Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.
Мастика МБУ. Готовая строительная мастика битумная универсальная для обработки домов в Москве. отличные стероиды steroid deca всегда в большом ассортименте у нас. металлические кровати двухъярусные. Тюнинг ателье в спб www.бест-ателье.рф на сайте Золи обручальные кольца под заказ фото. Где купить чистый бланк диплома. Где купить диплом куплю продам. Заказать диплом малое предприятия. Заказать диплом по праву. Заказать диплом информатика. Заказать диплом у спецов. http://kupi-diplom-v-lipetske.ru дипломы курсовые контрольные на заказ медведки кашпо алматы мацеста чай На сайте дилера Porsche www.porsche-rolf.ru продажа автомобиля Porsche Turbo Автомобильные холодильники - морозильники www.vtvoydom.ru Машинная вышивка, футболки печать логотипа АВЗ-63Д - http://www.tptreyd.ru/product/322-nasos-avz-63d-7-5. Вакансия уборщицы в Санкт Петербурге


Хрупкая выпечка 5453

Версия для печати

В этих печах пироги выходят несъедобные, ведь они стеклянные. Зато тарелки, вазы, витражи и панно, исполненные в технике ­фьюзинга, раскупаются как горячие пирожки.

Мастерская художников Виктора Козейчика и Александра Уракова в селе Долгодеревенском интерфейсом довольно живописна, как и положено берлоге творческих персон. Дом культуры 30-х годов обветшал и уже давно просит не столько ремонта, сколько стенобитной машины. Однако, несмотря на внешний вид, жизнь в здании не теплится — кипит с накалом в 1000 градусов. Это температура, при которой в муфельных печах спекается стекло, превращаясь то в жар-птицу, то в цветы удивительной красоты, то в абстрактные узоры. Со стеклом владельцы мастерской начали работать в 90-е, когда фонтаны госзаказов у художников иссякли, а платежеспособное население проявляло горячий интерес к художественному стеклу и витражам как признакам нарождающейся роскоши. В то время художники принимали заказы по выходным в магазине «Самоделкин». А через неделю привозили в город готовые работы. Начинали с мозаик из крашеного стекла, параллельно ставя опыты по спеканию стекла на первой компактной муфельной печке. Пособий не было, ведь фьюзинговая технология (fusing, от англ. Fuse — «спекание, плавка») только набирала популярность в России. Впрочем, перспективную методу российские умельцы освоили быстро, однако и сейчас у каждой мастерской есть свои секреты. Эксперименты дали мастерам из Долгодеревенского бесценный опыт и сотни квадратных метров стеклянных отходов. Некоторые неудачные образцы здесь сохранили — так получился своеобразный музей.

Хрупкая выпечка

Эволюция без конкуренции

Сейчас в мастерской практически нет готовых работ — все, что DSCF8794.jpgделается, сразу же забирают заказчики, зато осталась масса опытных образцов, по которым легко проследить технологическую и творческую эволюцию художников. Вот стеклянная прозрачная решетка: пробовали спекать обычное оконное стекло — получилось симпатично и крепко. Рядом обычный кафель с припаянными намертво стеклянными котятами, рыбками, стрекозами и абстрактными рисунками. «Таким декоративным элементам не страшны ни вода, ни химические растворы, ведь между стеклом и плиткой нет полостей, — рассказывает Виктор Козейчик, который уверен, что фьюзинг обеспечивает декоративным элементам интерьера почти вечную жизнь. — Мы в местном Доме культуры еще в советские времена сделали мозаичное панно и расписали занавес в технике батика. Так вот, тот занавес давно пришел в негодность, а мозаика до сих пор радует глаз — стекло хоть и хрупкий, но все же долговечный материал».

На первый взгляд, в своей рыночной нише конкурентов у мастерской достаточно. Однако именно в технике фьюзинга художников работает немного. Есть подразделение на «Краснодеревщике», там фрагментами спеченного стекла украшают дверные витражи. Ну еще парочка энтузиастов фьюзинга найдется, не более. В Екатеринбурге тоже работает несколько предприятий, где эту технологию уважают, но утверждать, что рынок наводнен изделиями из стекла made in Ural, пока крайне опрометчиво.

Первое признание как фьюзинг-мастеров Козейчик и Ураков получили на одном из Бажовских фестивалей, где выставили свои работы наряду с народными умельцами. Тогда им присудили Гран-при. В том, что организаторы осыпали мастеров наградами, в общем, ничего удивительного нет — оба окончили художественно-графический факультет Магнитогорского педагогического института, и академическое образование стало той самой крепкой основой, на которую легко легло хрупкое стекло. Вторым этапом пути к известности стала выставка-продажа авторского художественного стекла в Челябинском музее искусств, прошедшая месяц назад. Впрочем, она запросто могла и не состояться: когда устроители вышли на художников, то застали их своим предложением врасплох. Работ, достойных экспозиции, у тех оказалось совсем немного: практически все, что выпекается в здешней печи, — частные заказы. Однако упускать возможность заявить о себе тоже нельзя было. В итоге и выставка удалась, и продажи пошли. Да и пиар художники получили такой бодрый, что задумались над дальнейшим развитием творческого бизнеса.

DSCF8740.jpgПрипекло надолго

Специальные изящные стеклорезы смотрятся в банках с кистями для живописи как полноправные соседи. Похоже, что как раз кисти художники берут в руки все реже — стекло так «припекло», что на пленэр хозяева мастерской вряд ли выберутся в ближайшем будущем. Виктор Козейчик легко режет стеклянные пластинки на разноцветную прозрачную лапшу и квадратики. Потом укладывает кусочки в каком-то совершенном беспорядке. Но так может показаться человеку с улицы. Мастер, складывая этот калейдоскоп, с точностью до миллиметра рассчитывает, как лягут в процессе запекания все части будущего панно. Считается, что нагревательные печи для фьюзинга позволяют работать со стеклом как с пластилином, но это всего лишь метафора. Лепить стекло в процессе нагревания в печи невозможно, поэтому моделирование будущего изделия должно быть идеальным, иначе киловатты электроэнергии, материал и труд мастера будут потрачены впустую.

Запекать в печах какое попало стекло тоже не получится — все составляющие части будущего произведения искусства проверяются на совместимость при помощи специального аппарата-стрессометра. «Стекло — материал капризный, даже нам, несмотря на двадцатилетний опыт, продолжает преподносить сюрпризы», — Александр Ураков достает из шкафчика прибор, напоминающий переносной фонарик, включает его и кладет на лампочку кусочки стекла, а сверху крохотный экранчик из пленки. Весь секрет заключен в этом кусочке пластика: лампочка, просвечивая стекло и пленку, дает мастеру разрешение или запрет на спекание материала. После незамысловатой на первый взгляд процедуры можно творить.

Хозрасчет на творчестве

Несмотря на то, что Ураков и Козейчик официально работают в DSCF8779.jpgотделе культуры при администрации Сосновского района, их стеклянное творчество — сугубо хозрасчетная деятельность. Крохотное бывшее фойе клуба-мастерской они взяли в аренду, купили две печи, оборудовали их счетчиками электроэнергии. На дверке шкафчика в мастерской прикреплена памятка. На ней прописаны сроки всевозможных коммунальных платежей: в расчетах с государством, как и при работе с заказчиками, обязательность — одно из конкурентных преимуществ. 

И если творческий процесс — создание эскизов будущего витража или другого декоративного элемента, его моделирование — может отягощаться муками творчества, то технологический процесс расписан по часам. Достать из остывшего чрева готовое изделие можно лишь через сутки, несмотря на то, что спекается стекло всего несколько часов. Процесс постепенного остывания не менее важен, чем все остальное, и спешка в этом деле может все испортить.

Витражи, выполненные в технике фьюзинга, хороши в межкомнатных перегородках, в оформлении ниш, потолочных плафонах. Еще один плюс: фьюзинг легко сочетается с другими техниками обработки стекла. Сегодня фьюзингом можно заниматься даже на кухне, если купить мини-печь. Но произведение искусства у домашнего умельца вряд ли получится. А для мастера сложить калейдоскоп стеклянных осколков, чтобы получить потрясающей красоты панно из сквозных морозных узоров с сине-голубой жар-птицей в центре, уже привычный процесс. Таблицы коэффициентов спекания давно в голове, руки легко и привычно режут стекло, а глаз точно отмеряет миллиметры будущей стеклянной сказки.

Никакой пиар

Инвестиций стекольная мастерская требует мизер: печь стоит порядка 50–80 тыс. руб., квадратный метр стекла — от 3000 до 1000 руб. Расходы на аренду и электро-энергию тоже не оттянут карман. Однако поставить производство на поток пока не удалось ни одной мастерской Челябинска. Не исключено, рынок еще не готов к стекольному наводнению: дизайнеры интерьеров пока довольно редко используют в своих проектах потрясающий по своей красоте и функциональности элемент. При проектировании общественных зданий и жилых домов витражам тоже нет места, а магазины подарков предлагают чаще декоративные стеклянные поделки из Китая. И проблема здесь, скорее всего, в неважнецком пиаре, в легкомысленном отношении к маркетингу самих производителей. У художников из Долгодеревенского, собственно говоря, и задачи такой на повестке дня пока не стояло. Возможно, что после успешной и в коммерческом плане выставки все изменится. Однако миниа­тюрные заказы вроде декоративных тарелок — это одно, а работы, измеряющиеся в квадратных метрах, к примеру интерьерные витражи, — совсем другое. На сегодняшний день единственная монументальная работа художников — витраж в Доме культуры — была сделана в 2008 г. Всколыхнуть интерес к местному, достаточно уникальному промыслу вполне реально, будь у «стекольщиков» административный ресурс либо экономическое лобби. Однако пока ни потенциальные инвесторы, ни чиновники от экономики не видят стеклянного тренда в упор.


Комментировать



  • Перезагрузить изображение
Обсуждаемое