Конфликт из-за породистой кошки не только выявил пробелы в законодательстве, но и привлек внимание к довольно закрытому и почти полностью теневому бизнесу на животных

Конфликт из-за породистой кошки не только выявил пробелы в законодательстве, но и привлек внимание к довольно закрытому и почти полностью теневому бизнесу на животных
Новость

29 июля 2013, 02:01
Делить права владельцам породистой кошки и владельцу челябинского питомника пришлось в суде.

На прошлой неделе в Челябинске завершился очередной этап необычного процесса, предметом которого стало породистое животное – кошка сибирской породы. Истец – владелец челябинского питомника «Сибирское княжество», потребовал вернуть себе кошку, которую в декабре 2010 передал челябинской супружеской паре Денису и Ирине. Требование было обосновано тем, что по его словам, животное передавалась на особых условиях – право собственности на котенка якобы оставалось за ним, как впрочем и право решать вопросы по организации вязки животного и распределять приплод. Также истец утверждал, что согласно устной договоренности, хозяева обязаны были вернуть ему животное по первому требованию и обосновывал свои права тем, что спустя три года после передачи у него на руках по-прежнему оставалась родословная кошки. Ответчики, в свою очередь, показали, что документы на животное хозяин питомника не передал им в момент сделки, ссылаясь на поломку принтера. Что в момент передачи заводчик получил за животное оговоренную сумму в 25 тыс. руб. И что сама сделка не была оформлена документально.

Собственно, претензии у заводчика возникали уже тогда, когда животное из домашнего любимца превратилась в выгодную, и что важно, возвратную инвестицию. За три года хозяева кошки несколько раз за свой счет выставляли ее на выставках, рекламируя не только питомца, но и сам питомник. Более того, для участия в подобных мероприятиях в клинике известного челябинского защитника животных Карена Даллакяна кошке был вживлен электронный чип, в котором было указано имя владельца – Ирины. Впоследствии, в судебном разбирательстве сам Даллакян показал, что сделано это было с согласия заводчика. Так или иначе, к моменту первой вязки титулованное животное ценилось довольно высоко. И когда в феврале 2013 г. Ирина и Денис получили от кошки уже второе потомство, истец обратился в Калининский районный суд Челябинска с иском об истребовании кошки и котят.

В первой инстанции требования истца удовлетворили полностью, обязав ответчиков передать и животное и четырех котят заводчику. Однако, областной суд решение изменил и обязал ответчиков передать истцу только кошку. Котятами же ответчикам разрешено пользоваться по их усмотрению, поскольку в соответствии с положениями статьи 136 ГК РФ, поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании. И в том и в другом случае судьи руководствовались в первую очередь статьей 139 ГК РФ, которая фактически уравнивает животных с прочими видами имущества. И логика их вполне понятна – особых норм права, регулирующих вопросы, связанные с имуществом одушевленным, в ГК просто нет. Да и судебные дела по подобным спорам в России крайне редки – вряд ли обзор практики сможет выявить более десятка таких процессов за последние десятилетия.

Между тем, судя по решению челябинского суда, логика которого напоминает логику кота Матроскина из знаменитого мультфильма, необходимость подобных норм давно назрела. Ведь продажа и разведение породистых кошек давно превратились в бизнес. Причем, судя по обстоятельствам, озвученным в ходе судебного разбирательства, бизнес почти полностью теневой, и при этом весьма доходный и высокорентабельный. В последнем убеждают результаты судебной оценки стоимости «кошки раздора» и ее потомства – согласно заключению оценщика, нанятого истцом, рыночная стоимость спорной кошки составила 108,5 тыс. рублей, каждого из котят - 50 тыс. 375 рублей.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter