Челябинск может остаться без питьевой воды

Челябинск может остаться без питьевой воды

21 октября, 06:30Общество
Расследование «Курса дела»

После закрытия городской свалки миллионный город вывозит весь мусор в поселок Полетаево. Но и этот полигон уже переполнен. А из-за бездействия властей грунтовые воды грозят отравить единственный питьевой источник Челябинска – Шершневское водохранилище.

Свалка в центре мегаполиса

Челябинск, прямо скажем, чистым городом назвать сложно. Миллионный мегаполис, отягощенный десятками промышленных предприятий, обречен дышать смогом и выхлопами машиностроительных заводов и металлургических комбинатов. Да еще и вдруг свалившаяся на головы челябинцев «дорожная революция» лишила город почти 40 процентов зеленых насаждений.

И на этом фоне всплыла еще одна яркая проблема – городская свалка.

…Так уж сложилось исторически, что бытовой, строительный и промышленный вывоз мусора в Челябинске вывозили на территорию в границах самого города. С 1947 года всю гадость свозили на промплощадку между Калининским и Металлургическим районами – поближе к отвалам металлургического предприятия.

За десятилетия город разросся, отходов стало несоизмеримо больше. За свалкой, конечно худо-бедно следили, утрамбовывали тяжелой техникой, пересыпали землей, но периодические пожары, стаи грязных птиц, вонючий ветер радости разросшемуся мегаполису не добавляли.

За годы существования свалки в Челябинске на ее 70 гектарах высота мусора составила до 45 метров, а срок ее службы, который по закону не должен превышать 25 лет, превзошел все мыслимые границы.

В конечном итоге вопрос стал ребром: свалку почти в центре города необходимо ликвидировать.

Благодаря усилиям экологов и активистов проблема утилизации и рекультивации городской свалки Челябинска дошла до самого верха – президента страны. Под обращением главе страны свои подписи поставили 56 тысяч жителей южноуральской столицы. Владимир Путин распорядился решить вопрос в кратчайшие сроки.

Бывший губернатор Борис Дубровский взял под козырек и приказал подчиненным выполнить высокое поручение.

Вскоре бывший глава МУП «Горэкоцентр», которое контролировало и отвечало за свалку, Игорь Галичин отрапортовал начальству о закрытии городской свалки, о чем во всеуслышание и было доложено счастливому народу. Но на самом деле это было обманом.

Машины с коммунальным мусором как ездили на свалку, так и продолжали ездить.

Решение проблемы в свои руки вновь взяли эко-активисты. В сентябре 2018 года они поставили на городской свалке свою будку, чтобы круглосуточно контролировать исполнение обещаний о закрытии полигона. Экологи просто записывали количество и номера машин, которые привозили мусор. В сутки их количество доходило до шестиста. Причем, расчет за сброс отходов производился наличкой. По скромным расчетам общественных экологов, этот мусорный бизнес в год приносил прибыль примерно в 300 миллионов рублей. Безо всяких квитанций и налогов!

Только после акции экоактивистов дело сдвинулось с мертвой точки: на въезде на свалку стали дежурить сотрудники ГИБДД, которые заворачивали все мусоровозы.

Сомнительная альтернатива

Однако миллионному городу как-то надо было избавляться от своих отходов. Мусороперерабатывающего комплекса, в отличие от кучи промышленных предприятий, в Челябинске нет. Стоит это дорого, в бюджете на эти цели средства не предусмотрены.

Поэтому водители мусоровозов после закрытия городской свалки предпочли сбрасывать отходы либо на ближайших, но уже переполненных, полигонах – например, в Копейске или Урефтах, либо, чтобы не тратиться на топливо, просто в чистом поле или ближайшем леске.

Гром не грянет – мужик не перекрестится. Это народное изречение как нельзя лучше характеризует челябинские власти. Только после окончательного закрытия городской свалки в сентябре прошлого года руководители региона вдруг встрепенулись: куда ж теперь вывозить все отходы?

Областные минэкологии и Росприроднадзор начали смотреть по сторонам. И выяснили, что единственный полигон для мусора, обладающий всеми необходимыми документами, располагается в Сосновском районе, в Полетаево.

