Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.
отличные стероиды steroid deca всегда в большом ассортименте у нас. металлические кровати двухъярусные. Тюнинг ателье в спб www.бест-ателье.рф на сайте Золи обручальные кольца под заказ фото. Где купить чистый бланк диплома. Где купить диплом куплю продам. Заказать диплом малое предприятия. Заказать диплом по праву. Заказать диплом информатика. Заказать диплом у спецов. http://kupi-diplom-v-lipetske.ru дипломы курсовые контрольные на заказ медведки кашпо алматы мацеста чай На сайте дилера Porsche www.porsche-rolf.ru продажа автомобиля Porsche Turbo Автомобильные холодильники - морозильники www.vtvoydom.ru Машинная вышивка, футболки печать логотипа АВЗ-63Д - http://www.tptreyd.ru/product/322-nasos-avz-63d-7-5. Вакансия уборщицы в Санкт Петербурге


Рабочие руки напрокат 3423

Версия для печати

Заемный труд пока не имеет на Южном Урале отчетливых перспектив: развивают эту форму трудовых отношений в основном рекрутеры-энтузиасты, а пользуются — крупные компании с «западной» системой ценностей.

Заемный труд, одной из форм которого является аутстафинг, еще не стал на местном рынке труда Челябинской области широко распространенным инструментом, но и диковинкой уже не является. Между тем вот уже несколько месяцев идут споры вокруг законопроекта, который может запретить такую форму привлечения сотрудников. О том, что приобретут и что потеряют работодатели и работники, если заемный труд окажется под запретом, а также о том, насколько удобен этот инструмент для первых и для вторых сейчас, рассуждают наши эксперты: директор группы компаний «Тирс» Екатерина Карпенко, замдиректора Челябинского института Уральской академии государственной службы по дополнительному образованию Татьяна Савченко и заведующий юридическим отделом Федерации профсоюзов Челябинской области Вадим Хохлов.

— Насколько в Челябинске распространен заемный труд?

Екатерина Карпенко:

DSC_1353.jpg— Во всем мире развит проектный вид работы, он является одним из ключевых способов решения проблемы занятости людей. Россия только начинает идти по этому пути: аутстафинг активно развивается в Москве и Санкт-Петербурге, а в Челябинске находится пока в зачаточном состоянии, но становится все более популярным. Правда, пока среди западных компаний, работающих на территории РФ, и в крупных российских.

Татьяна Савченко:

— Скрытые формы аутстафинга существуют практически во всех сферах, но в своем классическом определении, как мне кажется, заемный труд используется у нас в области не в полном объеме. Поскольку юридически эта проблема обсуждается с 2003 г. и было несколько попыток создать разные законопроекты, сначала разрешающие, потом и запрещающие такую форму труда, то смело можно сказать: эта форма занятости неоднозначная и имеет свои плюсы и минусы для всех — и для тех, кто работает, и для тех, кто дает работу, и для тех, кто выступает провайдером.

Вадим Хохлов:
 
— Какой процент от общей занятости занимает заемный труд, ответить сложно, поскольку специальной статистики по линии Росстата, службы занятости и у профсоюзов попросту нет.

— Какие работодатели чаще всего пользуются этой услугой: крупные предприятия или мелкий и средний бизнес?

Екатерина Карпенко:

— Есть определенный вид компаний, которые нуждаются в специалистах определенного профиля, смежного или не совпадающего с профилем деятельности компании. Например, работники нефтебазы, которые обслуживают ее функционирование: погрузчики, автозаправщики. Услуги данных работников обслуживают основной бизнес. Но формировать дополнительную структуру, которая бы обслуживала данных работников, невыгодно. В этом случае дешевле «купить» услуги тех же самых автозаправщиков, чем создавать внутри себя целое подразделение.

Вадим Хохлов:


— Возможно, аутстафинг выгоден отдельным предприятиям, чаще всего довольно крупным. Мне сложно детально ответить на данный вопрос, потому что профсоюзов в среде мелкого и среднего бизнеса практически нет.

Татьяна Савченко:


— Заемный труд — это верный путь развития бизнеса для малых фирм. Ведь содержать в постоянном штате, например, квалифицированного юриста или бухгалтера начинающему предпринимателю довольно накладно. Их можно привлечь на условиях заемного труда. Ключевой критерий аутстафинга — это стоимость бизнеса. Заемные работники снижают расходы: идет экономия на оформлении сотрудников, ведении кадровой работы. Но есть еще один момент, о котором многие забывают. Сейчас существует необходимость иметь узких аттестованных специалистов при получении лицензии на ряд видов деятельности. Если такой специалист будет в штате, то ему не будет хватать занятости по его квалификации. А это скажется на уровне его профессионализма. С этой точки зрения, после привлечения заемного специалиста в выигрыше остаются обе стороны: и работник, который сохраняет или повышает свой профессионализм, и компания, которая получает услуги высокопрофессионального специалиста.

— В чем плюсы и минусы заемного труда?

Вадим Хохлов:


— Неустойчивая занятость, к которой относится заемный труд, — это низкокачественная занятость. Она подразумевает низкую зарплату, низкую гарантированность труда, ограниченный контроль над условиями труда, слабую защиту от рисков в области гигиены и безопасности труда, меньше возможностей для образования и карьерного роста.

Татьяна Савченко:

— Я бы поспорила с этим. Мобильность, которую провоцируют аутсорсинг, аутстафинг и все другие формы заемного труда, благоприятно влияет и на саморазвитие специалистов, и на развитие рынка труда в целом, потому что человек, стремящийся к самозанятости, выходит за рамки получателя рабочего места. Он перестает ждать, когда же государство или кто-то еще даст ему работу. Он находит ее себе сам. Запретить этот вид занятости означает снова сделать людей инфантильными. Конечно, в данном виде трудовых отношений есть и минусы. Например, вложения в повышение квалификации специалиста. При традиционной схеме занятости повышение квалификации сотрудника инициируется руководством. Аутстафинг переводит необходимость постоянного повышения квалификации в разряд личных потребностей, иначе человек не будет востребован на высококонкурентном рынке. Однако если сотрудник будет повышать профессионализм за свой счет, то и решение о том, где он будет работать, он тоже будет принимать сам. Это особенно важно понимать руководителям.

Екатерина Карпенко:


— Если говорить о квалификации сотрудников, то у нас немного другая ситуация. Я работаю с коммерческими структурами, и вся наша деятельность формализуется суммой контракта и потребностями заказчика. Заказчик выставляет свои требования к квалификации людей. И он платит деньги, чтобы получить тех специалистов, которые ему нужны. Это прописано в контракте. Моя задача — найти нужного человека, следить, чтобы он был вовремя аттестован, чтобы имел лицензию и так далее.

— Какой категории сотрудников выгодна такая форма трудоустройства?


Екатерина Карпенко:

— Как правило, это должности с высокой степенью текучести, с определенным видом стандартизированного, но простого по стандартам выполнения труда или же должности со вспомогательными функциями. Словом, обслуживающий персонал. При этом на аутсорсинг и аутстафинг можно выводить и топ-менеджеров. Это довольно распространенная практика на Западе. Например, компания «Лафарж», с которой мы сотрудничаем, выделила для себя главную функцию — производство цемента. А все, что обслуживает этот бизнес (погрузка-разгрузка, питание рабочих, упаковка, уборка помещений), выведено за пределы компании, чтобы не утяжелять структуры бизнеса.

Вадим Хохлов:

— С моей точки зрения, никакой. Работнику выгоднее вступать в прямые трудовые отношения с работодателем, без посредников.

— Из-за чего могут возникнуть претензии заемных работников к работодателям — кадровым агентствам и тем предприятиям, которые предоставляют рабочие места?

Екатерина Карпенко:

— Проблемы заемного работника несколько преувеличены. С этим сотрудником может случиться все то же самое, что и с работником, нанятым непосредственно работодателем. Ведь если человек нарушил устав компании, если он нарушил трудовую дисциплину, то его депремируют, а в критическом случае разорвут трудовой контракт, будь он трудоустроен в компании или в кадровом агентстве. Если аутстафер уйдет на больничный, то больничный будет оплачен, ведь он трудо­устроен официально. И, по большому счету, людям все равно, кто платит им зарплату, — завод, на котором они работают, или аутстафинговая компания. Главное, чтобы все права работника были соблюдены. Поэтому минусов я в заемном труде вижу не больше, чем в любом другом виде трудоустройства.

Татьяна Савченко:

— Дело тут может быть еще и во внутренней конкуренции. Когда заемный работник, обладающий определенной квалификацией, долгое время не вкладывается в саморазвитие, не повышает свой профессионализм, то рано или поздно он столкнется с проблемой собственной неконкурентоспособности. Работодатель, заинтересованный в более грамотном специалисте, может отказаться от сотрудника, который сейчас выполняет такую работу, даже если сотрудничал с ним несколько лет, в пользу другого, более квалифицированного.

DSC_1709.jpgВадим Хохлов:

— Аутсорсинг, аутстафинг, наем временных работников, подрядчиков, злоупотребления в использовании сезонной занятости, испытательных сроков и прочее можно отнести к так называемой неустойчивой занятости. При такой занятости увеличиваются риски и снижаются гарантии для работников, они не могут быть уверены в зарплате, графике работы, сменах и своих производственных задачах. Работники вообще не знают, как долго продлится их труд в этой компании. Это рождает и недовольство, и проблемы, и спорные вопросы, заставляющие людей обращаться в суды.

— Основные подводные камни заемного труда в
том, что тот, кто дает работу, не нанимает работника, а тот, кто нанимает, — не дает работу. Именно по этой причине конфликтные ситуации, возникающие между заемным работником и предприятием, остаются нерешенными. Какими способами участники этого процесса могут усилить защищенность таких работников?

Екатерина Карпенко:

— Я считаю, что сотрудники, котор
ые оформлены в нашем агентстве, защищены. И думаю, что в серьезных кадровых агентствах дело обстоит точно так же. Если же говорить о проблемах заемного труда, на которых акцентируют внимание законодатели, то надо вести речь не о пробелах в законности заемного труда, а о непорядочности отдельных провайдеров — аутстафинговых компаний.

Вадим Хохлов:

— Лизинг рабочей силы находится вне рамок трудового законодательства. Гарантии и компенсации, предусмотренные Трудовым кодексом Российской Федерации, неприменимы к данной категории работников. Происходит смешение понятий кадрового агентства и работодателя. Такие формы отношений ставят в тупик профсоюзы: с кем подписывать коллективный договор, если кадровое агентство сегодня отдаст в лизинг персонал предпринимателю А, а завтра передаст в лизинг предпринимателю Б? Следовательно, обратиться в проф­союз за поддержкой такой работник не сможет.

DSC_1387.jpg— Если все же заемный труд будет запрещен на законодательном уровне, как этот запрет может отразиться на игроках рынка рекрутмента?

Татьяна Савченко:

— Если сейчас на корню запретить заемный труд, это обусловит его переход в теневые формы, поскольку потребность в таком виде трудовых отношений есть. И тогда законопослушные игроки рынка рекрутинговых услуг вынуждены будут отказаться от данной формы работы, потому что им нет смысла портить репутацию, а недобросовестные — найдут лазейки и продолжат деятельность полулегально.

Екатерина Карпенко:


— Компании, которые работают согласно законодательству, потеряют возможность грамотно развивать один из инновационных видов отношений между работодателем и работником. С рынка они, конечно, не уйдут, просто займутся развитием другого вида рекрутинговой деятельности.

«Курс дела» выражает особую благодарность ресторану ­«Премьер» за высокие стандарты проведения бизнес-встречи и создание атмо­сферы деловой дискуссии.

Комментировать



  • Перезагрузить изображение
Обсуждаемое