Posted 3 июля 2023,, 02:25

Published 3 июля 2023,, 02:25

Modified 14 августа 2023,, 14:13

Updated 14 августа 2023,, 14:13

Владельцы Южного Урала: Виктор Рашников

Владельцы Южного Урала: Виктор Рашников

3 июля 2023, 02:25
Фото: kursdela.biz
Это богатейший человек Челябинской области. Причем, выходец из «красных директоров», что нехарактерно для современной России. «Курс дела» рассказывает, в чем секрет успеха Виктора Рашникова.

Информация к размышлению

ММК — единственное место работы Рашникова всю жизнь. Его отец тоже работал на комбинате.

Еще в советские времена Виктор, начав работать слесарем-наладчиком ММК, поднялся в дальнейшем до поста главного инженера и первого заместителя гендиректора крупнейшего в регионе предприятия.

Но его звездный час настал в 90-е годы, на волне приватизации комбината.

У Рашникова за все годы с момента его прихода к руководству Магнитогорским металлургическим комбинатом было много влиятельных сторонников, которые помогали укреплению его власти. В том числе это губернатор Сумин (был главой региона с декабря 1996 по апрель 2010 годы), руководство прокуратуры Челябинской области (прежде всего прокурор Анатолий Брагин), федеральные политики, вышедшие из Челябинской области (Виктор Христенко, Павел Крашенинников), многие другие.

При этом уязвимым моментом для Рашникова была история приобретения 30% пакета акций ММК. И возможно, конфликт по сей день нельзя считать исчерпанным.

Путь к успеху

На момент приватизации гендиректором ММК был Анатолий Стариков. Но летом 1997 года ему пришлось оставить свой пост. Произошло это вот как.

В 1994 году указом президента России Ельцина создана финансово-промышленная группа (ФПГ) «Магнитогорская сталь». Планировалось завершить строительство на базе ММК современного предприятия, способного обеспечить всеми необходимыми типами сталей и металлопроката автомобильную промышленность России. Президентом ФПГ «Магнитогорская сталь» был избран Анатолий Стариков.

В декабре 1994 года Стариков уполномочил инвестиционно-финансовую группу «Рабиком» (Челябинск, руководитель Павел Рабин) привлекать инвестиции для ММК. Была выдана соответствующая доверенность (есть в распоряжении «Курса дела»).

И Рабину удалось привлечь инвестиции. Его компания взяла крупный кредит под большой процент в московском банке «Столичный». Интерес Рабина был в том, чтобы дешевле купить акции ММК в ходе приватизации и потом дороже продать структурам комбината. Соответственно погасить кредит и остаться в прибыли. Структуры комбината сами купить акции ММК не могли по закону. Можно предположить, что компанию Рабина в этой ситуации менеджеры ММК использовали как прокладку для того, чтобы акции комбината взять в итоге под контроль.

Инкомбанк и ММК

Кроме того в 1994 году стратегическим партнером ММК стал Инкомбанк. Этим вопросом занимался Рашит Шарипов, один из топ-менеджеров комбината. Вряд ли он тогда мог предугадать последствия для себя такого сотрудничества комбината и банка. Так или иначе союз ММК и Инкомбанка был оформлен в начале 1995 года обменом 7% акций Инкомбанка на 7% акций Магнитки, принадлежавших ФПГ «Магнитогорская сталь». Тогда же, в 1995 году, банку были проданы 26% акций «Магнитогорской стали». И «Инком» получил одно место в совете директоров самой Магнитки. При содействии Шарипова Инкомбанк купил офис разорившегося Северного торгового банка в Магнитогорске и открыл там свой филиал. Он начал обслуживать некоторые счета Магнитки.

Пиррова победа Шарипова

В 1997 году Шарипов почувствовал свою реальную силу. ФПГ «Магнитогорская сталь» собрала у себя 30% акций ММК, еще 7% получила в доверительное управление. Повод для смещения Старикова с поста гендиректора нашелся убедительный: тяжелое финансовое положение комбината. Что и зафиксировала в начале 1997 года аудиторская проверка. В мае начала работу антикризисная комиссия. Ее возглавила заместитель Шарипова Алла Пташник.

Фактически к середине года ситуацию на ММК уже контролировал Шарипов. Он стал председателем ее совета директоров. Его полностью поддерживал Инкомбанк.

Для улучшения финансового положения было решено провести дополнительную эмиссию акций предприятия. Гендиректор Стариков выступал за передачу акций государству в счёт погашения долга. Это противоречило позиции председателя совета директора Рашида Шарипова, предлагавшего продать акции Инкомбанку. На стороне Шарипова выступил и Виктор Рашников, первый заместитель Старикова.

3 июля 1997 года совет директоров АО «Магнитогорский металлургический комбинат» освободил Анатолия Старикова от обязанностей генерального директора предприятия, а 2 августа на эту должность был назначен Рашников.

Кто бы мог подумать, что следом за этим последует стремительное падение Шарипова? Он же считался на тот момент самым продвинутым из руководителей ММК.

Но Рашников традиционно контролировал сбыт и поставки на Магнитку. А Шарипов со своей антикризисной командой начал фактически подкоп под эту святая святых руководства ММК. Что и спровоцировало конфликт.

К осени 1997 года ревизоры обнаружили на ММК вопиющие злоупотребления в сбыте и поставках. Это были не отдельные огрехи, а настоящая система. По данным ревизоров, только шесть ключевых фирм, учрежденных в Австрии, Германии и Канаде (среди учредителей — сам комбинат и некоторые его руководители) и контролировавших 30% экспорта Магнитки, приносили ей прямых убытков примерно на $30 млн в год, закупая товар по цене ниже себестоимости. Кроме того, по данным, например, на февраль 1997 года, эти фирмы просто не вернули Магнитке $70 млн за поставки. Такая задолженность при экспорте считается вопиющей.

Шарипов предлагал заняться «оздоровлением финансов» Магнитки. Однако в системе откачки денег были задействованы родственники руководителей комбината. В частности, брат гендиректора ММК Сергей Рашников возглавлял ООО «Профит», поставляющее металлолом на комбинат. «Профит» закупал в год миллион тонн лома по 255 тыс. рублей за тонну, а продавал ММК по 380 тыс. руб. Прибыль «Профита» составляла в результате $20 млн в год.

В таких условиях неудивительно, что антикризисный комитет вскоре перестали допускать к документам ММК, а затем и вовсе отобрали у членов комитета пропуска на комбинат.

Рашников вернулся к ранее обсуждавшейся на комбинате идее получить $100 млн в кредит у ЕБРР на строительство «стана-200» (одно время аналитики считали идею нерентабельной).

«Стан-200» был введен в работу в 2011 году. Это ключевой агрегат высокотехнологичного комплекса холодной прокатки. Его главное предназначение — производство качественного холоднокатаного и оцинкованного проката для автомобилестроения, производителей бытовой техники и строительной отрасли.

Предложение Рашникова активно поддержал Инкомбанк, так как по условиям кредита он становился банком-агентом, через его счета проходили все платежи по экспортным контрактам ММК, что в два раза превышало сумму кредита ЕБРР. Загвоздка была лишь в том, что еще одним условием кредита была передача банку под залог 30% акций комбината, принадлежащих ФПГ «Магсталь». В феврале 1997 года этот пакет был распределен по уставным капиталам шести дочерних компаний ФПГ — так решил совет директоров ММК во избежание потери контроля над этим пакетом из-за скандала с Национальным резервным банком.

Контратака Рашникова

Тогда Рашников и Инкомбанк решили действовать через суд. В декабре 1997 года прокурор Челябинской области подал первый иск в «защиту государственных и общественных интересов» в областной арбитражный суд с требованием признать незаконной передачу акций ММК в дочерние компании. До решения суда на этот пакет по просьбе прокурора был наложен арест.

Вскоре Шарипова, минуя собрание акционеров, советы директоров ФПГ и ММК лишили всех постов в обеих структурах. Был сделан и ряд перестановок в дочерних компаниях ФПГ. Поэтому прокуратуре выиграть иск не составило труда.

Шарипов пытался защищаться и передал акции в номинальное держание московскому банку «Деловой мир». Далее договор о купле-продажи акций ММК был заключен между банком с двумя офшорными компаниями. Они, в свою очередь, заключили аналогичные соглашения с двумя физическими лицам — адвокатами Михаилом Некричем и Александром Добровинским. Сумма сделки составила $60 млн.

Челябинская прокуратура успела признать через суд недействительной продажу акций офшорным компаниям. Добровинский рассказывал журналистам, что офшорные фирмы собираются подать кассационную жалобу на решение Челябинского арбитражного суда.

А тем временем оппоненты задействовали «тяжелую артиллерию». Было возбуждено уголовное дело по обвинению в присвоении 30% акций.

6 марта Шарипова объявили в федеральный розыск. Вслед за этим началась череда арестов.

3 апреля 1998 года в аэропорту Шереметьево был задержан Павел Рабин (он возвращался в Магнитогорск), руководитель фирмы «Рабиком», являющейся учредителем «Регистратор-Чел» — реестродержателя ММК. Рабина обвинили в хищении акций в «составе преступной группы».

15 апреля в магнитогорское СИЗО попали замгендиректора ФПГ Александр Сухих и директор МАГСИ (одна из шести дочерних компаний) Николай Звягин.

Позже правоохранительные органы арестовали полномочного представителя одной из офшорных компании «Аруфа-инвест», которая участвовала в сделке с акциями, Алексея Поветина. И наконец, в Цюрихском аэропорту (Швейцария) была задержана зампредседателя финансово-промышленной группы «Магнитогорская сталь» Алла Пташник.

Всего следователи прокуратуры возбудили восемь уголовных дел.

В апреле был расторгнут договор ММК на ведение реестра акционеров с компанией «Регистратор-Чел».

Итогом всех разбирательств стало то, что 22 мая 1998 года пакетом акций в 30% на собрании акционеров предприятия голосовали Инкомбанк и руководство комбината. Шарипова исключили из совета директоров ММК.

«У меня есть основания полагать, что прокуратура и суды действовали тенденциозно и необъективно и принимали решения в интересах только одной из сторон», — говорил тогда адвокат Шарипова Яков Мастинский.

В свою очередь вице-президент Инкомбанка Евгений Давыдов возражал:

«В обращении в прокуратуру я не вижу ничего зазорного. Единственной целью совета директоров комбината была защита прав собственности комбината».

Давыдов в итоге сохранил место в совете директоров ММК.

Как отмечал «Коммерсантъ», ФПГ и ММК к тому моменту находились уже под полным контролем Инкомбанка и Виктора Рашникова. Последний тем временем завершал переговоры с ЕБРР о предоставлении кредита на 100 млн долларов.

Стоит сказать, что в дальнейшем уголовное преследование Шарипова было прекращено. Но насколько можно судить, целью Рашникова и его союзников было не посадить Шарипова, а просто убрать с дороги.

Шарипов позднее работал вице-президентом «Роснефти», а потом — «Транснефти».

Рашников и Путин

В нулевых годах Рашников стал уже полновластным владельцем ММК. Влиятельных оппонентов у него не осталось. Тем более что у хозяина Магнитки возникли теплые взаимоотношения и с президентом России Владимиром Путиным. Первая их встреча состоялась в декабре 2000 года.

Потом президент России несколько раз приезжал на горнолыжный комплекс «Абзаково», принадлежащий ММК. И с удовольствием катался там на горных лыжах. Причем, эту любовь к «Абзаково» президент пронес сквозь десятилетия. В январе 2023 года он в эфире телеканала «Россия 24» отметил, что катался на горных лыжах в этом центре с удовольствием. И был бы рад сделать это вновь.

В 2003 году челябинский предприниматель Рабин, о роли которого в событиях на ММК «Курс дела» рассказывал выше, в интервью 74.ру заявил, что его жестко преследует правоохранительная система Челябинской области по заказу руководства ММК. Мол, следом за одним прекращенным уголовным делом возникает новое. Со временем эти дела все же были прекращены.

Эпоха стабильности

Фактически последние два десятилетия Рашников чувствовал себя как руководитель и владелец ММК отлично. В феврале 2005 года Рашников объявил о намерении покинуть пост гендиректора, чтобы заниматься вопросами стратегического развития предприятия.

В апреле он стал председателем совета директоров ММК.

Он же еще с 1997 года возглавил Союз промышленников и предпринимателей Челябинской области, которым до этого руководил Анатолий Стариков. Причем, Рашников возглавляет этот союз по сей день, то есть уже 25 лет! Очевидно, что его авторитет среди промышленников региона непререкаемый.

В 2006–2014 годах Рашников — президент ООО «Управляющая компания ММК». Он пять раз избирался депутатом Законодательного собрания Челябинской области. Он также президент хоккейного клуба «Металлург» (Магнитогорск), член бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей.

Молва приписывает Рашникову участие в досрочной отставке с поста губернатора Челябинской области в начале 2014 года Михаила Юревича, с которым всесильный олигарх не смог найти общий язык. Даже на фотографиях того времени можно заметить, что между Юревичем и Рашниковым дружбы нет.

Косвенным подтверждением этой версии является то, что на смену Юревичу на пост губернатора региона пришел Борис Дубровский, работавший до этого гендиректором ММК.

В целом в XXI веке дела ММК складывались неплохо. Комбинат входил в тридцатку крупнейших мировых производителей стали.

Сам Рашников вошел в число богатейших людей России. Да и сейчас он в топ-20 самых богатых россиян, как сообщает Редакция Forbes.

Причем, по итогам проблемного 2022 года Рашников умудрился даже увеличить размер состояния.

Убытки и ценовые войны

Совсем без проблем все же не обошлось. В III квартале 2011 года чистый убыток ММК по МСФО составил $205 млн. ММК вел корпоративные войны по нескольким направлениям. Очередным инцидентом стал спор с казахским поставщиком железной руды ENRC, по иску которой были заморожены австралийские активы ММК. Это мешало ММК приобрести 100% австралийской железорудной Flinders Mines, контроль над которой был важен для преодоления проблем курсовых разниц. Еще одним эпизодом «ценового противостояния» ММК и других российских структур стал конфликт вокруг поставок металлопродукции для Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ), который в феврале 2011 года подал в Федеральную антимонопольную службу на ММК, обвинив комбинат в завышении цен на свой прокат.

Эпоха нестабильности

Ситуация для ММК резко ухудшилась на фоне специальной военной операции и западных санкций, с которыми столкнулись крупнейшие предприятия России.

«По комбинату — это беда. Все буквально сразу развернулись, мы не могли проводить нормально платежи. Все — сразу замкнутое кольцо сделали. Но будем проходить, есть коллектив, опытные руководители», — эти слова Рашников произнес весной 2022 года.

Интересно, что до этого, весной 2022 года, из состава совета директоров ММК вышли три человека, в том числе дочь Рашникова Ольга. Возможно, это стало реакцией на санкции Евросоюза, введенные против Виктора Рашникова.

Пресс-служба комбината по этому поводу информировала:

«ПАО „Магнитогорский металлургический комбинат“ сообщает, что 3 марта компания получила уведомление об изменении состава акционеров ММК. Соответствующая сделка совершена 28 февраля. В результате сделки 79,76% акций ММК, находившихся во владении компании Mintha Holding Limited (Республика Кипр), перешли во владение ООО „Альтаир“ (Магнитогорск). Конечным бенефициаром обеих компаний является председатель совета директоров ПАО „ММК“ Виктор Рашников».

Решение было принято с учетом снижения привлекательности Кипра с точки зрения владения и управления российскими инвестициями. Также были приняты во внимание обстоятельства, возникшие на финансовом и фондовом рынках.

В мае 2022 года Рашников попал в санкционный список Канады, в августе попал под санкции США, в октябре — Японии. Также против него ввели санкции Швейцария, Австралия, Украина и Новая Зеландия.

Летом 2022 года агентство Bloomberg отметило, что Рашников обеднел на 4,65 миллиарда долларов на фоне западных санкций против ММК. Об этом сообщали российские СМИ, в том числе URA.RU.

В октябре группа ММК отчиталась о значительном снижении основных показателей.

В мае 2023 года ММК попал под санкции Великобритании.

Какова будет судьба сталепрокатных активов Рашникова в Европе и США на фоне противостояния России со странами Запада, остается лишь гадать. Кстати, у ММК есть еще завод в Турции. Но Турция пока не член ЕС.

День завтрашний

Рашников родился в 1948 году. Ему уже 74 года. Очевидно, что возраст берет свое. Однако пока не видно, кому он мог бы передать управление предприятием. Тем более что сыновей у него нет. Есть две дочери.

Возможно, ситуацию придется форсировать на фоне санкционного давления Запада. Весной 2022 года Рашников заявил, что будет думать о возможности отказа от контрольного пакета акций ММК.

Ходило много слухов о предстоящем включении ММК в государственный металлургический холдинг, который должен был создать Алишер Усманов. Однако до настоящего момента этого не случилось.

В то же время на фоне западных санкций появилась информация, что на ММК нацелился один из самых богатых людей России.

Возникал также вопрос о долге ММК на 1,5 млрд руб перед ТД «Южно-Сибирский». Однако в конце 2022 года арбитражный процесс по этому поводу был прекращен в связи с мировым соглашением.

Периодически в соцсетях и на компроматных ресурсах возникает вопрос по поводу законности контроля Рашникова за 30% пакетом акций, вокруг которого велась жесткая схватка в 1997–1998 годах. Возможно, эта тема снова возникнет, если борьба за ММК обострится в нынешней экономической ситуации в России, когда трудно строить какие-либо прогнозы.