Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.


Работа на free с плюсом 1 3116

Версия для печати

Фрилансеры обеспечивают компании не только экономию средств, но и повышают ее конкурентоспособность. А рисков, которые они создают, по мнению экспертов, все же можно избежать.

Термин «фриланс» давно стал привычен для оте­чественных работодателей: в некоторых отраслях фрилансеры выполняют заметные объемы работ, позволяя компании сэкономить на рабочих местах. О плюсах и минусах работы с «вольными птицами», рисках, которые могут подстерегать работодателей, сделавших на них ставку, и проверенных в деле технологиях выстраивания рабочих отношений с удаленными сотрудниками рассказывают на «круглом столе» наши эксперты: главный редактор журнала «Теленеделя Челябинск» Рифат Абдрашитов, директор по развитию бюро переводов «Прима Виста» Карина Бундина, директор компании «Флексайтс» Николай Жуков и директор по PR портала Jobway.ru Оксана Кувакина.

— Как давно ваша компания работает с фрилансерами?

Рифат Абдрашитов:

abdrashitov.jpg— В журналистике понятие «внештатный корреспондент» довольно древнее. В советские годы культивировалось рабкоровское и селькоровское движение, создавался так называемый редакционный актив. В нашем журнале наиболее плотное сотрудничество с фрилансерами началось пару лет назад после того, как штатный журналист уволился и уехал работать в Санкт-Петербург. Тогда мы и приняли решение ликвидировать штатную единицу «корреспондент». Сейчас почти весь контент издания создают фрилансеры.

Карина Бундина:

— Переводческий бизнес построен на сотрудничестве с фрилансерами, поскольку содержать огромный штат переводчиков попросту невыгодно, да в этом и нет необходимости. Никогда не угадаешь, какой язык или спе­цифика понадобится заказчику в следующий раз.

— Каковы плюсы фриланса с точки зрения работодателя?

nikolay-jukov.jpgНиколай Жуков:

— Выгода в основном экономического плана: не надо содержать работника, организовывать его рабочее место. Но когда наша компания обращалась к фрилансерам, нами двигало не желание сэкономить. Попросту возникла ситуация, для решения которой требовался специалист, коего не было в штате. Кроме того, нередко случается, что требуются услуги какого-то специалиста, например, по 3D-моделированию. Работы эти разовые, и брать такого человека в штат невыгодно.

Рифат Абдрашитов:

— Конечно, хорошо, когда под рукой есть постоянный журналист, которого ты всегда можешь послать на оперативное задание и потом с него соответственно спросить. Но два или три штатных автора не обеспечат тематического и жанрового разнообразия. Фрилансеры — это очень удобно не только потому, что есть экономия на содержании рабочих мест, но и потому, что журнал, как любой другой коллективный творческий продукт, выигрывает от объединения ресурсов разных людей.

Карина Бундина:

— В нашей сфере плюсы фриланса заключаются в возможности привлекать переводчиков, работающих с разными языками, а также узкопрофильных специалистов: переводчиков с медицинским, юридическим, техническим, химическим образованием. Многостраничные документы со специфическим содержанием, например договоры, техническую документацию или медицинские тексты, можно доверить только переводчику со стажем и соответствующим образованием. И работа со внештатниками позволяет нам быть конкурентными на своем рынке.

Оксана Кувакина:

oksana-kuvakina.jpg— Немаловажный плюс в работе с фрилансером — его мобильность. К таким специалистам нередко обращаются, когда работу надо сделать, что называется, еще вчера. При этом расстаться с недобросовестным фрилансером гораздо проще, чем со штатником.

— В чем основные риски, которые несет работодатель, делающий ставку на фрилансеров?

Рифат Абдрашитов:


— В нашем бизнесе основные риски связаны с несоблюдением сроков сдачи материалов. Но значимость этих рисков невелика. Ведь непроверенному фрилансеру редактор никогда не даст сложного задания. Новичку сначала поручаются небольшие заметки, проходная фотосъемка, найти замену которым в случае чего не составляет труда.

karina-bundina.jpgКарина Бундина:

— Надежность фрилансера складывается из его профессионализма и соблюдения им сроков сдачи текста. Хоть у нас и создана база зарекомендовавших себя переводчиков, к сожалению, и среди них бывают такие, кто подводит компанию, поэтому отдел контроля качества вс
егда начеку.

Николай Жуков:


— Рисков в работе с фрилансерами избежать не удастся. Другое дело, что они увеличиваются тогда, когда заказчик пытается сэкономить дважды. Услуги фрилансера чаще всего и так обходятся дешевле, нежели труд штатного специалиста. Но и среди вольнонаемных работников есть те, кто предлагает услуги по более низким расценкам. И те заказчики, которые на это покупаются, нередко остаются внакладе: такой фрилансер либо
делает работу некачественно, либо не соблюдает сроки, либо вообще пропадает на определенном этапе.

Оксана Кувакина:

— Риск для обеих сторон в том, что одна из них не сдержит данного обещания: фрилансер сорвет сроки, заказчик не заплатит. Но постепенно создается некая культура делового общения заказчиков с фрилансерами. Сегодня удаленные работники заботятся о своей репутации и нарабатывают хорошее портфолио, да и работодатели стремятся держать лицо, потому что, поступив некрасиво с одним фрилансером, они рискуют заработать негативный имидж среди его коллег.

— Какими способами можно нивелировать эти риски?

Рифат Абдрашитов:


— Можно подстраховаться юридически, особо прописав в договоре даты, сроки и штрафные санкции. Но все равно в сфере локальных услуг многое держится на репутации, и в этом смысле надежность фрилансера как исполнителя я бы поставил на одну из первых позиций. При этом, думаю, важно демонстрировать и свою надежность как заказчика. Это тоже снижает риски невыполненной работы.

Карина Бундина:


— Перед тем как занести переводчика в нашу базу, мы его тестируем. Многоступенчатая система проверки подразумевает выполнение ряда работ разной сложности. Только после этого мы или заносим человека в базу, или расстаемся. Кроме того, в компании есть отдел, сотрудники которого контролируют и редактируют тексты после сдачи их переводчиком.

Оксана Кувакина:


— Частично нивелировать риски можно, если работать по предоплате. Это даст некие гарантии обеим сторонам. Фрилансер будет знать, что заказчик в нем заинтересован, раз заплатил аванс, и что проблем с расчетом не будет. Да и работодатель будет спокоен: человек, получивший часть гонорара, становится более ответственным.

Рифат Абдрашитов:

— В теории риски можно снизить, используя посредника между фрилансером и заказчиком. Но только в теории. Подобную услугу продвигает сайт freelans.ru, который позиционирует себя такой независимой стороной. И этот сервис, по словам моих знакомых дизайнеров, зарегистрированных на этом сайте, — один из наименее там востребованных, что говорит само за себя.

— Были ли в вашей практике случаи, когда фрилансер крупно подводил компанию?

Николай Жуков:

— У нас был негативный опыт работы с фрилансером-верстальщиком. Он оказался настолько свободолюбивым человеком, что это в итоге перечеркнуло его профессионализм. Сначала он перестал соблюдать сроки, потом до него стало невозможно дозвониться. А его автоответчик сообщал: «Я сейчас не могу подойти к телефону, а может, и не хочу. Оставьте сообщение, я как-нибудь перезвоню». Естественно, после этого желание работать с этим человеком пропало. Среди фрилансеров вообще часто встречаются люди, которых ничем не замотивируешь: ни деньгами, ни какими-то бонусами. Они подвластны настроению: когда оно у них рабочее, горы сворачивают, но когда им лень, их с места не сдвинешь.

— Необходимо ли заказчикам обмениваться информацией о недобросовестных фрилансерах и каким образом это лучше всего сделать?


Оксана Кувакина:

— Мы планируем создать на нашем портале некое подобие черного списка, где не только работодатели могли бы пожаловаться на безответственных исполнителей, но и где фрилансеры могли бы рассказать о недобросовестных заказчиках.

Карина Бундина:

— Черный список фрилансеров-переводчиков, редакторов и верстальщиков мог бы значительно облегчить жизнь всех бюро переводов, а также заказчиков, избавив и тех, и других от сотрудничества с недобросовестными исполнителями. В настоящее время мы работаем над этим проектом.

Рифат Абдрашитов:

— Черный список в журналистике вряд ли возможен, потому что журналиста как хорошего работника определяет не только исполнительность, но и мера таланта. Тогда уж надо составлять список бесталанных авторов. Но репутационный момент в нашей профессии очень силен. Когда журналист предлагает свои услуги новому изданию, редактор всегда найдет способ связаться со своими коллегами и уточнить, что пришедший из себя представляет с точки зрения исполнительности и творческого потенциала. Я сам регулярно даю рекомендации и сам регулярно эти рекомендации запрашиваю.

Николай Жуков:

— Черный список в нашей отрасли, возможно, и нужен, но он будет быстро устаревать. Ведь веб-дизайн для многих фрилансеров — это в первую очередь увлечение. Им занимаются молодые люди от 20 до 25 лет, которым нравится делать сайты. Но как только у них появляется семья, увлечение уходит на второй план. Ведь если ты не суперпрофессионал, семью этим не прокормить. В этой сфере остаются единицы.

— Как можно обеспечить стабильно высокое качество работы, ведь многие фрилансеры, сотрудничая с заказчиком, выкладываются первые несколько раз, а дальше работают по накатанной?

Рифат Абдрашитов:

— Сегодня рынок насыщен, поэтому фрилансеры, которые работают с изданием на постоянной основе, отдают себе отчет: если они не справятся, их легко заменить. Параллельно возникает бережное отношение к своей репутации: журналист понимает, что если он подведет кого-то в одном издании, то это аукнется ему, когда он придет в другое. Как раз у штатных сотрудников больше факторов, которые могут отрицательно повлиять на качество их труда. Оклад многих расслабляет. Внештатники находятся в большем тонусе, поскольку их заработок напрямую зависит от объемов написанного или отснятого.

Николай Жуков:

— Согласен, некачественное выполнение своих обязанностей широко встречается и среди штатных сотрудников. Человек привыкает к руководству, руководство привыкает к человеку, в какой-то момент контроль ослабевает, и работник начинает халтурить.

— Какого уровня задачи и компетенции стоит доверять фрилансерам? Стоит ли, например, поручать им разовое руководство проектом?


Рифат Абдрашитов:


— Постоянную рубрику в журнале можно назвать проектом, потому что у нее есть своя логика развития и регулярность выхода. Но они все равно развиваются под надзором редактора. Возможно, это странно прозвучит, но профессиональная журналистика — труд не индивидуальный, а коллективный. Это не просто содержательный, вкусно написанный текст, но и интересная его подача, качественные иллюстрации и так далее. И за все эти вещи отвечает не исполнитель рубрики, а редактор издания.

Оксана Кувакина:

— Руководство проектом противоречит самой сути фриланса, потому что подразумевает какие-то рамки, некоторую зацикленность на определенной работе. А ведь это именно то, от чего практически все фрилансеры стараются уйти.

— В законодательстве фактически нет норм, регламентирующих отношения фрилансера и работодателя. Стоит ли заключать с фрилансером договоры и что они дают работодателю?


Рифат Абдрашитов:


— У меня был случай, когда один из авторов, за которым мы закрепили важную для нас рубрику и оплачивали ее повышенным гонораром, вдруг стал игнорировать звонки из редакции. И это был единственный фрилансер, с которым мы в течение нескольких дней согласовывали авторский договор, прежде чем его подписать. Эта бумага ни от чего нас — редакцию — в тот момент не защитила. По­этому я бы не переоценивал ценность формализованных договоров. Они необходимы как минимум для того, чтобы определить права на творческий продукт. И когда мы привлекаем человека на какой-то сложный проект, то заключение договора тоже скорее необходимость, чем прихоть. Но большинство внештатных авторов даже не поднимают вопрос о специальных договорных условиях, при этом благополучно работают на нас в течение многих лет.

Николай Жуков:

— Заключать или нет договор, заказчик решает сам. Это зависит от уровня работы, которая поручается фрилансеру, и от стоимости заказа. Но по своему опыту знаю, что никакие договоры не страхуют от рисков, завязанных на человеческом факторе.

Оксана Кувакина:


— Оформление отношений через договор позволяет обеим сторонам юридически подстраховаться, потому что данный документ дисциплинирует обе стороны, что в конечном итоге приведет к формированию культуры фриланса.

— Какие претензии возможны со стороны контролирующих органов при неправильном оформлении отношений с фрилансерами?


Карина Бундина:

— Переводческая деятельность не лицензируется, по­этому никаких проблем с надзорными органами обычно не возникает. К тому же большинство наших фрилансеров — индивидуальные предприниматели, и схема расчета в данном случае значительно упрощается.

Рифат Абдрашитов:


— Когда все налоги выплачены, у контролирующих органов вряд ли есть повод дотошно изучать наши договоры, особенно если это договоры авторские. Даже у самих авторов зачастую нет поводов адаптировать под себя типовые договоры, поскольку ни на качество работы, ни на оплату труда или выплату налогов это не влияет.
— Нередко фрилансерам поручают разработку новых продуктов и концепций, то есть того, что составляет коммерческую тайну. Какими способами можно обезопасить себя от утечки информации?

Николай Жуков:

— Чтобы защитить себя, надо работать с надежными людьми, потому что информация точно так же может уйти и через штатных сотрудников. Если работа связана с серьезной конфиденциальной информацией, то надо работать с проверенными исполнителями, подстраховавшись договорами в несколько страниц.

«Курс дела» выражает особую благодарность ­ресторану ­«Премьер» за высокие стандарты проведения бизнес-встречи и создание атмо­сферы деловой дискуссии.

Комментировать



  • Перезагрузить изображение
Комментировать



  • Перезагрузить изображение
Обсуждаемое