Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.


Все смешалось в «Домиано» 3171

Версия для печати

Как все меняется в этом мире! Сегодня любой сквозняк в сфере авторских, патентных или смежных прав отзывается пандемическими проявлениями активности антимонопольных органов всех уровней независимо от того, где именно засквозило: на Потомаке, в Бурых Шатунах или каком другом медвежьем углу. Но это сегодня, а до сентября 2006 г., когда Госдумой был принят законопроект, регулирующий вопросы защиты интеллектуальной собственности в России, к патентным поверенным в большинстве случаев относились примерно так же, как к коммивояжерам или страховым агентам. Снисходительно. По части брендинга малый и средний бизнес российской провинции за редким исключением был наивным просто из-за отсутствия опыта. И подход к регистрации торговой марки был чаще всего формальным. Собственно, это и стало причиной весьма запутанной данной истории брендовладения и брендоиспользования.

Метаморфозы в стиле аллегро Konflikty_02_97.jpg

Или быстрые метаморфозы в «Аллегро-стиле». Этот бренд многие челябинцы помнят, а некоторые до сих пор лежат, сидят, а некоторые, лишенные родительского присмотра, и прыгают на «аллегровских» диванах и креслах. В самой компании «Аллегро-стиль» кресло руководителя (и собственника) принадлежит частному предпринимателю Виктору Волгину, который и создал в 2004 г. новую торговую марку «Домиано». При этом регистрируется марка на другого частного предпринимателя, занимавшегося в «Аллегро-стиле» сбытом готовой продукции и не особо вникавшего в заморочки производственного процесса. А заморочки в производстве, как известно, есть в любой отрасли, тем более мебельной, поскольку Челябинск — не Северная Италия и даже не Южный Китай и нет здесь многовековых чипэндейловских традиций. Добавьте человеческий фактор и общие тенденции постановки отечественного производителя в членистоногую позу как по отношению к ушлому варягу-конкуренту, так и к родному налоговому инспектору, не говоря уж об особенностях российской экономики, которые все сплошь вопреки здравому смыслу. Короче говоря, заморочки разного уровня приводят к тому, что из «Аллегро-стиля» почти одновременно увольняются и исполнительный директор, и начальник отдела сбыта (он же формальный владелец ТМ «Домиано»). Волгин собирает новую команду, назначает нового директора, чтобы продолжать производство мебели. И некоторое время мягкая мебель «Домиано» продолжает выпускаться на агонизирующем «Аллегро-стиле», несмотря на то, что формально она становится тем самым мягким местом, которое при его юридическом «оголении» становится совершенно незащищенным и просто напрашивается на определенные действия весьма жесткого характера. Но этого не происходит, поскольку формальный владелец марки никаких претензий к ее фактическому создателю не имеет. Как и отношения к мебельному бизнесу в принципе. Интеллектуальная «прелесть» «Домиано» просто хранится, как в хоббитовском сундучке, а «Аллегро-стиль» выпускает оригинальные диваны, которые, по сути, являются подделкой под самих себя, до тех пор, пока обстоятельства не вынуждают Виктора Волгина продать компанию, оставив за собой производственные площади, оборудование и... бренд «Домиано».

Слуга двух... трех господ

Само собой, и площади, и оборудование простаивать не могут. Они, собственно, и не прекращают работать. Просто теперь это новое юридическое лицо — фабрика мебели «Домиано». Она арендует и цех, и станки у «ИП Волгин». Официальным хозяином фабрики становится тот самый вновь назначенный директор «Аллегро-стиля». Модернизацию и оптимизацию производства новый хозяин начинает с того, что избавляется от штатного баланса, к которому он относит разработчиков и дизайнеров, сосредоточившись на выпуске уже ставших домиановской классикой коллекций. Причем сохраняется не только старый дизайн, но и названия, которые остались со времен «Аллегро». Но без эволюционирования и продвижения бренд обречен. Понимая это, Виктор Волгин создает параллельное производство — мебельную фабрику «ВИК». Сюда же приходят уволенные с фабрики «Домиано» разработчики и дизайнеры, которые начинают разработку новой марки «Домиано-люкс»... Как говорится, тот же колобок, только в профиль и с начесом. Одновременно идет выпуск старых коллекций «Домиано», которые поступают во все фирменные салоны и «дружественные» магазины. Теперь уже два совершенно независимых друг от друга юридических лица производят и торгуют с виду совершенно одинаковыми и одноименными комплектами мягкой мебели под одним брендом «Домиано», который, заметьте, юридически не принадлежит ни тому, ни другому. Как в том анекдоте про близнецов с одинаковыми именами. «Как же вы их различаете?» — «А по отчеству». Анекдотичной, но не смешной оказалась и ситуация с маркетингом, рекламой и самим сбытом. Представьте, приходит покупатель, заинтересованный рекламой фабрики «Домиано», в фирменный салон «Домиано» («ИП Волгин»), выбирает приглянувшийся диванчик, получив при этом полную профессиональную консультацию у продавцов, и, что совершенно логично, обращается на фабрику «Домиано» с соответствующим заказом.

Ликвидация отКЛОНений

Понятно, что процесс клонирования не мог продолжаться бесконечно. Ни с точки зрения элементарной логики, ни с точки зрения запутанного бизнеса. Учитывая весь набор обстоятельств (в том числе и то, что фабрика «Домиано» порядком задолжала «ИП Волгин» за аренду площадей, электричество и прочую коммунальную разнообразность), клоны расстаются по-мирному: «Домиано»-фабрика закрывается, «Домиано»-ритейл торгует коллекциями фабрики «ВИК», «Домиано»-бренд, опять же по-мирному, оформляется законным порядком на автора и фактического владельца. Король умер, да здравствует
король!

ВИК, ВИК, ура?

Собственно, «по-мирному» — ключевое определение для всего вышеописанного. Вся история прошла незамеченной для челябинцев, за исключением тех, кто приобрел мебель фабрики «Домиано» и обратился впоследствии с рекламациями по нужному адресу. Трудновато было объяснить, почему фабрика «ВИК», выпускающая мебель марки «Домиано» по этому самому нужному адресу, не несет никакой ответственности за мебель марки «Домиано», произведенную на фабрике «Домиано» по этому же самому нужному адресу. Ситуация позапутаннее кэрролловской путаницы в голове у знаменитой Алисы: «Эх, пять, три, раз, голова один у нас...». Но распутывать приходится: как «Домиано»-фабрика унаследовала от «Аллегро-стиля» бренд «Домиано», так «Домиано»-бренд унаследовал от «Домиано»-фабрики все проблемы, связанные с долгами и рекламациями? Впрочем, все это не так уж суицидально. Главное, что узаконен по факту рождения известный и популярный в регионе и за его пределами мебельный бренд, развивается на его основе новый «Домиано-люкс». При этом удалось избежать очередного корпоративного конфликта, что само по себе уже хорошо. Правда, в настоящее время «ВИК» создает два дочерних предприятия в Москве и на Северном Кавказе... А там ребята имеют свое понятие о решении споров о собственности любого уровня интеллектуальности. Но теперь есть опыт и ушло в прошлое пренебрежительное отношение к брендам.


Комментировать



  • Перезагрузить изображение
Обсуждаемое