Но опять незадача. Во-первых, полетаевский полигон – частное предприятие. Он принадлежит выходцу из Златоуста, депутату Кременкульского сельского поселения Алексею Кожевникову (хотя земля официально записана на его супругу Ларису), который владеет им вместе со своими коллегами – Ахметзяновым и Гусевым. Так что муниципальные и областные власти на эту территорию прав не имеют.

Во-вторых, территория этого мусорного полигона рассчитана лишь на нужды Сосновского района – всего лишь 22 тысячи тонн отходов в год. Этот объем мусора ежегодно дают всего лишь 65 тысяч человек, но никак не более миллиона жителей Челябинска.

В-третьих, полетаевский полигон уже переполнен, принимать новые отходы просто не в состоянии. К тому же чисто технически он оставляет желать лучшего: на мусорных кучах, которые сегодня уже выросли до 3-4 метров, работает один хиленький тракторишко, свет подается от генератора, который запускают только для важных комиссий и проверок.

В-четвертых, министерство экологии Челябинской области брало этот полигон в аренду всего на 11 месяцев. Срок уже истек.

И, наконец, главное – эта земля вместе с полигоном уже продана московскому Центру коммунального сервиса. Об этом на публичных слушаниях в сентябре 2019 года заявил региональный министр экологии Сергей Лихачев, а чуть позже эту же информацию на пресс-конференции в одном уважаемом издании подтвердила председатель общественной организации «Народный контроль» Ирина Труш.

Мусорный тупик

Если говорить конкретно, то место для полетаевского полигона, расположенного, кстати, на территории Шершневского охотхозяйства, изначально выбрано крайне неудачно. При его создании было срезано огромное количество плодородной мелиоративной земли. При оформлении документов власти Сосновского района намеренно скрыли, что на территории будущего полигона пролегает геодезический водораздел, который уходит, с одной стороны, в район Полетаево и поселка Трубный, а с другой, – в сторону Шершневского водохранилища. При этом весной, в период паводка, грунтовые воды поднимаются всего лишь до двух метров к поверхности. Стало быть, отходы мусорного полигона напрямую загрязняют воду основного питьевого источника Челябинска.

Кроме того, рядом с полигоном расположены два садовых товарищества. А это почти пять тысяч участков, на которых садоводы используют отравленные свалкой грунтовые воды. И плюс чайки и вороны, которые круглый год обитают на полигоне, но летают во все близлежащие населенные пункты, а также на Шершни.

Как показывают расчеты ученых, «период времени добегания потенциального загрязнения по речной системе» от полетаевского полигона до Шершневского водохранилища составляет менее пяти суток, а «самоочищающая способность реки Миасс… не сохраняется, что является недопустимым».

Еще более пессимистичные выводы делает региональное Нижне-Обское бассейновое водное управление в лице его заместителя руководителя Владимира Середы: «Несмотря на то, что размещение полигона ТБО в указанном месте (в Полетаево. – Прим. авт.), в целом, соответствует требованиям законодательства РФ, создается угроза безопасности водоснабжения при эксплуатации водозаборов… Расположение полигона ТБО может повлечь за собой экологическую катастрофу, которая оставит без питьевой воды более 1,5 млн. человек».

– Окна моего дома выходят прямо на полигон, – рассказывает эколог, депутат Полетаевского сельского поселения Юлия Кудашова. – Жить невозможно! Чтобы как-то утрамбовать мусорные отвалы, руководители полигона постоянно устраивают поджоги. Нас замучили вонь, пепел, разлетающийся мусор.

Юлия Николаевна высказывает парадоксальную, но не бесспорную мысль: челябинскую свалку закрыли… преждевременно. По ее утверждению, Челябинску нужно «всего-то» 20-25 миллионов рублей, на которые можно построить современный комплекс по переработке мусора. А в случае сортировки отходов – строительных, бытовых, медицинских и т.п. – на нынешние свалки и полигоны вывозилось бы не более десяти процентов мусора, который доставляют сюда сегодня.

В настоящее же время в Челябинске сложилась патовая ситуация. Городская свалка закрыта. Полетаевская – переполнена. Полигоны в Урефтах и Чишме – далеко от города, к тому же расположены на федеральной трассе. На территории Красноармейского района создать мусоросборное предприятие не позволяет санитарное законодательство.

На все претензии общественников и экологов власти города заявляют, что ищут под полигон новое место. Но что-то особого рвения чиновников не заметно. А мегаполис тем временем может погрязнуть в мусоре и остаться без питьевой воды…

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter