На грани медного бунта

На грани медного бунта

4 февраля 2016, 23:04
Бизнес
Томинский ГОК несет Челябинской области не только экологические угрозы

Проведя погружение в историю разработок медных месторождений Большого Урала открытым способом и авариям на хвостохранилищах зарубежных полиметаллических ГОКов, kursdela.biz изучил ретроспективу массовых протестов против начала разработок медных месторождений по всему миру.

Удивительным образом все они сконцентрированы во временном промежутке, начинающемся лишь с 2012г. Что позволило проиллюстрировать каждый из представленных эпизодов полноценной видеохроникой. К слову, прошлогодние челябинские митинги против строительства Томинского ГОКа встают в эту короткую летопись одной из ярких, и что самое главное, исключительно мирных страниц. Смотрим и вспоминаем.

Впрочем, анализ происходившего по схожему поводу в других частях планеты показывает, что ни протестующим, ни властям, ни РМК расслабляться рано. Ситуация потенциально несет в себе серьезные риски. И по большому счету, в интересах как региональных, так и федеральных властей как можно дольше оттягивать окончательное решение по вопросу Томинского ГОКа. Причем в наилучшем для всех варианте – до тех пор, пока сама РМК не устанет от всей этой тянущейся волынки, и не найдет на просторах страны, а то и мира, менее проблемный объект приложения своих финансовых и профессиональных усилий.

Но перед тем как перейти к описанию рисков, сразу оговоримся, что употребляя термины «активисты» или «протестующие», мы не подразумеваем под ними конкретное движение «Стоп-ГОК». Поскольку оно является лишь частью широкого спектра огромной протестной аудитории, представленной владельцами недвижимости; семьями, заботящимися о здоровье детей; людьми, желающими связать свое будущее с Челябинском, но лишь в том случае, если он перестанет быть зоной экологического бедствия, и многими другими. А потому в любой момент возглавить или переформатировать протест всех сразу или какой-то отдельной группы может кто угодно. И этот риск, по большому счету, обусловливает все остальные по списку:

Риск1. Большинство представленных примеров наглядно демонстрирует типовой сюжет «медных» протестов: когда власти и руководство горнорудных компаний демонстративно игнорируют требования активистов, случаются многолюдные марши по направлению к промплощадкам. В случае, если дело с Томинским ГОКом дойдет именно до такой точки кипения, это будут группы не из нескольких сотен местных крестьян, как в Мьянме, Перу и на Украине или индейцев-аборигенов, как в Панаме, Эквадоре или штате Аризона. Близость промплощадки ГОКа к Челябинску и единодушное неприятие его жителями идеи вбить еще несколько гвоздей в гроб и без того уже загубленной экологии города, потенциально способны вывести на линию прямого столкновения с персоналом и охраной объекта многотысячные колонны протестующих, которые будет крайне сложно остановить и развернуть деликатными методами.

Риск 2. Такой мощный, идейно заряженный и многолюдный протестный потенциал, который подается на блюдечке далеко не каждый день, могут использовать в своих целях внешние игроки. Например, с целью очередной дискредитации руководства РФ. Несложно заметить, что энергия негодования в Эквадоре и Мьянме была умело, с мощной международной пиар-поддержкой, направлена против Китая. А в Союзе Мьянма преследовалась еще и цель дополнительной раскрутки прозападной оппозиции и героизации ее лидера Аун Сан Су Чжи. В контексте информационной подготовки «второй Болотной весной-2016», которую фиксирует патриотически настроенная часть блогосферы, такой сценарий не выглядит совсем уж притянутым за уши. Его вполне режиссерским замыслом выглядит, например, недавнее циничное глумление над челябинцами от имени Путина, которое позволил себе третьестепенный клерк из президентской канцелярии. Сюда же и обещание Игоря Холманских обсудить Томинский ГОК не где-нибудь, а на заседании Совбеза.

Риск 3. Предыдущие два пункта делают реальным риск жертв среди протестующих и правоохранителей как в результате трагических случайностей и человеческого фактора, так и профессионально подготовленных провокаций. В Воронежской области по чистой случайности никто не погиб в ходе разгрома лагеря геологов, а вот в Латинской Америке и Южной Азии без погибших и раненых не обошлось. Не дай Бог, конечно.

Риск 4. Под раздачу почти гарантированно попадает местная власть, персонифицированная в губернаторе Борисе Дубровском. Самое безобидное, что может случиться – это потеря авторитета через потерю лица. Чтобы понять, о чем идет речь, достаточно посмотреть видео с освистанным губернатором Воронежской области Алексеем Гордеевым во время церемонии открытия больницы в Новохопёрске. В Челябинске римейк черноземной картинки может оказаться намного более зрелищным. А уж желающие раскрутить такой сценарий в отношении «магнитогорцев», а потом разнести самые удачные видеокадры по соцсетям, интернет-порталам и новостным телеканалам, найдутся в изрядном количестве. Ну а если материализуются риски 1-3, то даже не приходится сомневаться, на кого повесят всю ответственность.

Риск 5. Под удар могут попасть бизнес-партнеры РМК, прежде всего финансовые. По примеру того, как в Армении противники разработки Тегутского месторождения активно призывали к бойкоту банка ВТБ, профинансировавшего проект. Совсем недавно, в ноябре 2015г., РМК на несколько сотен миллионов долларов США прокредитовал консорциум банков в составе дочки Сбербанка, упомянутого выше ВТБ и ЮниКредитБанка. Правда, под проект в Актюбинской области Казахстана. Легко представить, с каким энтузиазмом челябинцы, как физики, так и юрики, примутся бойкотировать банки, осмелившиеся поддержать финансами Томинский ГОК, будь он навязан городу силой. А среди прочих банков непременно найдутся те, что еще и подольют масла в огонь в надежде перераспределить клиентскую базу, как это уже случалось в Челябинске. Риск распространения такого бойкота на другие крупные города страны с развитым экологическим самосознанием также не исключен. Особенно с учетом того, что механика эффектных антибанковских флэшмобов и пикетов в самом начале 2016г. была обкатана на выступлениях валютных ипотечников.

А теперь непосредственно те события, на основании которых и сформулированы вышеизложенные соображения.

Эквадор

2012г.

Индейцы Эквадора выступили резко против реализации проекта китайской компании Ecuacorriente по добыче меди открытым способом на месторождении Эль Мирадор стоимостью $1,77 млрд. По мнению Конфедерации коренных национальностей Эквадора, реализация проекта приведет к уничтожению 450 тыс. акров тропических лесов, покрывающих районы естественного водораздела. Своей главной протестной акцией индейцы сделали почти карнавальный двухнедельный марш через всю страну в ее столицу Кито.

Но там их уже поджидали несколько тысяч сторонников президента Рафаэля Корреа, лично агитировавшего эквадорцев за медный инвестпроект. Они обвинили оппозицию и Конфедерацию коренных народностей в намерении дестабилизировать власть в преддверии президентских выборов. Все закончилось потасовкой между полицией и демонстрантами, к счастью, без жертв.

Панама

2012 г.

Индейцы гуайями, проживающие в панамской конмарке (территории автономного управления) Нгобе-Бугле, устроили серию протестов против доступа иностранных компаний к медному месторождению Серро Колорадо, расположенному на их землях. В течение недели тысячи гуайями блокировали Панамериканское шоссе в районе Сан-Феликса. Однако правительство страны вместо того, чтобы ответить на призывы протестующих к переговорам, выдвинуло против них полицейские кордоны с целью подавления выступлений и очистки магистрали для транзита. В результате жестоких столкновений погибли двое мужчин. Насилие в Сан-Феликсе вызвало возмущение оппозиции и других индейских племен по всей Панаме. По стране прокатились дорожные блокады, марши, бдения и забастовки. В столице закрылись университеты. В нескольких городах были сожжены полицейские участки.

В результате правительство пошло на диалог с лидерами коренных народов, чтобы доработать правовую базу, регулирующую разработку месторождений на их территориях.

Армения

2013г.

Еще в 2011г. около 30 грузинских и армянских НКО потребовали от своих правительств действий по приостановке проекта Тегутского медно-молибденового месторождения на границе двух стран до выяснения всех возможных экологических последствий. Общественники были уверены, что ГОК компании Armenian Copper Program нанесет урон почве, биоразнообразию, создаст угрозу оползней и наводнений, а также загрязнения подземных вод. Особую тревогу у экологов вызывало хвостохранилище, в котором должно утилизироваться 180-200 м3 производственных отходов. В горячую фазу протесты вышли в 2013г., за год до запланированного ввода месторождения в эксплуатацию. В экологическом шествии в Ереване приняли участие более 100 человек.

Острие негодования активистов было направлено на российский банк ВТБ, прокредитовавший строительство ГОКа. В юридическом аспекте демонстранты апеллировали к Орхусской конвенции Европейской экономической комиссии ООН «О доступе к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды», которая была ратифицирована Национальным собранием Армении в 2001 году.

Украина

2013г.

В Раховском районе Закарпатской области еще домайданной Украины более 500 жителей Косовской Поляны в течение двух июньских дней перекрывали дорогу, протестуя против добычи меди и золота недалеко от их села. Участники акции требовали остановить деятельность общества «Мармарош», которое уже приступило к геологоразведочным работам в урочище Рударня. Их возмутил тот факт, что компания получила разрешение на разработку от Закарпатского областного совета с условием, что согласие дадут сельсоветы Косовской и Кобылецкой Поляны и Раховского горсовета. Вместо этого было получено только единоличное согласие поселкового головы Федора Митрюка, в то время как на трех сессиях Косовскополянского поселкового совета депутаты трижды не давали согласия на добычу полиметаллических руд. По сведениям активистов, при содействии Великобычковского лесхоза должны были начаться работы по прокладыванию дороги к месту разработки. Именно поэтому протестующие преградили дорогу лесовозу, выгрузили из него несколько колод и заблокировали ими дорогу, оставив открытой лишь ее часть для легкового транспорта.

Впрочем, ситуация достаточно быстро рассосалась. Сельчанам объяснили, что ни о какой добыче речи пока не идет. Разрешение дано только на геологоразведку, без которой сложно понять, имеются ли поблизости от Косовской Поляны вообще какие-либо промышленные запасы полиметаллов.

Мьянма

2012-2014гг.

На протяжении двух лет длилась горячая фаза протестов против строительства ГОКа на медном месторождении Летпадаун, которое с Томинским ГОКом роднит низкое содержание меди в руде (0,37-0,43%) и разработка открытым способом. Все началось с выступлений местных жителей, протестовавших против экологических последствий китайско-мьянмарского проекта и принудительного выселения обитателей прилегающих к месторождению населенных пунктов. Местные перекрывали дороги, устраивали марши к промплощадке.

Первый инцидент произошел 29 ноября 2012г., когда, по разным данным, при разгоне протестной акции ранения получили 110-150 человек. По утверждениям Amnesty International, против манифестантов был использован белый фосфор, ставший причиной сильных ожогов и пожизненной инвалидности многих из пострадавших. 8 декабря правительство Мьянмы принесло свои извинения за грубый разгон протестующих. Но через 2 года случился рецидив. В декабре 2014г., когда порядка 60 крестьян пытались воспрепятствовать рабочим рудника возвести ограждение на землях спорных сельхозугодий, полицейскими была застрелена 56-летняя женщина. Власти утверждали, что пошли на такой шаг после того, как от камней и рогаток сельчан погиб офицер, а еще двое полицейских получили ранения. Произошедшее буквально взорвало страну. Демонстрации против жестокости властей в Летпадауне прокатились по всей Мьянме. Студенты, монахи, оппозиция маршировали по улицам крупнейших городов, устраивали акции протеста у посольств и консульств Китая. Вот пример одного из таких шествий в Мандалае.

 

Во всей этой истории активно участвовала раскрученная западными медиа мьянмарская диссидентка и оппозиционерка Аун Сан Су Чжи, которая, не возражая против медного проекта как такового, обставляла его реализацию рядом условий.

Перу

2015г.

Прошлый год принес гордой южноамериканской стране кровопролитные выступления против строительства сразу двух медных рудников. Протесты против медного проекта Тиа Мария стоимостью $1,4 млрд в провинции Айла в прибрежной части Перу, не утихавшие с марта по сентябрь, привели к гибели 3-х протестующих и одного полицейского. Против добычи меди выступали местные крестьяне, опасавшиеся влияния пыли от карьерных взрывов и загрязненных вод на урожайность возделываемых культур. Поначалу протестующим противостояла только полиция, действия которой красноречиво представлены в видеорепортаже.

После осенней вспышки насилия для подавления фермерских протестов дополнительно были развернуты более 4000 военнослужащих.

А 29 сентября столкновения между полицией и местными жителями произошли на руднике Лас Бамбас в регионе Апуримак. Лас Бамбас, стоимость инвестиций в который оценивается в $ 7,4 млрд, обещает стать одним из трех крупнейших медных карьеров в мире. Протестующие требовали экологических и социальных гарантий при разработке месторождения. В протестной акции приняли участие около 15 000 человек, против которых перуанские власти направили 1 500 полицейских и 150 солдат. В итоге 4 человека были застрелены, еще 17, среди которых 8 полицейских, оказались в госпиталях с ранениями различной степени тяжести. О масштабе без преувеличения боевых действий дает представление репортаж из самого эпицентра трагических событий.

 

Но уже в начале 2016г. министр энергетической и горнодобывающей промышленности Перу Роза Ортиз заявила, что переговоры с лидерами общественных объединений, которые протестовали против запуска предприятия, в конце концов оказались положительными, и Лас Бамбас даст первую медь уже в феврале, увеличив производство меди в стране сразу на 65%.

Аризона (США)

2015г.

Протест апачей против появления крупнейшего в Северной Америке медного рудника к востоку от Феникса был вызван посягательством на священные земли племени. В частности, будущая разработка затрагивает территорию Национального парка Тонто, где индейцы столетиями хоронили своих предков, а также вели заготовки лекарственных трав и прочих дикоросов. Активными лоббистами проекта является группа конгрессменов и сенаторов, среди которых хорошо известный россиянам Джон Маккейн. Их резон – порядка 4000 рабочих мест и более $ 20 млрд доходов госказны. Ради такого гешефта даже было проигнорировано законодательство. Национальный закон об экологической политике предусматривает, что оценка воздействия на окружающую среду, археологических и исторических памятников, а также пространств, считающихся коренными американцами священными, должна быть завершена до выдачи разрешения на землепользование. В данном же случае разрешение было выдано за 60 дней до окончания экспертизы, что вызвало обоснованные подозрения в чистой формальности этой процедуры. Апачи протестовали мирно, разбив палаточный лагерь Обитель Дуба (Oak Flat) на месте предполагаемых медных разработок, где и принимали сочувствующих и представителей прессы. Были еще и 40-мильный двухдневный марш-бросок организации Apache Stronghold от индейской резервации до палаточного лагеря, и пикет возле Белого Дома, на лужайке которого апачи исполняли ритуальные песнопения. Проникнуться их ритмикой можно в процессе просмотра этого видео.

 

Воронежская область

2012-2016гг.

Наиболее острая фаза протестов против разработки УГМК Еланского и Елкинского медно-никелевых месторождений на юго-востоке Воронежской области пришлась на 2012-2013гг. В Новохопёрске, Борисоглебске, Урюпинске и самом Воронеже состоялись многотысячные митинги. В небольших городах они собирали до 85% местных жителей, где, как и в Челябинске, неприятие экологически опасного проекта практически единодушное. В этом губернатор Воронежской области Алексей Гордеев имел неосторожность лично убедиться, прибыв в Новохопёрск на открытие очередного социального объекта.

С того времени по сегодняшний день счет митингов, пикетов и прочих протестных акций идет уже на сотни. Самым громким и скандальным стал массовый митинг, состоявшийся 22 июня 2013г. вблизи Еланского участка. По его окончании более 3 000 человек по главе с казачьим крестным ходом направились к территории геологоразведки, где сломали незаконно, по их мнению, установленный забор. В ходе возникших беспорядков мобильный лагерь геологов был разгромлен, сожжены 3 буровые установки.

В результате инцидента компания понесла ущерб порядка 50 млн рублей. Никто из рабочих, геологов, охраны объекта и протестующих, к счастью, не пострадал. Протестная эпопея в Черноземье не закончена до сих пор. Ее мотором является движение «Стоп-Никель», чьим примером во многом вдохновляется челябинский «Стоп-ГОК». И похоже, у его воронежских коллег замаячил свет в конце тоннеля. Во всяком случае, цели движения в начале февраля 2016г. неожиданно обрели союзников в высших эшелонах власти. Против никелевых разработок в Прихопёрье выступило Министерство сельского хозяйства РФ. Резолюцию по этому поводу министерство вынесло после обращения уполномоченного по правам человека РФ Эллы Памфиловой к президенту РФ и перенаправления документа на рассмотрение в соответствующие ведомства. Памфилова в своем обращении упирала на то, что в условиях санкций и экономических проблем чернозем является стратегическим ресурсом для сельского хозяйства и проект по добыче никеля, угрожающий этому ресурсу, нужно остановить.

Глядишь, до Кремля в скором времени дойдет и та простая мысль, что город-миллионник с колоссальным промышленным потенциалом, является не менее значимым стратегическим ресурсом для страны, чем чернозем. И закладывать в 28 км от него мощную техногенную бомбу, мягко говоря, не разумно.

Изображение: www.mining.com (протесты против проекта Тиа Мария, Перу, 2015г.)

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter