным ему лицом одних и тех же трудовых ресурсов;

* согласованность действий налогоплательщика и подконтрольного лица;

* доказанность подконтрольности, в т.ч. косвенной, предпринимателя проверяемому налогоплательщику. 

При этом ключевым доказательством косвенной подконтрольности признается тот факт, что общество являлось единственным источником доходов предпринимателя и осуществления им соответствующей предпринимательской деятельности.

Налоговым органам рекомендовано тщательно собирать доказательства совершения проверяемым лицом виновных, умышленных действий, направленных исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды.



Пожаловаться
Обсуждаемое