Юный Тихон Волжанин из Челябинска вопреки аутизму мечтает стать актёром

22 ноября 10:45
Три буквы аббревиатуры его диагноза РАС кому-то покажутся приговором. Расстройство аутистического спектра или аутизм. Но глядя на 12-летнего Тихона Волжанина, сложно заподозрить в нём серьёзный недуг. Он играет на синтезаторе, снимается в кино, занимается спортом и мечтает… как и любой ребёнок.
«Я хотел бы попробовать снимать видеоролики, попробовать себя в роли видеооператора, поэтому мечтаю о видеокамере», — делится сокровенным маленький Тихон с активистами проекта #безграничные_возможности2022. 

Достойное мужское занятие — уверены родители. Надо лишь подрасти.

Его взросление — процесс удивительный. И наблюдать за этим процессом — с одной стороны тревожно — всё-таки аутизм предполагает четкие границы и деликатное уважение внутреннего мира пациента. Но с другой — увлекательно. Ведь никогда не знаешь, как мозг этого мальчишки отреагирует на то или иное событие. Тихон — книга, к которой хочется возвращаться снова и снова. Каждая новая мечта в нем рождалась на стыке упрямого «хочу» и какого-то невероятного желания обрести свободу от собственного разума, который решительно держит мальчика в тисках.

Например, музыка. Что может дарить больший простор, чем музицирование?

«Я учусь играть на синтезаторе. У меня хороший музыкальной слух, и мне предложили попробовать поучиться в музыкальной школе. Я выбрал инструмент синтезатор, потому как на синтезаторе можно сделать разные мелодии, звучание разных инструментов».

Обратите внимание: Тихон не говорит «сыграть разные мелодии», он предельно точно подбирает нужное слово — «сделать». В свои 12 мальчик понимает: синтезатор — не рояль, чьи возможности ограничены мастерством музыканта. На синтезаторе можно создавать и творить всё, что угодно.

«Один раз мне удалось поучаствовать в музыкальном конкурсе, и я стал лауреатом 3 степени».

Из таких маленьких побед складывается его устойчивость мироощущения. Возможно, именно это и является точкой опоры для Тихона.

Инструмент под его пальцами оживает хрустальными звуками клавесина — такими же задумчивыми, как и сам мальчик. Мелодия незамысловатая, простая. Но есть в ней то, что называется двойным дном. А музыкант обязательно должен обладать двойным дном, как и любой артист, впрочем. Именно двойное дно наполненности заставляет зрителя неотрывно следить за исполнителем со стороны.

У Тихона грустные серые глаза. И это делает его похожим на странника. Так бывает иногда. Причин для грусти нет. Но глаза словно тоскуют по поиску себя. И внутри этого мальчика поиск не прекращается ни днём, ни ночью. Он пробует себя в разных жанрах. И помимо музыки в его личном расписании есть спорт, которому наш герой тоже посвящает много времени.

«Я занимаюсь роликовым и горнолыжным спортом. Занимал и первое, и второе, и третье места в этих видах спорта. Также я занимался плаванием, лего-конструированием, скалолазанием, верховой ездой. Хожу в кружок по шахматам».

А однажды Тихон даже снялся в детском кино. И с тех пор одна мысль не даёт мальчику покоя: вот, скажем, пройдет еще лет пять, и настанет время выбирать профессию. Здесь Тихон, наверное бы, многозначительно закатил глаза и задумался… Может, театральный? Что если быть актером — его призвание?

Время покажет — улыбаются родители и сестра. А пока ему лишь 12. И для мечты — вагон времени. А для её исполнения — еще больше. В конце концов, на то оно и детство — быть заряженным невероятным будущим, в котором возможно всё.