Три века донецкой Шлаколечебницы

7 октября 12:33
В наше время Центральная городская клиническая больница № 6 является одним из крупнейших лечебных учреждений Донецк. В ее составе десять отделений, включая общую терапию, неврологию, хирургию и урологию, а также большой акушерско-гинекологический корпус.

В августе 2019 года дончане отмечали 150-летний юбилей города. А в следующем году в такой же почтенный возраст вошло старейшее лечебное заведение Донецка − Центральная городская клиническая больница № 6. В народе она больше известна под именем «Шлаколечебница», так как находится на бывшей территории поселка Шлаковка, а также благодаря применяемым здесь при Советском союзе методам лечения ваннами из шлаковых вод. За прошедшие полтора века лечебница разрослась от медпункта при металлургическом заводе до многопрофильной больницы с современными лабораториями и службой ультразвуковой диагностики.

Больница Новороссийского общества

 Шлаколечебница, она же – ЦГКБ № 6 является прямой наследницей первой Юзовской больницы, расположенной на территории сталелитейного завода и в отдельных бараках-пристройках. В наше время лечебница находится на возвышенности – Смолгоре. Это самая высокая часть Донецка, названная так по имени проживавших здесь помещиков Смоляниновых. Отсюда открывается вид на трубы Донецкого металлургического завода. Здесь же находится один из самых известных архитектурных памятников города – Дом Свицына, он же – Дом Юза.

Рядом с нынешним родильным отделением Центральной городской клинической больницы № 6 находятся руины дома из красного кирпича, который называют «Домом Юза» или «Домом Свицына».

 

По одной из версий, дом принадлежал бывшему управляющему Юзовским заводом и каменноугольными копями Новороссийского общества с 1909 по 1918 год Адаму Свицыну. Здесь управляющий размещался вместе с семьей в 16 комнатах, а рядом с жилищем был разбит большой парк. По другой версии, в этом доме жил один из сыновей Джона Юза. По крайней мере, постройка оставалась целой и в советскую эпоху – здесь располагались попеременно клуб для рабочих, детский приют, детская больница, цех по производству безалкогольных напитков, строительный цех металлургического завода. В плачевное состояние дом пришел в XXI веке, попав в руки частных владельцев. С 2009 года велись разговоры о восстановлении Дома Свицына как памятника старинной архитектуры Донецка либо музея основания города Донецка. Пока же можно увидеть остатки его крепких стен, зайдя на территорию Шлаколечебницы.

  

Строительство больницы и мужество первых врачей

 Летом 1870 года основатель Донецка, британский промышленник Джон Юз, начинает строительство сталелитейного завода. Появление предприятия ведет за собой необходимость обустраивать быт рабочих. Потому параллельно с трубами завода вырастает поселок Юзовка – дома для проживания семей горняков и металлургов, церкви, школы, бани, различные хозяйственные постройки и, конечно, медицинский пункт. Изначально это три палаты, вмещающие двенадцать коек для будущих пациентов, врачебный и процедурный кабинет, а также комната аптекаря (провизора), где изготавливаются лекарства. Медпункт обустраивают в четырех отдельных постройках, позже ставших частью мартеновского цеха. Это и была первая больница «Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производств» Джона Юза.


Открытие и освящение больницы состоялось 7 декабря 1871 года, еще до начала сталелитейного производства. Здесь рабочие получали бесплатную медицинскую помощь и уход, притом, что нахождение на больничном завод не оплачивал. В 1891 году в больнице появляется хирургическое отделение, число мест в стационаре достигает 100 кроватей. А к 1900 году лечебница располагает штатом в шесть врачей, возможностью ночных дежурств, выезда скорой помощи, даже проведения судмедэкспертизы при несчастных случаях. Также состояние здоровья населения проверял санитарный врач, регулярно объезжавший поселок.

Врачи и санитары больницы Новороссийского общества трудились не только в кабинетах, но и на выезде. В частности, для помощи нетранспортабельным пациентам, а также роженицам – медсестры лечебницы ухаживали за молодыми матерями и новорожденными на дому.

 

В 1992 году донецкая газета «Город» опубликовала сенсационную статью под заголовком «Дед Ленина заведовал Юзовским госпиталем». В ней утверждалось, что больницей Новоросийского общества руководил А. Д. Бланк, дед В. И. Ленина по материнской линии. Однако Бланк скончался за год до открытия лечебницы в Юзовке − а заведовал он Юговской больницей в Пермском крае. Тем не менее, эту ошибку журналиста до сих пор цитируют в интернет-пространстве как истину.

 И хотя большую часть пациентов больницы Новороссийского общества составляют люди с производственными травмами, постепенно сюда стекаются и другие жители Юзовки и ее окрестностей. Значимую роль тут играли личности врачей – например, молодого доктора Бориса Ильича Казаса, проработавшего в Юзовке 10 лет. По воспоминаниям современников, он не только бесплатно лечил бедные слои населения, но и в дальнейшем помогал им деньгами и лекарствами. Авторитет «народного» доктора и личное мужество помог Казасу и его коллегам пережить холерные бунты рабочих, которые одно время обвиняли в своих бедах и распространении болезней врачей. Борис Казас был врачом-универсалом: он проводил сложные хирургические операции, работал и как терапевт, педиатр, венеролог. В 1895 году совместно с коллегой Карлом Вегнером он впервые в истории Юзовки провел сложную гинекологическую операцию.

Работал в больнице новороссийского общества и старший брат Карла – Оскар Вегнер, а также Леонид Бухольц. Им приходилось принимать до 85 пациентов в день, не считая операций, посещения больных на дому, вечерних обходов стационара.

Конечно, работники медицины в Юзовке сталкивались с целым рядом проблем: это производственные травмы металлургов и шахтеров, в том числе – из-за обвала пород в шахте, а также постоянные вспышки инфекционных заболеваний (холеры, тифа, оспы, дифтерии, малярии, туберкулеза), перерастающие в эпидемии. Для инфекционных больных даже оборудовали бараки вдали от остального населения. Наблюдалась высокая смертность среди детей и трудоспособного населения, многие не доживали и до 30 лет. Виной тому были тяжелые условия труда и неблагоприятная экологическая обстановка рядом с предприятиями.

Но история города знает примеры настоящего мужества и трудолюбия врачей, иногда прибывавших сюда издалека, как, например, доктор Федор Берви.

Миссия доктора Берви

Федор Васильевич Берви – дворянин родом из Санкт-Петербурга, сын знаменитого русского философа и общественного деятеля Василия Васильевича Берви. Федор Васильевич стал одним из первопроходцев медицины в Юзовке. Доктор Берви попал в больницу Новороссийского общества в 1895 году по рекомендации однокурсника, заняв свободное место хирурга. В обязанности нового врача входили и работа в стационаре, и ежедневный прием больных, даже с посещением рабочих в их бараках. Доктор Берви работал с утра до ночи и первое время жил при лечебнице, пока руководство завода не построило для его семьи просторный дом.

Безусловное уважение шахтеров Федор Берви приобрел в 1902 году, после пожара на шахте им. Успенского. Тогда смена, состоящая из 60 шахтеров, была объявлена погибшей, а выход из рудника решили замуровать, с целью потушить источник огня. Однако прибывший на место трагедии доктор вместе с добровольцами из рабочих и шахтеров решил разобрать завал. Таким образом были спасены 13 человек, а самого Берви подняли на поверхность с сильным отравлением газом. С того дня шахтеры неизменно называли Федора Васильевича «наш доктор». Именно всеми уважаемому доктору окажут честь заложить первый камень в фундамент строящейся Центральной поликлиники для обслуживания металлургов, шахтёров и машиностроителей – нынче известной как Институт неотложной и восстановительной хирургии им. Гусака.

Также Берви налаживал работу отделений хирургии и травматологии, на базе которых каждый год проводились операции по новым методикам. За полвека служения медицине Юзовки, затем ставшей городом Сталино, доктор сам провел около 10 тысяч хирургических операций, в том числе – урологических и для устранения воспалительного процесса мозга. Из поездок заграницу он привозил с собой лучшие препараты для стерилизации, операционные инструменты и аппараты, практику пользования масками и резиновыми перчатками вместо вязаных. Тогда же на операциях начинают применять местную анестезию и масочный ингаляционный наркоз. В 1906 году при поддержке руководства сталелитейного завода Федор Берви приобретает первый в Юзовке и один из первых в Российской империи рентгеновский аппарат, причем лично у его разработчика Вильгельма Рентгена. До наших дней сохранилась часть уникальных снимков, сделанных доктором – на одном из них можно увидеть застрявшую в позвоночнике пациента пулю.

Федор Васильевич Берви приобрел рентген-аппарат для больницы Новороссийского общества в 1906 году. Так лечебница Юзовки стала одной из первых на территории Российской Империи делать рентгеновские снимки, что существенно повысило качество врачебной помощи.

Берви продолжает работу и с приходом советской власти, и в Гражданскую войну. В 1919 году фронт находился в самой Юзовке, хирургическому отделению приходилось проводить операции под обстрелами и при остром дефиците медикаментов. Застанет Федор Васильевич и Отечественную войну – он уйдет из жизни в 1943 году, в оккупированном Сталино. Позже именем Федора Берви назовут одну из улиц Донецка в Ленинском районе.

Вторая советская больница

С приходом советской власти поселок Юзовка получил новое имя и статус – отныне это город Сталино. А в 1935 году рядом со сталелитейным заводом начинается большая стройка. И в рекордные 11 месяцев вырастает просторное здание второй Советской больницы имени Серго Орджоникидзе, одного из ближайших соратников Сталина. На смену скромным фельдшерским пунктам приходит поликлиника с широкими колоннами и фасадом с барельефом и скульптурной композицией «Счастливая семья» на крыше здания. Это были фигуры в три метра высотой, которая, по советской традиции, изображает подтянутые спортивные фигуры – это «Волейболистка», «Дискобол» и играющие дети. До наших времен скульптуры не сохранились, их можно видеть только на архивных фотографиях.


Сейчас остатки барельефов на прежнем здании главного корпуса больницы с трудом различимы. Само здание закрыто, какое-то время здесь размещалась биолаборатория.

В состав медучреждения теперь входят отделения хирургии, гинекологии, урологии и неврологии, с вместимостью до 600 пациентов стационара. Отдельно велась борьба со вспышками инфекционных заболеваний: в очагах эпидемий проводились дезинфекции, заболевших сразу госпитализировали, также проводились прививочные кампании, был открыт диспансер для пациентов с открытой формой туберкулеза. Профилактика проводилась, прежде всего, среди рабочих завода и членов их семей – для этого больница первой в городе ввела амбулаторные карточки. С 1929 года при лечебнице изучают особенности профессиональных заболеваний металлургов и рабочих других заводов. Благодаря этой инициативе устанавливаются рабочие смены, на металлургическом заводе организуется срочная медицинская помощь в виде круглосуточных кабинетов терапевта, окулиста, стоматолога, рентгенолога.

 

 «Курорт возле завода»

Вскоре в больнице к обычным методам лечения добавляется физиотерапия. В 1935 году в душевой металлургического завода появляется лечебница с электрическими, световыми, грязевыми и водными процедурами. Здесь проводят щелочно-масляные ингаляции, грязелечение, также пациентов помещают в хлорные камеры, для профилактики гриппа и ЛОР-заболеваний.

Уже после Отечественной войны больница постепенно прирастает новыми корпусами. В 1959 году в лечебнице открывается бальнеологическое отделение, где проходят водные и грязевые лечебные процедуры. Здесь и берет свое начало лечение шлаковыми ваннами. Насыщенную сероводородом воду для процедур набирали из обнаруженного рядом источника. Ранее считалось, что вода в нем обретала лечебные свойства после прохождения через шлаковые отвалы, отходы производства чугуна. Ведь аналогичные источники появлялись при сталелитейных заводах других советских республик и зарубежья (во французском Руре, в Днепропетровске в УССР и т.д.). Но со временем шлак вывезли в другое место, а сероводородная вода осталась – причем по своему составу она близка к минеральным водам Пятигорска и знаменитого курортного поселка Мацеста в Сочи.

К 1964 году Шлаколечебница располагает 20 ваннами, двумя залами для водолечения, залом электросветолечения, массажными кабинетами. Ежедневно в больнице проводились сотни водных и других физиотерапевтических процедур. Помимо ванн со шлаковой водой применялись скипидарные, хвойные, йодобромные и другие ванны, гидромассаж, реабилитация при помощи тренажеров. Эти методы облегчали состояние пациентов с ревматизмом, артритом, кожными, сердечно-сосудистыми, гинекологическими и нервными заболеваниями.

Лечебницу называли «курортом возле завода» и «заводской Мацестой», подчеркивая благоприятный климат, в котором располагалась больница и ее возрастающую популярность среди советских граждан с хроническими недугами. В те годы заведующий больницей Владимир Николаевич Сперанский планировал расширить ее территорию, обустроив большой водоем для купания в сероводородной воде и отдельно площадки для грязелечения. К сожалению, в 1998 году вышел из строя водовод, поставлявший воду из источника. Процедуры с принятием шлаковых ванн так и не возобновили. Но любители курортного лечения самостоятельно оборудовали купальню у минерального источника. И до сих пор посещают ее в летние месяцы, несмотря на предупреждения врачей о вреде самолечения. Однако вода в купальне не поднимается выше 14 градусов, что позволяет надеяться – с водными процедурами посетители не переборщат в любом случае.

 

ЦГКБ № 6: новые методики и перспективы

 Сегодня официальное название Шлаколечебницы – Центральная городская клиническая больница № 6. К прежним направлениям лечения добавились гериатрология (помощь, ориентированная на пациентов пожилого и старческого возраста), городское отделение патологии новорожденных, городской инсультный центр, службы ультразвуковой диагностики, рентгенологии, медицинская лаборатория. Стационар больницы составляют 355 коек. ЦГКБ также является местом обучения будущих врачей − здесь находятся кафедры терапии, неврологии, хирургии, акушерства и гинекологии Донецкого государственного медицинского университета им. М. Горького. К лечебному учреждению приписано около 95 тысяч населения Ленинского района города Донецка.

Больница первой в Донецке приобрела фиброгастроэндоскоп для исследования пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки. Еще в 1950-70 годы хирурги ЦГКБ первыми в Донбассе проводили операцию с полным удалением больного легкого (пульмонэктомия), пересаживали кожу самого пациента со здоровой области на пораженную (аутодермопластика), полностью удаляли злокачественную опухоль при раке поджелудочной железы (панкреатодуоденальная резекция). Особое внимание специалисты лечебницы уделяют лечению органов брюшной полости – язвам, воспалительным процессам, появлению грыж, венозным заболеваниям, проблемам нижних конечностей, в частности, диабетической стопе.

 

Врачи идут в ногу со временем

В ЦГКБ с 1990-х годов проводились операции на сосудах ног при тромбозах и угрозе гангрены стопы у диабетиков, внедрялись новые методы лечения межпозвоночных и паховых грыж. Например, использование сетчатых протезов из биологических или синтетических материалов при грыжевой болезни. Эти вид протезирования позволяет закрыть отверстия, в которых выпячиваются органы брюшины, уменьшить боль и предотвратить развитие болезни. Перечисленные операции внедрял в донецком крае Владимир Васильевич Иващенко – профессор, более 30 лет возглавлявший кафедру общей хирургии № 2 Донецкого Медуниверситета на базе ЦГКБ.

Более полувека возглавлял хирургическое отделение Шлаколечебницы доктор Константин Константинович Скворцов. Он первым в городе осваивал новые виды операций на всех органах, в особенности – с применением эндоскопа. Константин Константинович – представитель знаменитой династии Скворцовых, чей путь в медицине начался в Москве в далеком 1900 году. Общий стаж всех врачей из семьи Скворцовых составляет около 600 лет! На консультацию к доктору Скворцову приезжали люди со всего донецкого края. В 1961 году он спас мальчика, получившего ожог пищевода, проведя уникальную операцию по восстановлению этого органа.

Хирургия ЦГКБ № 6 оставалась в числе лучших в городе на протяжении всей истории больницы. 46 лет хирургическим отделением руководил доктор Константин Константинович Скворцов. Долгое время здесь работал и его сын – Константин Скворцов.

Константин Константинович в числе первых в Советском союзе начал проводить лапароскопические операции при различных заболеваниях желчного пузыря и других органов брюшной полости – с тех пор это постоянная практика хирургов ЦГКБ. Операции проводятся с помощью эндоскопов – приборов с миниатюрной видеокамерой, подключенной к экрану, на который выводятся данные осмотра.

Эндоскоп и другие инструменты вводятся в нужную полость через три-четыре небольших прокола размером в 0,5-1 см. Такая манипуляция почти не повреждает мягкие ткани пациента, потому восстановление после вмешательства проходит гораздо быстрее и менее болезненно. Ранее для полостных операций приходилось делать широкие разрезы в разных направлениях, и пациент проводил на больничной койке до 10 дней без лишних движений. После чего ему предстояло снимать швы и мириться с заметными шрамами. А при лапароскопии человек может отправиться домой в тот же день и практически сразу возвращаться к трудовой деятельности. Также для проведения операции используется местное обезболивание – больной продолжает находиться в сознании, что позволяет врачу лучше контролировать процесс и избежать лишних повреждений. Сейчас эндоскопическими стойками оснащено каждое хирургическое отделение больницы.

Лапароскопические операции проводятся в ЦГКБ часто с применением местной или спинномозговой анестезии – пациент не чувствует боли, но находится в сознании, и врачи могут контактировать с ним.

 

Широко применяется практика лапароскопических операций в урологическом отделении ЦГКБ, которым более 30 лет руководит Геннадий Рубенович Саркисян. Здесь же используется метод лазерного дробления камней в почках и мочевом пузыре. Аппарат воздействует на камни ультразвуковыми волнами, что позволяет обойтись без хирургического вмешательства. Метод не имеет побочных эффектов и подходит людям с сопутствующими заболеваниями, даже хроническими. Для жителей донецкого края, как отмечает Геннадий Рубенович, проблема образования камней очень актуальна – из-за наличия тяжелых производств и экологических особенностей.

Больница продолжает приобретать современную медицинскую аппаратуру, например, для рентгеновских снимков и ультразвуковой диагностики. Ряд методов лечения, применяемых в ЦГКБ, был запатентован. И сейчас здесь ежедневно проводятся срочные операции, причем – круглосуточно. К бытовым, производственным травмам и заболеваниям внутренних органов добавились осколочные ранения и другие последствия военного времени. Пациенты приезжают в Шлаколечебницу со всех районов Донецка и из соседних городов. А с началом эпидемии коронавируса в 2019 году весь стационар больницы был отдан для лечения пациентов с COVID-19 и его последствиями, включая тяжелые случаи пневмонии. Для этого в палатах устанавливались дополнительные аппараты искусственной вентиляции легких и кислородные концентраторы.

 

Здесь будет размещен видеоролик «Шлаколечебница»

Сегодня в ЦГКБ № 6 также проводятся плановые и срочные операции, а персонал продолжает строить планы на будущее. Как утверждает главврач больницы Валерий Михайлович Атаманов, численность коллектива, несмотря на боевые действия в регионе и пандемию коронавируса, не уменьшилась. В лечебницу продолжают поступать все расходные материалы, проводится ремонт внутри старого главного корпуса больницы, а в мае этого года сюда в составе гуманитарной миссии приезжали коллеги из Крыма. Конечно, специалисты Шлаколечебницы надеются на тесное сотрудничество со специалистами из Российской Федерации и на развитие технического потенциала больницы. Многолетний опыт ведущих специалистов ЦГКБ позволяет сказать, что они освоят любую новую аппаратуру и передовые методики в лечении различных заболеваний и травм.

Валерий Михайлович Атаманов, главврач ЦГКБ № 6.